?

Log in

No account? Create an account
[reposted post]Печальная футбольная сказка
ЖЖ Украина
ibigdan
reposted by vli1910
Помните почти волшебную, сказочную победу сборной Дании на Евро 92. У этой сказки есть и другая сторона, но она не веселая, более того страшная, но божественная.

В 1992 году по политическим причинам сборная Югославии была отстранена от участия в турнире проходившем в Швеции. Это событие типичный "Черный лебедь", привело к тому, что не попавшая на турнир и проводящая в отпуске на курортах сборная Дании, была приглашена заменить югославов.

По началу никто в Дании не поверил в эту новость, все думали розыгрыш. Потом не верил в это тренер датчан Рихард Меллер-Нильсон, позже когда уже стало ясно, что это не розыгрыш, стали собирать датских футболистов со всех курортов мира, дело это было очень сложное, хотя бы потому-что и футболисты думали, что это розыгрыш и вешали трубки. С большим трудом тренеру удалось уговорить футболистов прибыть в расположении сборной. К примеру Михаэль Лаудруп не приехал, он, конфликтовал с тренером, и не хотел прерывать свой отдых, тем более все в мире понимали, что Дания едет на турнир в качестве статистов.

Это понимал и Меллер-Нильсон, поэтому он попросил футболистов не прерывать отдых, так как после трех игр каждый смог бы продолжить его. У команды не было ни плана тренировок, ни анализа соперников, вообще ничего не было. Идея была в том, что выйдем на поле, коснемся мяча, а там видно будет, что делать дальше.

Так же от чемпионата первоначально отказался Ким Вильфорт, причина ужасна, его маленькая дочь умирала в больнице для больных раком. Тренер и команда понимали в каком ужасающем положении находится отец Вильфор. Ему было предложены любые условия, какие он сам выберет. Он отказался. Но, больной девочке стала лучше, и она и вместе с женой Кима, попросила его поехать на чемпионат. Тренер Нильсон, разрешил Вильфорту после матча сразу возвращаться в Данию, благо все было очень близко.

читать дальшеCollapse )

[reposted post]Интересный пост и комменты к нему
ЖЖ Украина
ibigdan
reposted by vli1910


Комменты под катомCollapse )

Доброе утро, Вьетнам! Август.
vli1910
Приближается День Независимости Украины и предсказуемо началось обострение. С помощью таких обострений уже можно с уверенностью предсказывать ключевые переговоры, государственные праздники и когда с той стороны границы пригорает от очередных санкций.

Потому, что если рассматривать с тактической точки зрения, ну что может произойти, например, в Приморье, где снова заполыхало? Срежут плацдарм за Кальмиусом или возьмут Дерзкую наконец, насыплют два десятка пакетов, сожгут курятник и десяток машин, заправлявшихся там? И что дальше? Расстояние от Широкино до Новоазовска — 23 километра, это полчаса неспешной прогулки на автомобиле или несколько суток наступления бригады (это преодолевая достаточно ожесточённое сопротивление). Какие задачи будут решены со взятием Новоазовска или для той стороны Широкино? Перестанут летать БПЛА и наводить артиллерию на тактический тыл, перестанут приезжать на деплоймент снайперы и по каждой водовозке выпускать ПТУР по цене квартиры, перестанут выезжать танки накинуть два десятка снарядов по опорному пункту и уйти до прихода «обратки»? Так это можно делать и на десять километров восточнее или западнее — хоть до Днепра или границы РФ. Это же касается остальных участков фронта. Ни локальные наступления формата роты, ни бои бригадного уровня за районный центр, ни серьёзное наступление а-ля 2014 год не помогут остановить войну, пока Кремлю не надоест нести издержки за неё — это аксиома.

Обострение у нас — это вещь в себе, живущая отдельно от тактической обстановки. Ну на линии соприкосновения, конечно, идёт возня за посадки, включается режим «метро», обкапывая вражеский ВОП, набегают «в гости» малые группы, особенно в «зелёнке» или дефиле Донца. Но и только. Обе стороны играют мышцами, показывая на видео, как разворачивают «Ураганы», «Смерчи», производят самодельные ракеты (IRAM). Это острый соус к переговорам — смотрите, у нас есть потенциал для обострения, мы можем сделать вашу жизнь невыносимой, если потребуется. Ведь, несмотря на истории о том, что кто-то там обезопасил Мариуполь, а кто-то добился школьного перемирия и Донецк, и Горловка, и Луганск, и Авдеевка, и Мариуполь по-прежнему в радиусе поражения.

Ну так вот сложилось, что если можно сделать пуски по Краматорску, то и по остальным до сих пор тоже можно — ничего личного, просто география. Десяток украинских артиллерийских бригад, конечно, могут превратить застройку с той стороны в плесень и липовый мёд, но нет ни одной задачи, которую мы могли бы решить таким образом. Даже не факт, что беженцев в Россию отправится больше, чем к нам, судя по движению через пункты пропуска. Мы бы отметили, что, к счастью — в том числе и для тех, кто живёт в красной зоне, — у руля Украины — 2018 стоят не Ельцин и Путин, иначе из рассказов про карателей, вымучиваемых по телевизору, они бы переехали в подвал доедать собак уже очень давно.

О нашем марафоне в плане финансов. Экономика Украины в третьем квартале выросла до 3,6%, а РФ заявляет 1,6% — это стагнация, несмотря на благоприятную цену за баррель. Прогноз на 2019 год — 1,4%, снижение в связи с подъёмом НДС. Любая попытка всерьёз надавить на фронте выльется в новый пакет санкций, оставив на сладкое платёжные системы, нефть в обмен на продовольствие и операции с государственным долгом в случае попытки «принуждения к миру» при помощи авиации. Ни один Донбасс или «страдающие народы Горловки» не стоят такой цены для Кремля. Серьёзность Запада запросто могут подтвердить в Крыму, где начали падать камни с неба на Visa и MasterCard, и законопроекты по «Северному потоку – 2». Так что их надежда — турбулентность во время избирательного процесса и специальные операции, а не танковые клинья. Нужно быть готовыми к подобному сценарию развития событий.

Хотя грохочет по всей линии соприкосновения, а особенно на юге довольно активно. С одной стороны, легко говорить правду, что это шоу, маскировка к специальным действиям перед выборами в Украине. Сейчас десятки тысячи бойцов информационного фронта получают ТЗ — рассказывать о параде, когда на фронте стреляют, об олигархах и о том, кому война выгодна. Помогать этому всему делу будут специальными действиями: обострениями на фронте, попытками морской блокады, заведением агентуры РФ в органы власти. С другой стороны, от этого не легче сидеть под российскими пакетами реактивных снарядов и слушать истории, как вот-вот из месяца в месяц сюда зайдут миротворцы ООН. Но надо это чётко осознавать, говорить или писать, озвучивать: позиционная кампания на сегодня — меньшее зло. Нам требуется стойкость и терпение, много стойкости и терпения.

«Грады» прилетали по Светлодарской дуге — ну как же «хлебные» и «школьные» перемирия без старого доброго пакета (кстати, впервые за несколько недель)? Думаем, что в преддверии праздника нас поздравят ещё не раз, как было все эти годы. Столкновения крайне усилились на приморском направлении и 17 августа, и раньше. Если в центре «подковы» застройка, единая система огня из пригородных посёлков, высот и терриконов, а каждое обострение делает больно, в том числе и бюджету непризнанных «республик» (добавляя их полумёртвому ЖКХ работы), то у Кальмиуса в паутине посадок можно пошалить вполне дёшево и сердито. Идут бои по линии Широкино – Водяное – Гнутово – Павлополь – Чермалык. Плацдарм за рекой и посёлки в дефиле под огнём миномётов, крупнокалиберных пулемётов, АГС. Частенько подключаются бронемашины набросать из-за «зелёнки». 122-миллиметровые — эпизодически, в основном по тактическому тылу, дальних прилётов на 15–20 км не было уже давненько. Формат боёв тот же: миномётный обстрел под Чермалыком, беспокоящий огонь из ЗУ и гранатомётов, рейдовые действия малых групп, не только набивших оскомину ДРГ, но и сапёров, рекогносцировки, постов на НП и в «секретах». Война между окопами продолжается, забирая ресурсы и унося жизни.

Удивительно тихо после летнего обострения под Горловкой — ничего громче миномётов и СПГ, крайне эпизодически прилетает крупный калибр. Вероятно, проба на зуб с высыпанием сотен снарядов с обеих сторон показала, что возиться за пригороды — дорого. По слухам, противник после захода ВСУ вдоль речки Железной, боёв за террикон и стычек почти в частном секторе ввёл в Горловку кадровые российские части. После обмена снарядами стало ясно, что ни они не сдвинут нас из Чигерей и Южного, ни мы не сможем закрепиться на терриконах, не «утюжа» город. Ожидаемо всё стихло и продолжается на уровне стрелкотни да попыток завести ракету от ПТУР в амбразуру — подразделения окапываются и ведут сапёрную подготовку на новых позициях. И по фасу Донецка, и на Бахмутке, и по направлению к Крымскому — перестрелки, беспокоящий огонь, снайперская работа. Сбит очередной БПЛА российского производства — такого типа аппараты закупала ФСБ ещё в 2015 году.

По поводу пусков «Нептуна». Это большой шаг вперёд, но нужно избегать эйфории в риторике. Даже если мы начали интегрировать в болванку ГСН и получили новые показания телеметрии, до серии ещё месяцы работы и многие миллионы долларов денег. Шутить про взорванный крымский мост весело, до тех пор, пока не вспомнишь, что у россиян 44 пусковых комплекса «Бал» с той же ракетой Х-35, которая летает добрый десяток лет и которую активно продают за рубеж, в Венесуэлу. Шутки и троллинг — это весело, но к вопросам перевооружения стоит подходить, как к хирургической операции. Берём деньги, вырезаем фурункул, живём дальше нормально и не думаем о проблеме. Наша задача не догнать и перегнать РФ — это объективно нереально, пока у них не отвалится очередная Казань. Наша задача — сделать попытки надавить на нас силой насколько дорогими, что это занятие оставляют ещё на этапе планирования. Создание противокорабельных ракет на протяжённом побережье двух морей в стране, критически зависящей от экспорта зерна и металла — вопрос национальной безопасности, и его нужно решать в рабочем порядке.

На репетиции парада засветились «Варты», на которых разместили расчёты «Дротиков» и БПЛА (ещё в прошлом году их передавали уже в ВСУ».




Каждая бронированная машина «Варта» на параде 24 августа будет укомплектована Javelin и боевым модулем с украинскими ПТРК «Стугна». Фото: AUTO-consulting
Естественно, что это не их штатное место, но глупо было бы пускать ребят пешком с вьюками и ящиками. Во время визита Турчинова на КБ «Луч» засветился противотанковый модуль от турецкого Aselsan с тепловизором, четырьмя ракетами Р-2С и пулемётом. Он именно противотанковый, пулемёт здесь просто для самозащиты машины. До этого модуль испытывали на полигоне, включая ночные стрельбы. Заявлена совместимость и с «Казаком», и с «Вартой». Если учесть, что только в НГУ в 2017 году было отгружено 73 «Варты» и «Казака», а ещё были поставки десятков машин в ВСУ (кроме того, было интервью министра обороны Украины, что именно на эти платформы будут монтировать ПТО-вооружение), то мы имеем замену для старичка 9П148. Это, конечно, не «Штурм–С» с его 1865 мм высоты, у «Варты» профиль 2700 мм. Существует опасность, что в него самого прилетит, но тепловизор и ракета, способная поражать до 5 км, дают возможность оперировать из глубины боевых порядков, с подготовленных позиций или ночью. В любом случае бронированная платформа — это не вьюки на спине и не бортовое авто.

Многие зациклились на САУ «Богдана» или возможности Украины в скором времени произвести оперативно-тактические ракеты, а среди парадной техники и так мелькает достаточно немало приятных моментов: Т-64 БВ, модернизированные тепловизором и цифровыми рациями; десятки бронированных «Хамви» от «Практики»; РЛС 1Л220УК «Зоопарк–2» — контрбатарейная отечественная станция, способная засекать артиллерийскую стрельбу до 30 км. С поставкой двух последних РЛС AN/TPQ-36 у нас их 11 штук — самая крупная группировка вне США, включая союзников по НАТО, страны Залива, Иорданию и Турцию, с которыми работают десятки лет.

Чуть более чем через месяц мы получим следующую партию «Дротиков», десятки канадских снайперских винтовок и, скорее всего, пакет в сегменте ПВО — неясно только ли РЛС или что-то из «летального». Продолжается создание контуров из РЛС и БПЛА, цепочек спутниковой и тропосферной связи на оперативном и стратегическом уровнях, опускается «цифра» ниже, на уровень взводов.

С каждым месяцем территории на востоке деградируют всё больше. Любой, кто захочет у себя дома «русский мир», может приехать под Горловку и пожить на среднюю по «республикам» зарплату и по «комендантскому часу», чтобы понять, как он любит Украину.

С каждым месяцем цена, которую заплатит агрессор в случае второго раунда, возрастает и делает его возникновение всё более туманным. Сейчас мы находимся в положении Южной Кореи, только нам противостоит не Север с его промышленностью и китайским кулаком в заднице, а узкая полоска деградирующей территории, с кулаком страны, которая пребывает в стагнации из-за санкций.

Рано или поздно Кремль сделает правильный выбор. Вопрос только в издержках, которые он понесёт в результате своих действий. Наша задача — продолжать модернизировать свою страну и становиться сильнее. Эта задача не меняется с 2014 года.

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Мы победим.
https://petrimazepa.com/dobroe_utro_vetnam_avgust_2018_go

Доброе утро, Вьетнам! Что там за поребриком. Август.
vli1910
«Введённые США и их союзниками финансовые и технологические санкции в отношении российских энергетических компаний обозначили проблему уязвимости и зависимости отечественной энергетики от иностранного капитала и иностранных технологий, оборудования, программного обеспечения… По ряду направлений эта зависимость создаёт серьёзные проблемы. В первую очередь это касается нефтегазового сектора».

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, 3 августа 2018 года

Судя по звукам, доносящимся из-за поребрика, животным становится больно, они визжат и вырываются, а риторика о том, что ограничения полезны для экономики РФ, уходит в прошлое даже уже из внутреннего потребления. На фоне роста пенсионного возраста, роста НДС и кредитования государственных компаний деньгами пенсионного фонда, визг становится особенно остро различим и доставляет немалое эстетическое удовольствие. С одной стороны, это не слишком хорошо — санкции заставляют россиян модернизироваться, решая проблемы по-живому (те же проблемы с трещащей по швам солидарной системой ожидают и Украину). С другой — санкции действуют даже там, где многие бы никогда не ожидали. Например, рост НДС ударил по клиникам, которые вполне массово отказываются от закупки томографов, кардиостимуляторов, УЗИ, причем, отказываются так, что производители подают челобитную главе министерства финансов. А всё потому, что раньше медицинская техника облагалась по льготной ставке, в 2017-м её сделали 18%, а сегодня получайте 20% на общих основаниях. Хотите новый кардиограф и подлечить сердце? Обратитесь в министерство Крымнаша.

Также рост НДС — это однозначный рост коммунальных платежей. Или сто миллиардов потерь компаний в сфере ЖКХ или закладка роста в платежи, или добро пожаловать в закрома Родины. Правда, Родина как сумасшедшая скупает доллары, превращая их в ЗВР, ведь под санкциями весело и приятно сидеть на мешках с деньгами, ибо кто знает, что будет завтра. Поэтому дорогие россияне снова заплатят за свои имперские чаянья рублями из своих кошельков. Хотя кто сказал, что империя это дёшево? Спасать народы Луганска и Донецка, помогать простым сирийским крестьянам и содержать парня из Абхазии — это почётно, хоть и дорого. Правда, в бюджете заложена цена бочки в 40 с копейками за баррель, а он стоит за 72 — это потенциально 370-390 млрд дополнительных денег, которые в этот же месяц отправляются в ЗВР. Ну не в свою же экономику их пускать, право слово, и не превращать в витрину оккупированные территории — там люди ещё немного побудут смазкой для восстановления величия страны за 5000 рублей.

Поэтому тут тоже две новости — плохая, что запас прочности у противника сохраняется, а хорошая, что деньги, которые могли бы пойти на развитие экономики, идут на военные проекты Путина и консервируются в ЗВР. Хотя на фоне опросов о том, что 80% российских компаний планируют поднимать цены из-за НДС и валютных интервенций, давящих на рубль, кто же у нас снова достанет деньги из кошелька, мои маленькие любители твёрдой руки? Правильно, приз уходит в провинцию, где люди на 22 тысячи медианной зарплаты неистово побеждают укропов и ИГИЛ, помогают реформировать армию на форумах и убегают в ток-шоу от суровой реальности. От подъёма пенсионного возраста, от «антитеррористического сбора» в многоквартирных домах (где по проекту закона управляющие компании обяжут устанавливать специальное оборудование), от налога на придомовые владения (заплат за баньку и туалет и спи спокойно).

Кстати, прошлогодние шутки про миллиарды в казначейских бумагах США заканчиваются — слишком хорошо дорогие российские партнёры поняли намёк с «Русалом», группой «ГАЗ» и точечными санкциями по уважаемым людям. Поэтому ЦБ РФ сократил вложения в американские госбумаги с 96,1 млрд до $47,5 млрд — самое интересное, что деньги не всплыли внутри страны, то есть их хаотично перепрятывают, в ожидании очередного пакета санкций. Вполне логично — если США могут нокаутировать сектор российской экономики несколькими росчерками пера (до консервации завода «Русала»), то стоит опасаться и за государственный долг, и за ценные бумаги. Тем более, параллельно замелькали сообщения о том, что, например, Федеральная антимонопольная служба США готова лишать разработчиков их исключительных прав на интеллектуальный продукт — от книг и компьютерных программ до названия компаний, ну вот скверная в России ситуация с пиратством, ну что ты будешь делать.

Растёт вывод частного капитала из РФ — с января по июнь 2018 года свыше 24 млрд долларов выведено из страны, рынок ощущает приближающуюся грозу и реагирует, системные предприятия сокращают своих сотрудников — только на одном «Уралвагонзаводе» могут сократить до 15 тысяч людей. Намерения по пятому пакету вполне прозрачны, на одних новостях о нём российской экономике нездоровится. А что вы себе думаете — санкции на суверенный долг, тотальный запрет на выдачу лицензий гражданам и юридическим лицам США на работы в энергетическом секторе РФ, санкции против системных банков, создание отдела по цифровой экономике и киберпространству (а там непаханое поле деятельности для ущемления яиц от криптовалюты до партнёрских программ и отмывания денег). США верны своему курсу постепенного повышения ставок — усиление давления, оставление лазейки и возможность сохранить лицо, время на адаптацию, затраты на обхождение ограничений или фиксация убытков, новый пакет.

Так экономика РФ находится в затяжной стагнации, а реакция рынка на угрозы часто превосходит сами угрозы — все помнят, как Абрамович бегал по Европе в поисках паспорта, а Дерипаска потерял до трети состояния. И всё это великолепие разогревается новостями о постройке в ЕС от 9 до 11 терминалов, способных принимать танкеры с СПГ — за европейские средства или в виде консорциума с целью диверсифицировать зависимость от российской трубы (нас это тоже касается, не стоит забывать). Пример Литвы, которая получает половину своих потребностей через реверс из Польши американского газа, намекает, что это не утопия и не беспочвенные фантазии. Планы вполне реализуемы — сеть газопроводов, соединяющих терминалы на севере (Дюнкерк, Брюгге, Бретань, Свиноустье) с югом (Картахена, Барселона, плавучий терминал в Италии, Греция и Турция). Дальше выдавить с рынка россиян дело техники — системные санкции против энергетического сектора РФ, против «Северного потока–2» или давление за агрессию в Украине. Можно часами говорить о том, что санкции не работают, но ни в Крыму, ни в Донецке нет системного российского бизнеса, банков, операторов связи, а аресты имущества «Газпрома» в рамках Стокгольмского арбитража проходят по всей Европе, отсекая монополиста даже от внешнего кредитования — всё работает как часы.

А что же правительство РФ? А правительство РФ продолжает бряцать оружием. Дополнительные 63 миллиарда рублей в армию. 29 миллиардов силовикам — национальной гвардии, полицейским и ФСБ. Рост на четверть средств в модернизацию ВПК и НИОКР. Саги в СМИ о финансировании государственной программы рождаемости, постройке моста на Сахалин — это прекрасно, но реальность проста – экономическая стагнация (рост экономики у «распадающейся Украины, которой больше нет» в 2018 году происходит быстрее, чем у великой России). Но при этом продолжается масштабное перевооружение, инфраструктурное строительство для вооружённых сил, постоянная тасовка организационно-штатной структуры. В ВДВ РФ разворачивают танковые роты в батальоны — туда идут модернизированные Т-72 Б3, КШМ, подразделения усиливаются ствольной буксируемой артиллерией. Также разворачивается новый танковый полк в 11 корпусе в Калининграде, вероятно, как реакция на формирование польской танковой дивизии и планы Войска Польского модернизировать более 500 танков (не без помощи ВПК Украины). Планируется воссоздание 9-й мотострелковой дивизии (вообще, перевод на дивизионную с бригадной структуры прошел с размахом), 127-й дивизии, создаётся с ноля танковый полк в Смоленской области. Достроен и сдан центр обучения Сухопутных войск в Мулино — через него в год планируется пропускать по 25-30 тысяч человек личного состава. Сдан очередной бригадный комплект ОТРК «Искандер», поздней осенью планируется второй. Формируется военно-политическое управление (если примитивно, то политруки, хотя его задачи несомненно шире), его руководителем назначили генерал-полковника Андрея Картаполова, который командовал группировкой РФ в Сирии. Сдаются объекты в ППД в Южной Осетии, Абхазии, на границе с Украиной, в многочисленных поднимаемых из травы ремонтных полках — не менее 200 казарм, ангаров, модульных городков. Модернизация по мере сил («Штурмы» под ракеты «Атака», ЗРК «Оса», «Грады»), новые самолёты и БПЛА, также активно модернизируя старый парк ВВС.

Подводя итоги. Давление США и их союзников будет нарастать, в ответ на это режим продолжит «окукливание», риторику про кольцо врагов и попытки заставить всё население России платить за игры своими дряблыми мускулами. Грядёт жёсткая экономическая война за европейский газовый рынок, Россия угрожает «страшным конфликтом» в случае вступления в НАТО Грузии и продолжает прокси-конфликт в нашей стране. Системные проблемы российской экономики не решены, им будут резать внешнее кредитование и продолжать давить на энергетический сектор, снижая возможности к бурению, разведке и модернизации добычи углеводородов.

Несмотря на это, благодаря росту цены за баррель и жёсткому накоплению ЗВР запас прочности у РФ на месяцы затяжного противостояния. Глупо было бы рассчитывать, что нападения ячеек ИГ на Кавказе или снабжение 35-тысячной группировки на Донбассе могут вызвать острый кризис в 140-миллионной стране. Надежда на то, что совпадут несколько внутренних факторов с мировым финансовым кризисом или очередным пакетом с невозможностью кредитования существует, но опять же — этот фактор трудно рассматривать как системный. Можно встретить динозавра, а можно не встретить. Пока украинцы, находясь в преддверии выборов, масштабных выплат по государственному долгу и роста протестных настроений с введением требований МВФ по ценам на газ, должны оставаться максимально консолидированными и сильными. За поребриком всё плохо, но у нас ещё огромное количество работы по модернизации своей страны. Есть рычаги сделать агрессору ещё больнее, есть долгосрочные проекты по погружению наших соседей в стагнацию, впереди «газовая война» и новый договор по транзиту — этого достаточно, чтобы с оптимизмом смотреть в будущее. Главное — не забывать такой страшной ценой выученных уроков. Оставайтесь с нами. Мы победим. Рано или поздно.

https://petrimazepa.com/dobroe_utro_vetnam_cto_tam_za_porebrikom_avgust

Новое оружие для Украины.
vli1910
Примерно каждые полгода я пишу статью о том, как идут дела в ВПК Украины в частности и сфере обороны в общем. Ну и, судя по количеству хороших новостей, настала пора очередного выпуска — крайний был ещё зимой.

Естественно, не все новости у нас добрые — мелькали и потерянные на площадке танки, от которых открещивались сразу два ведомства, погибли люди на учениях, были неприятные залёты на фронте. Но, в принципе, мы все уже привыкли к тому, что есть реальность, а есть точка зрения на неё. Особенно это касается вопросов обороноспособности страны в условиях и информационной войны, и финансово-промышленных групп, ведущих жёсткую конкуренцию.

Например, реальность — это то, что происшествий с миномётами 2Б11 «Сани» в ВСУ было 4, а с «Молотами» — 8. Двойное заряжание, разрывы в канале ствола из-за нештатного срабатывания или повреждения взрывателя (на секунду, самым «молодым» взрывателям к 120-мм у нас 29 лет, они за гранью срока хранения). Время неумолимо. Я, например, лично видел красный вышибной заряд в лаке, прогнивший насквозь до капсюля, внутри ржавчина и труха. Если 60-мм мины мы закупаем и начали производить, «ВОГ» производим, то 120-мм мины, кроме небольших экспериментальных серий, — пока мобилизационные запасы дивизий СССР, а это уже определённая лотерея.


Советский возимый миномёт 2Б11 калибра 120 мм
Причина происшествий вполне объяснима: или руки расчёта, которые скручивают флажки и механизмы от двойного заряжания (по разным причинам — экономическим — не смазывают и разбирают согласно наставлению, хотят выдать темп огня здесь и сейчас); или физическое разрушение взрывателя от времени, использования «неродных» взрывателей, а то и комплекса факторов (взрыватель может стать на боевой взвод, даже не будучи проколотым — от удара или разрушения механизма). Но «Молоты» — это смертельно опасная «кустарная» поделка, в то время как «Сани» — это проверенная годами классика, кого не спроси. И никому не интересно, что, например, «Саней» уже в 2016 году, согласно The Military Balance, было всего 200 штук, а с того времени они также активно вырабатывали ресурс и шли на слом, — в то время как серия в 280 штук М-120-15 «Молот» была сдана полностью, и, скорее всего, были ещё заказы. Вполне логично, что там с 2016 по 2018 год в два раза больше ЧП (просто их в войсках уже в два раза больше).


2С12 «Сани» — советский миномётный комплекс, состоящий из 120-мм миномёта 2Б11 и грузовика ГАЗ-66 для его транспортировки
Там, по идее, просто нечему ломаться, это просто копия тех же «Саней». Там нет сложных технологий, новых прицелов, нарезов, затвора. Облупливающаяся краска или кривой шов не могут завести мину в стволе, а навеска или вышибной заряд не приведёт к летальному исходу, если не заведётся взрыватель, но общественное мнение уже сформировано. Причём часто не только в среде людей, видевших «Молот» на картинке, но и тех, кто реально воевал или служил в армии. Хотя, несомненно, мы все ожидаем результатов расследования. Вопрос ведь гораздо шире миномётов — огромное количество украинцев по прежнему ментально живут в 2014 году и считают, что мы не готовимся к войне, затягиваем бесценное время, теряя людей, могли бы сделать больше или движемся не туда. Поэтому параллельная тема нашей сегодняшней статьи, помимо привычных новостей — мифы против реальности в сфере обороны страны. Нам в помощь только «Белая книга», The Military Balance, адекватность и мозги. Никаких секретных инсайдов и тайных знаний, которые могут заинтересовать товарища майора, здесь нет.

Противотанковое оружие
Его всегда не хватает, всегда мало и всегда на месяц конфликта, если начнётся. Это слышал почти каждый, кто интересовался темой. Ну что же, математика — самая честная наука. В ВСУ с 2014 по 2017 год сдали 66 ПТРК. В 2018-м число ПТРК засекретили (вполне логично в связи с передачей «Дротиков», масштабным заказом для формирующихся частей и ТРО). Не будем фантазировать о росте производства, пока нет конкретных фактов — пусть за 6 месяцев передали ещё два десятка пусковых юнитов. Плюс минимум 35 ПУ 3-го поколения, которые зашли к нам в рамках военно-технического сотрудничества от США. 121 пусковой юнит. До войны тоже были закупки, но представим, что именно их мы потеряли в ЛАП и они вышли из строя в результате боевых действий. Зато не забываем о передачах оружия в ГПСУ и НГУ (например, только в НГУ — около 40 ПТРК, начиная с 2014 года). Итого по всем ведомствам — до 180–200 новых ПТРК.

К ним произведено более 2000 ПТУР, что гораздо больше возимого боекомплекта к ПТРК, и это вполне достойная цифра. Кроме того, сдано более 600 ТУР — управляемых таковых ракет, что расширяет возможность танковых батальонов и рот моторизированных бригад к противодействию танкам врага (хотя ими будут оснащать модернизированные машины, а те пойдут в танковые бригады, чтобы не размазывать их по линии). Ну и не забываем о «Барьерах» БТР-3 и БТР-4 (например, в НГУ в 2017-м отгрузили 15 БТР, а в ВСУ — 46 единиц). Число их по всем ведомствам стремительно приближается к 400 штукам. Напоминаю, что Польша, которая активно пересаживается со своих «бовуп» на KTO Rosomak, с 2003 года закупила всего 570 штук, тратя на оборону втрое больше денег на протяжении 15 лет.


БТР-3, оснащённый ПТРК «Барьер»
Кстати, если учесть, что именно КБ «Луч» делает и «Стугну», и «Корсары», и «Барьеры», и «Барьеры-В» для вертолётов, и выдаёт экспортный заказ в Алжир и Азербайджан, и доделывает «пустынную» модификацию украинских ПТРК «Скиф», то оно (КБ) работает почти на грани своих возможностей. Несмотря на это, с боевыми модулями украинских бронемашин (там тоже идёт активная работа под модуль на «Варту» и специализированные ПТО-модели) у нас от 600 платформ, способных нести противотанковое вооружение. Не считая вертолётов, сотен ПТРК советских дивизий на хранении, которыми мы спустя 4 года позиционной кампании разбираем блиндажи на Светлодарской дуге и тратим на рутинные цели вроде водовозок; не считая «Штурмов» и «Конкурсов» на «бардаках»; не считая танков с ВТО — 600 платформ и под 3000 средств поражения. И в конце этого года будет больше, включая ПТРК 3-го поколения, потому что в оборонном заказе был запланирован значительный рост, а следующий пакет на 100 млн долларов от США зайдёт через считанные недели. Можно говорить, что необходимо больше, и стремиться к этому, но не отметить рост на порядок — невозможно. Ну и, конечно, это не «гроб, гроб, кладбище», это многим пора основательно полечить мозги.

Вертолёты
О вертолётах мы писали много, вышла даже отдельная статья — кто хотел, тот причастился. Так вот, направления для точек роста тут два. Ставить на крыло хранение, модернизировать и ремоторизировать машины с транспортных до суррогатных Ми-8МСБ-В, с голых Ми-24, «химиков» и командирских модификаций до ПУ-1, а позже до всепогодных и ночных. Плюс закупать новые модели за рубежом, как делают, например, грузины в сфере ПВО, не ожидая секретных разработок отечественного ВПК, не знающих аналогов, по две чайные ложки в год. Что, к слову, благополучно и делается. Например, только за 2017 год сдано 12 машин. Среди них есть как и Ми-24 ПУ-1, так и Ми-8МСБ-В. Плюс нашумевший контракт с французами на 55 многоцелевых машин — естественно, их будут применять на востоке Украины, как в летних боях применяли технику ДСНС и ГПСУ.


Украинский вертолёт Ми-8МСБ-В производства «Мотор Сич»
В начале 2018 года отгрузили десяток Ми-2МСБ — отличные борта в наших условиях для тренировок или разведывательных миссий. Модернизированных «крокодилов» сдают по 3 машины в год, но вместе с летающими машинами в бригадах и оживлёнными из травы их сейчас до 45 штук. С «суррогатными» Ми-8МСБ-В, которых сдавали как 3 + 4 + 8 + 8, итоговая цифра радует. Несмотря на традиционные проблемы с запчастями, удалось в АА и удержать налёт прошлого года, и нарастить количество летающих машин. В той же Польше, например, ударных вертолётов даже с возможной закупкой «Апачей» в США меньше вдвое, не говоря уже о Румынии и прочих странах Восточной Европы (хотя и с большим ВВП). Применение в случае обострения из оперативной глубины более 60 «крокодилов» и многоцелевых Ми-8, которые способны наносить БШУ — это всё ещё уровень для наших финансовых реалий. Когда из Франции подоспеют 55 многоцелевых вертушек, то в Украине будет больше 120 летающих вертолётов — внушительная цифра для Восточной Европы, как не крути и не пытайся натянуть сюда зраду.

Артиллерия
На фоне истерик о закупках «польского металлолома» нам также стоит пристально посмотреть в глаза реальности. Британия, чьи военные эксперты любят написать о том, как нам отражать российскую угрозу, располагает 86 САУ. В Германии их 101. Да, это современные машины с СУО, с автоматическим заряжанием и отличной скорострельностью. Но их с гулькин нос даже на границы Германии и Британии, а если отнять поточный ремонт и учебные части, всё ещё более чем плохо, несмотря на их космические бюджеты. Польских «Крабов» заказано 40 штук, (получено 14 и 8), дедлайн контракта — в 2019 году, но не факт, что они успеют. В Украине в строю по состоянию на 2018 год 606 штук САУ, не считая «Нон» у ДШВ. Когда прибудет целиком партия «Гвоздик» 2С1 из Польши, будет почти 700. 700 самоходных орудий.

Только в 2017 году передали ВСУ более 35 БПЛА. С поставками прошлых годов, «воронами» из США, отгрузками в другие ведомства и волонтёрскими поставками — тактических БПЛА у нас более 350. Это всё ещё ниже запросов силовиков Украины. Но в связке с поставленными из США РЛС мы в состоянии выполнять задачи как по контрбатарейной борьбе или изоляции поля боя на ТВД, так и по снижению темпа возможного наступления превращением тактических тылов, складов, узловых станций, сборных пунктов ремонта в «кашу». При помощи ещё более чем 1000 стволов возимой артиллерии — к слову, у Британии 126 единиц возимой артиллерии (на порядок меньше). В этом году увидим в металле «Вербу» на базе «КрАЗа», модернизированные «Ураганы», возможно, долгожданный ОТРК — началось серийное производство корректируемых снарядов и обычной номенклатуры. Проведена огромная системная работа, которую невозможно не отметить.

Танки
Тут всё достаточно прозрачно. Несмотря на косяки с системой стабилизации и СУО на соревнованиях в Германии у Т-84, эти БТТ (годами стоявшие то на хранении, то в очереди на модернизацию и поточный ремонт) на боеспособность танковых войск особо не влияют. Все фантазии о 100 танках «Оплот» до 2018 года, таблицы от «Укроборонпрома» по годам сколько должно выйти БМ «Оплот» из цехов, а сколько — Т-84 и прочее остались пока на бумаге, и слава Богу. Почему? Так же писали уже не раз, повторяться не будем. Рота «Оплотов» в год — это, конечно, хорошо, но батальон Т-64 в наших условиях тактически гибче, и им банально можно закрыть больше задач; появятся позже деньги — появятся и новые танки. По состоянию на 2017 год сдано примерно 180 модернизованных машин — с заменой двигателя, ДЗ, установкой прицела и ПНВ. Остальные подняли из травы, с хранилищ, проведя средний или капитальный ремонт. Точную цифру назвать достаточно трудно, чтобы не зацепить повторные ремонты.


БМ «Оплот» (кардинально модернизированный танк Т-84У «Оплот»)
На сегодня у Украины в строю до 17 танковых батальонов и 12–13 отдельных рот по всем ведомствам, а вместе с танками для батальонов корпуса резерва — это около 800 машин Т-64, Т-72 и Т-80 различных модификаций. Мы испытываем проблемы с запчастями, мобилизационными запасами ЗИП и возможностями проводить полевой ремонт, но это число больше, чем у Германии, Британии и ещё пары стран Восточной Европы в довесок. По меньшей мере, мы можем сковывать противника в красной зоне на ЛБС и иметь возможность оперировать резервами севернее и на перешейке, если РФ захочет поднять ставки. Те же поляки не гнушаются поднимать из травы лысые Т-72 и создавать новую танковую дивизию, для которой украинцы будут производить комплекты динамической защиты (договор на 500 штук свидетельствует о том, что власти Польши настроены оживить весь свой парк в ноль в свете агрессии РФ). Так что мы на верном пути, естественно, с оглядкой на наш бюджет и возможности промышленности.

Штат и подготовка
Уже три года численность армии Украины находится на одном уровне — 204 тысячи бойцов и 46 тысяч служащих; на уровне, определённом Радой и бюджетом. Некомплект в строевых частях и заполнение штата на узлах связи, полигонах связистами и начальниками складов — процесс совершенно обыденный. Люди хотят спать в своих постелях, видеть жён и встречать дома праздники, а не черпать грязь по колено на ВОП. Эти же процессы США в Ираке закрывали при помощи местных и ЧВК, россияне на Донбассе — ротациями регулярных частей и наёмниками, мы — командировочными и персоналом за штатом. Но тут чётко следует понимать: критической ситуации нет. Была бы угроза потери боеспособности, то мгновенно призвали бы 30–40 тысяч человек резервистов, как-то из 300 тысяч УБД нашлось бы 10%, кто бы вернулся в строй.

А во вторых, пошли бы на «ноль» многочисленные «Корды», сводные огневые группы МВД и ГПСУ в количествах закрывать бреши в линии боевого соприкосновения, а пока все они занимаются и служат по распорядку. Обе стороны сохраняют потенциал для наращивания группировки в красной зоне, но прекрасно осознают, что сейчас не смогут выполнить задачи в прямом противостоянии, поэтому ведётся война на истощение. Несмотря на объективные проблемы, есть рост числа учений — по сравнению даже с 2016 годом — и в бригадном (вдвое), и в батальонном звене. Удалось сохранить налёт в 50 часов на человека, увеличив количество летающих бортов, получилось призвать по всем ведомствам больше 80 тысяч резервистов.

Подведём итоги. До 700 САУ в обозримом будущем в строю и постепенное разворачивание производства под 155-мм калибр, 120 вертолётов в ближайшие 3 года, десятки модернизированных РСЗО, сотни стволов артиллерии, 400 новых БТР, 200 новых ПТРК, пуски «Барьеров-В» с вертолётов и предсерийные модели ПТО-комплексов. 800 танков, более 1500 автомобилей, не считая 300 бронированных; если взять автомобили НГУ и ГПСУ, это число увеличится вдвое. Всё ещё не слишком много для сотни батальонов, чтобы личный состав на «ноле» и в системную работу — в каждое конкретное подразделение идёт десяток автомобилей, несколько ПТРК, пару санитарных «мотолыг» и «Богданов», рота «мишек» да старые Д-30. Основная работа остаётся за кулисами, но её ведут, и ведут масштабно. 16 млрд гривен на закупки вооружения и техники, 2,1 млрд гривен на развитие ОПК по линии Минпрома на станочный парк, поставки из США на сотни миллионов долларов вооружения, средств связи, автомобилей (в 2017 году около 80 авто поступило в рамках военно-технического сотрудничества). Например, всем кажется, что связь — это просто, а замени её в каждом БТР и БМП из более чем 2000, в каждой КШУ, создай цепочки с уровня бригады в управление, закупи тропосферную и спутниковую связь, одновременно поддерживая темп военного строительства. Легко только критиковать и советовать, всё остальное — тяжело.

Не видно дюжину железобетонных укреплённых и обсыпанных хранилищ для боеприпасов, которые возводят с начала года; и бригадные учебные центры на финишном этапе сдачи. Дюжину РЛС от «Искры», включая 79К6 на шасси из Беларуси от МЗКТ (а это значит валюта и кооперация в обе стороны), и так уже на протяжении 4 лет — четыре десятка новых и модернизированных РЛС. Не заметно серьёзную модернизацию станочного парка на «Визаре», «Артёме», в КБ «Луч», Павлограде, где завод подняли с колен от состояния полумёртвых цехов до 1,5 тыс. персонала и солнечных батарей на крыше, запуск цеха по производству корпусов к БТР-4 в Харькове. Не слишком обнародовали передачу 4 вертолётов РЭБ в части ССО, и то, что на передке уже работают комплексы РЭБ, и относительно борьбы с БПЛА работают результативно. А тем временем оживает целая отрасль — производство порохов, капсюлей, гильз. Закупают оборудование для производства снарядов калибра 155 мм, начато производство 30-мм и 40-мм гранат, мин всех калибров, восстанавливают и модернизируют ракеты сразу к трём типам ЗРК. Благодаря тому, что сняли с хранения С-125, С-300В1, «Торы» и «Кубы», будет увеличено количество комплексов на боевом дежурстве на треть.

Работы — непочатый край. Нам нужно выпускать кабельную продукцию, связь, готовить аэродромное обслуживание, переводить войска на новую систему питания, производить станковые гранатомёты взамен убитых СПГ (отличный калибр для «Минска» и ещё десяток лет «шары» на боеприпасы), одноразовые гранатомёты и реактивные огнемёты, расходную продукцию от дымовых гранат и мин до мишеней под ПЗРК, закупать запчасти, делать мобилизационные запасы топлива, боеприпасов, одежды и амуниции в случае массового призыва. Проблема украинцев не только в том, что на нас обрушился вал пропаганды и лжи на фоне войны. Проблема ещё и в том, что большинство даже адекватных людей были четверть века далеки от армии, косили от неё, не интересовались ей. И теперь наши проблемы решат то тысячи ПТУР и корректируемых бомб, то корейские САУ и британские эксперты, то ликвидация призыва, то тепловизоры в каждое отделение. А ведётся именно системная работа — монотонная, тяжёлая и неблагодарная. Снабжение, логистика, подготовка сержантского корпуса, модернизация и ремонты, ПТО и авиация, резерв и мобистика. А многие просто слишком быстро забыли украинских бойцов формата 2014 года, в кроссовках, с флагом Германии, не споротым на форме, с кроватями на «бардаках» и то, как выглядят наши силовики сегодня.

Лето 2018 года. ВПК Украины — всё ещё необходимо больше усилий и финансирования, но есть твёрдый и уверенный прогресс, который трудно не заметить.
https://petrimazepa.com/novoe_oruzie_dla_ukrainy

Доброе утро, Вьетнам! Конец июня.
vli1910
После серьёзного обострения под Горловкой накал противостояния ожидаемо стих – начались дежурные ротации; 54-я поехала в ППД, немного помыкавшись в посадках; спала огневая активность в районе посёлков по фасу города и высот. Спала ненадолго. Уже спустя полторы недели началось «веселье» в полосе ответственности у 24-й, особенно жёстко было возле Южного и дефиле речушки Железной. Там у ВСУ были потери и достаточно тяжёлые встречные бои, работали по посёлку миномёты и САУ. Убыла на ротацию 80-я, убыли артиллеристы – дежурные ротации идут своим чередом. Россияне откатали политическую дежурную программу, включая заявления Путина о том, что Украина потеряет свою государственность в случае попытки силового решения конфликта во время ЧМ. Украинцы также не остались в долгу устами министра внутренних дел, пообещав зачистить «республики» полицейскими силами. Оба заявления из разряда ненаучной фантастики, но надо же что-то говорить. Озвучить, что конфликт будет продолжаться месяцами, дипломатия зашла в тупик месяцы назад, а для общевойсковой операции не хватает сил у обеих сторон – не слишком популярно спустя четыре года вялотекущей войны.



Поэтому работают не слишком сложные схемы: сначала россияне нагнетают на всех каналах, что вот-вот «укроп» пойдёт в наступление, пока российские «соколы» играют в футбол; Стешин и Коц летят на всех парах в Украину, снимают видео с обстрелами посадок и прилётами по застройке. Дальше грозное потрясание бровями вечного «генсека» Владимира – и вот уже ВСУ не наступают, всех русских людей спасли, обо всех позаботились. Естественно, бои под Горловкой и не претендовали даже на оперативно-тактический уровень, а велись сугубо за высоты в районе Чигирей, чтобы сбить «глаза» на терриконе, плюс рейдовые действия у Зайцево и Гольмы.

Но кому в российском телевизоре это интересно? Третий год российские пропагандисты сохраняют интригу, раз в месяц анонсируя наступление на непризнанные «республики». СМИ Украины, кстати, тоже не отстают – последний раз истерика была связана с учениями в Беларуси, но после Чемпионата мира по футболу уже виднеется потенциал для историй о прорывах и наступлениях. Причины банальны: четвёртый год рассказывать, что ситуация напряжённая, но контролируемая – скучно, а в сотый раз, что ВСУ не собираются возвращать города в состояние Широкино, и придётся ещё поездить за колбасой через пункты пропуска, – не слишком добавит СМИ аудитории. Поэтому стрелки на карте любых расцветок и страшилки про карателей любого размера в тренде.

В реальности всё, конечно же, гораздо обыденней. Украина начала масштабную программу создания бригад ТРО, где в штате миномётная батарея и моторизованные батальоны с РПГ, пулемётами Дегтярёва и прочими раритетами. По сути, это костяк, на основе которого будут разворачиваться резервисты второй очереди. Он может быть как крайне эффективным инструментом сдерживания, так и потешными войсками – в зависимости от многих факторов (учебных часов, слаживания, оплаты по контракту резерва, частоты сборов). Именно об этом, кстати, стоит переживать, а не о вооружении. Может так случиться, что «Дротиков» у нас, если начнётся обострение, обнаружится не 36, а 136 (опыт доставки оружия в Хорватию кораблями в 1990-х и самолётами во время Войны Судного дня откатан уже давно). А вот сборы и подготовку офицеров запаса провести «на вчера» уже не получится.

Кроме того, Украина продолжает масштабную стройку ППД, оперативного центра ВМФ, общежитий для контрактников и инфраструктуры на полигонах. Косвенно из «Белой книги» и открытых контрактов нам известно, что боеприпасы, средства доставки, технику здесь и сейчас приобретают, не сильно выходя за рамки предыдущих годов. Даже с польскими «копейками», полсотни БТР-3/4 за 2017 год и 400 ракет к ПТУР или 50 тысяч 60-мм мин – это на три месяца масштабного обострения а-ля лето 2014 года. Факты есть факты, мы определённо точно не закупаем б/к в терапевтических количествах, не создаём мобилизационные запасы целевых боеприпасов или ВТО для обострения в обозримом будущем – мы создаём инфраструктуру для планомерной работы на перспективу, слаживания, комфорта личного состава на полигонах. Плюс инфраструктуру и заполнение штата для создания бригад ТРО, сначала на границе с агрессором, а позже по всей территории страны.

Нет признаков масштабной мобилизации, нет массового призыва резерва, нет признаков взрывообразной закупки ВВТ, а только плановые занятия, доведение до штата и закрывание узких мест. Это военное строительство с упором на активную оборону, а не подготовка к броску. С той стороны так же – прокладка рокад, обходных железных дорог, разворачивание новых частей и обустройство границы, строительство моста в Крым. Это признаки игры в долгую, констатация факта, что на границе – враждебная 40-миллионная страна, которая не развалилась, чья экономика растёт, а армия оказывает сопротивление. Остаётся только привезти на деплоймент снайперов, высокоточное оружие, вроде недавно мелькавших «Краснополей» у Водяного (там тоже непонятно, вышел ли срок у изделия или это хитрый план засветить присутствие), замутить обострение ко Дню Конституции, поработать крупным калибром по вскрытым в тактическом тылу целям, получить свою порцию металла в ответ.

За июнь 2018 года так было дважды. РФ тоже не прочь поиграть мускулами, показав, что всегда есть потенциал для дровишек в печь и не лучше ли договориться. Не лучше? Тогда ладно, подписываем «хлебное перемирие», пора жать Богом данный урожай, а там, глядишь, и дети в школу отправятся. Все, конечно, понимают, что оно продержится не дольше остальных, но если сил на полноценный второй раунд сейчас нет, а превращать застройку в руины нет смысла (потому что БПЛА и ПТУР в США и Т-72 на хранении в Сибири ещё много), то что остаётся делать? Военные выполняют задачи политиков, как могут – ведя войну на истощение и затягивая время. Останется ли конфликт давлением на экономику и фоном к украинским выборам или перерастёт в нечто большее – пока, естественно, недостаточно данных. Но то, что все рассказы про карателей, которые вот-вот ворвутся в кварталы Горловки, и танковые клинья на Киев, – это вещь в себе в сугубо информационных, пропагандистских или меркантильных целях, – определённо точно.

Противник применяет ПТУР-команды, насыщая свои порядки управляемыми ракетами в районе Бахмутки – там, где ВСУ продвинулись у Желобка и по направлению к блокпосту №29, отсекая передовые позиции от снабжения и подвоза, нанося удары как по автомобилям, так и по дзотам на передке. Также достаточно активно «гибриды» работают короткими огневыми налётами, и, судя по всему, произошло значительное усиление штатными частями из РФ «на подскоке», применяется как буксируемая 122-мм гаубица Д-30, так и САУ. Задачи и цели те же: беспокоящий огонь, снабжение на последнем километре, позиции миномётов, строения на ключевых позициях, батальонные склады. Ответ выдаётся во всём возможном объёме, рутинно и не требует разрешений вышестоящего командования, но впереди могут быть жаркие деньки – разведка вскрывает, что россияне и коллаборационисты подтягивают в зону отведения артиллерию крупного калибра, САУ, наращивают вылеты БПЛА.

Столкновения идут по всей линии боевого соприкосновения. Просто стоит понимать, что они не выходят за рамки рейдовых действий, шатания передовых позиций, полтора десятка выстрелов из танка, выскочившего на прямую наводку в капонир и назад в бокс, пары «улиток» из АГС, привычного уже миномётного налёта вечером или обстрела по площадям. Пока не выходят. С наступлением «хлебного перемирия» на Донецком направлении почти тихо – противник перестал долбиться о «промку», треугольник из сёл и высоты; на ЯБП тоже почти тишина, за исключением нескольких мин и очередей из крупнокалиберного пулемёта.



Хотя в начале месяца были ожесточённые стычки у рынка «Господар», на позициях у фильтровальной, работали крупным калибром по дачам и не забывали многострадальную «Бутовку».

Столкновения идут на Светлодарской дуге, в районе Бахмутки, достаточно громко на Луганском направлении – у Крымского, Луганского, традиционно громыхает на юге у Павлополя, Лебединского, Гнутово и Широкино. По всей «подкове» прилетают 122-мм «подарки» – не бывает недели, чтобы не отгрузили по тактическому тылу или не обработали передок. На юге «гибриды» комбинируют танковый огонь и короткие артиллерийские налёты, не давая разворачивать ПТО во время обстрела – у того же Лебединского. В общем, цели всё те же: плацдармы, выдвинутые за речку или линию высот, «карманы» на ЛБС, точки, интересные в тактическом плане для улучшения позиций в секторе, или просто места, с которых относительно безопасно можно «насыпать». Противник привычно размещает батареи в жилых кварталах; использует плотную застройку, чтобы расположить РЭБ и операторов БПЛА; по всей линии соприкосновения идёт жёсткая снайперская борьба. Есть потери – у 24-й ОМБр, 72-й и 92-й: ранения снайпером, АГС, артиллерийские приходы, гибель на санитарном этапе. На сегодня у ВСУ до 11 погибших и 40 раненых, у боевиков – соответствующие цифры: в открытых источниках фиксировались подрывы, осколочные ранения от миномёта, попадание ПТУР в автомобиль.

По поводу продвижений в «серой зоне» – движение есть не только у Золотого или на Бахмутке, продвигались вперёд и у высоты 202.8 у Богдановки (где недавно неудачно прилетел снаряд с потерями у ВСУ) и немного на Светлодарской дуге. Многие пытаются нажимать на то, что это сугубо медийная акция и что малые группы ВСУ оперировали там достаточно давно. Что хочется сказать? Поднять флаг над сельской радой или занять пару километров посадок, в которых шастали ещё с 2015 года – это одно, а вот создать связную линию обороны, «секретов», наблюдательных пунктов, с единой системой огня, с безопасными от мин тропинками на последнем километре, с путями подвоза – это немного другое. Тактика обжимания и сокращения нейтральной полосы со стороны ВСУ продолжается, несмотря на то, что боевики через губу называют «жабьими прыжками». Но большинство из умников предпочитают шутить об этом из РФ или Крыма из тёплых кресел, потому что черпать лопатой грязь и сидеть под входящими за зарплату грузчика четвёртый год не сильно хочется.

Рано или поздно второй раунд может случиться – вся логика войны на истощение, перевооружения и подготовки сторон к этому ведёт. Мы всё ещё надеемся, что разум восторжествует и не дойдёт до сноса городов артиллерийскими бригадами, пусков ракет и призыва 200 тысяч людей в бригады ТРО и моторизованные части, что Россия выведет войска, а линию соприкосновения и границу займут части ООН.

Если же нет – ну что же, Украина готовится к любому развитию событий. Несмотря на скромный бюджет, мы в состоянии защитить свою страну.
https://petrimazepa.com/dobroe_utro_vetnam_konec_iuna_2

Кирилл Данильченко ака Ронин.От Макрона с любовью.
vli1910
В блогосфере и большинстве СМИ Украины есть три режима, которые действуют по отношению к военно-промышленному комплексу и перевооружению ВСУ. Первый — украинцам нужно срочно пойти по пути Израиля и начать производить оружие, технику и боеприпасы замкнутым циклом, не надеясь на коварный ЕС и партнёров за океаном. Тут просто берётся и вычёркивается тот факт, что израильтяне 30 лет закупали танки, самолёты и суда у Франции, Германии и США, а военно-промышленный комплекс таким, как мы его знаем, заработал на рубеже 1970–1980-х после Войны Судного дня. Просто потому, что мамкиным патриотам так хочется. Всем, кстати, хочется закрыть глаза и стать сильными, а не рвать пуп для этого поколения человеческой жизни — нужно их понять и простить.

Когда же Украина начинает по 5–7 лет доводить напильником серию (это нормально для военной техники, достаточно посмотреть, как страдали индусы или пакистанцы, выпуская отечественную продукцию) и сдаёт в год три десятка родных БТР, четыре десятка пусковых юнитов ПТУР с четырьмя катерами, то что нам обычно говорят? Правильно, закупайте тогда за границей, берите в кредит или лизинг, раз у вас кривые руки, и ворьё, и низкая культура производства, и Польша в плане оттока специалистов. Вполне логично, кстати, говорят. Если нужно вложить в расширение производства и НИОКР полмиллиарда, то лучше приобрести проверенное решение здесь и сейчас.

И вот мы начинаем покупать за границей десятки позиций: вертолёты — у Франции, БМП–1 и 40 тысяч 60-миллиметровых мин — у Чехии с Польшей, снайперские винтовки — у США, широкий ассортимент боеприпасов — у Болгарии. И что мы обычно слышим в итоге? Откат, попил, ненужный металлолом — лучше бы развивали своё. Круг замкнулся, змей укусил себя за хвост, кум Коля дал острый совет по реформам сектора обороны, почесал зад под трениками и пошёл кропить картошку. Выпускник журналистского факультета поставил точку в статье о коррупции и начал вбивать поисковый запрос о вертолётах от Airbus Helicopter SAS — с чем вообще эти геликоптеры едят и как сюда притащить за уши ещё немного коррупции.

Когда 28 мая 2018 года был подписан межправительственный договор между Украиной и Францией о поставке 55 вертолётов Airbus Helicopter (Н-145, Н-125 и мощные многоцелевые Н-225), то казалось, что эту хорошую новость нельзя испортить при всём желании. Ведущая страна ЕС, член НАТО, ключевой участник «нормандского формата» поставляет нам авиационную технику двойного назначения на выгодных условиях.


Дальний пассажирский транспортный вертолёт Airbus Helicopters H225 (раньше имел название Eurocopter EC225 Super Puma), разработанный франко-немецкой компанией Airbus Helicopters (бывшая Eurocopter Group)
Но украинцы не были бы украинцами, если бы не справились. Помимо уже перечисленных трёх пунктов («многоцелевые вертолёты не нужны», «надо развивать своё» и «откат»), достаточно часто в информационном поле звучат ещё нотки корпоративного противостояния. Ну, вы все слышали их — МВД и НГУ не воюют, а власти накачивают псов режима тяжёлой техникой, в то время как голые и босые мальчики с «Максимами» продолжают тащить службу на линии боевого соприкосновения. Поэтому сегодня мы поговорим о французских вертолётах для МВД, НГУ, ГПСУ, спасателей и о реформах украинских силовиков в обозримом будущем.

Всего по контракту нам должны поставить двумя этапами: 37 машин — первым пакетом и 18 — вторым. Условия — огонь: 475 млн евро кредита от французских банков на 6 лет под 1% в год, буквально на уровне инфляции. Французы поставляют не только технику, но и запускают сервисный центр. Это уже выгодно отличает контракт от родов запчастей к постсоветским Ми-8, проблем с роторами, лопастями и замещением импорта. Центр подготовки и технического обслуживания будет не только проводить поточные работы, но и обучать украинских специалистов для проведения ТО и капитального ремонта, а кадры бесценны в нашей ситуации.

Часть из вертолётов Н-225 Super Puma уже была в эксплуатации. Эта тяжёлая 11-тонная машина с двумя двигателями — отличный перевозчик персонала на буровые платформы, кроме того, неплохой поисково-спасательный геликоптер.


Приблизительно 70% мирового парка вертолётов Super Puma используются для перевозок пассажиров на морские нефтяные платформы (данные Airbus Helicopters)
Наши северные «братья», конечно же, разгоняют информацию, что их продажа связана с аварией после миссии над Северным морем, в результате которой якобы была запрещена эксплуатация этого вертолёта. Но это лютый бред. Расследование не подтвердило брак непосредственно в серии, а машины Super Puma продают, потому что компания-владелец разорилась за время разборок. 18 единиц в транспортном варианте, скорее всего, пойдут для НГУ и специальных частей МВД, 3 спасателя будут работать по профилю. Пограничные подразделения получат Н125 — 5-тонный вертолёт, способный перебросить половину отделения или 1400 кг груза на внешней подвеске (находка для мобильных застав на границе и пограничного СпН). Пакетное решение под наши задачи, а не покупка неликвида, как пытаются рассказать нам альтернативно развитые.

Итак, пройдёмся по дежурным возражениям.

«Транспортные вертолёты не нужны, нам бы пригодились ударные машины на востоке».

Такой сок мозга, даже не хочется комментировать. Мы массово применяли транспортные Ми-8 с первых часов АТО. Возили боеприпасы, забирали раненых, выводили на точку группы спецназа, обеспечивали подкрепление в гарнизонах и на ВПП. 19 Ми-8МТ налетали несколько тысяч часов, плюс несколько машин НГУ и МЧС — всего 24–25 бортов было активно задействовано в АТО. Когда было жарко во время боёв на границе и прорыва к ЛАП, они делали в сутки по 5–7 вылетов, а это крайне тяжёлая нагрузка на экипаж.

Высадка лёгкой пехоты на гору Карачун, переброска подкрепления в ДАП во время первого сражения за новый терминал, Саур-Могила, бои возле Георгиевки — это даже не четверть всех эпизодов. Были случаи, когда Ми-8МТ был сбит, экипаж выжил, получил новую машину и снова был сбит. Можете представить себе тяжесть миссий, которая легла на плечи пилотов. Одних медицинских эвакуаций было более 800. Потери — 9 машин. Не только НГУ и ВВС, но и МЧС (так был сбит Ми-8МТ под Лизогубовкой). Больше десятка бортов получили различные боевые повреждения, часто достаточно серьёзные — изрешеченные стрелковым оружием, порванные осколками. Мы потеряли большинство транспортных и многоцелевых вертолётов в результате кампании 2014–2015 года — безвозвратно или нуждающимися в серьёзном ремонте. И хотя за время «Минска» численность бортов восстановлена с консервации, нам нужны и геликоптеры в строевых частях, и техника для обучения пилотов, и ресурс для операций, не связанных с операцией ОС. Нужны срочно и уже на вчера.

«МВД и НГУ не воюют, а их накачивают техникой, которая была бы нужна армии».

Ну, во-первых, воюют. Снайперские подразделения, сводные огневые группы, «Вега» (у них в 2017 году погиб полковник Бойко, на секундочку, заместитель командира отряда), лёгкая пехота 4-й оперативной бригады НГУ, работает в адресах полиция. Около 300 павших как-то же у них образовалось, пока они «отсиживались на второй линии» с 2014 года. А во-вторых, нам всем понравилось закрывать фланги частями на автобусах и территориальными подразделениями, которые сели и поехали домой, потому что штаб сливает? Не очень? Ну, значит, надо заниматься военным делом, использовать 40 тысяч людских ресурсов НГУ и не забывать о ГПСУ — более 1900 км границы сами себя не защитят. Да и, кроме войны, у полиции и МЧС хватает хлопот. Например, полиция Лос-Анджелеса использует 19 вертолётов, это больше, чем у НГУ и МВД Украины вместе взятых.


Ведомство шерифа Лос-Анджелеса эксплуатирует AS350 и AS332 Super Puma для широкого спектра задач: от патрулирования и преследования до поисково-спасательных работ и транспортировки спецподразделений на большие расстояния (данные Airbus Helicopters)
И урбанизация, и рост преступности из-за войны и переселения миллиона человек, и мониторинг той же западной границы насчёт леса или янтаря будут требовать новых решений. Почему бы и не специальные полицейские части и СпН ГПСУ на вертолётах? Стихийные бедствия, спасательные операции, разворачивание медицинской помощи в труднодоступных районах тоже не стоит сбрасывать со счетов.

«Нужно развивать своё».

Полностью согласен. Полностью. Но так сложилось, что при СССР в Украине не было замкнутого цикла производства вертолётов. А чтобы создать его, нужно лет 7 и где-то 1,2–2 миллиарда долларов на НИОКР, создание планера, редукторов, лопастей, расширение производства, ещё не дойдя до цены бортов. Согласны ждать 7 лет на разработки, чтобы потом закупить 50 машин ещё через 5 лет и возить наше, не имеющее аналогов по всем выставкам, пытаясь «отбить» производство? В то время как геликоптеры были нужны на вчера? Не согласны, молодцы! Например, США закупают вертолёты в ЕС и не парятся, чего и нам желаю — иногда нужно выбирать здесь и сейчас.

Итак, что мы получаем в результате выполнения контракта с Францией. Мы вдвое увеличиваем наличный парк геликоптеров. Имеем возможность перебросить в любую точку страны батальон лёгкой пехоты. Быстро вывести на границу мобильную заставу, перебросить ПТО-команду, группу с ПЗРК, взвод с 60-миллиметровыми миномётами — в случае попыток противника начать шатать севернее линии боевого соприкосновения. Имеем возможность дальше модернизировать Ми-8МСБ-В, получая суррогатный ударный вертолёт, способный вести огонь как неуправляемыми ракетами, так и ракетами «Барьер», ставить противотанковые мины с воздуха — в войсках у нас уже больше десятка подобных машин, и их число будет расти. Лишаемся проблем с запчастями и поточным ремонтом. При помощи кредитов можем масштабировать поставки техники двойного назначения, а в перспективе — и военной техники, выпустив облигации военного займа и получив заказ в обозримом будущем, а не по чайной ложке, как в случае отечественного ВПК.


Многоцелевой вертолёт Ми-8МСБ-В производства «Мотор Сич» (Украина)
И, что немаловажно, мы получаем политическую поддержку Франции. Беспрерывная риторика об агрессии, незаменимом украинском транзите газа и кровавом убийце Путине — это прекрасно. Но экономические связи работают гораздо лучше. Знаете, почему РФ заказывала в Германии центр по обучению пехоты в Мулино, во Франции — вертолётоносцы «Мистраль» и тепловизоры, Греции продавала «Торы», а Польше модернизировала ПЗРК «Гром»? Потому что, кроме технологий, двухстороння торговля между странами способствует и политическому взаимопониманию. Когда санкции санкциями, но турбины Siemens и работы по Керченскому мосту слишком финансово привлекательны. Когда сбитый Boeing 777 — это ужасно, но откаты за газ такие «вкусные», что в чувство европейские компании приходится приводить угрозами санкций от США.

Нас так же интересуют и технологии, и поддержка ключевых игроков в НАТО и ЕС — зачем кривить душой. Мы — сорокамиллионная страна, где в пригородах ходят поезда с деревянными лавками, а моторизованные бригады вооружены БРДМ и Д-20. Нам надо всё: тепловозы из Пенсильвании, ТВЭЛ из Швеции и геликоптеры из ЕС, не считая ещё сотни различных позиций. Так что договор о поставке вертолётов с Францией за их кредит под 1% — это серьёзнейший успех. При помощи таких же инструментов Украина через 10–15 лет (когда начнут сыпаться советские планеры) будет менять ВВС, получать ударные БПЛА и средства ПВО, а как заработает экономика — приобретать противокорабельные ракеты и высокоточные бомбы по примеру ВС Польши. Запомните этот твит.

Сегодня это кажется фантастикой. Но разве не казалось фантастикой в 2014 году, когда волонтёры возили аккумуляторы и каски на передок, то, что нам поставят контрбатарейных радаров больше, чем Испании? Или когда прорывались в ДАП с печками и мешками с песком, что через месяц ВВС США привезут в Украину 30 бронемашин, а ещё 15 — заведут через ОАЭ, отгрузив чуть ли не с бантиком на коробке. А помните, была такая зрада, что у нас негласное эмбарго на товары двойного назначения и летальное оружие? По итогам поляки продолжают закупать свои ПТУР у Eurospike и создавать ПТРК «Пират» в связке с КБ «Луч», а нам отгрузили партию Javelin из США за счёт Госдепа. И, скорее всего, в самые сжатые сроки мы получим ещё ракет, тренажёров и пусковых юнитов. С удовольствием буду смотреть, как «ватников» и нытиков станет корчить от этих новостей.

И главное. Между доставкой в войска бронежилетов и обсуждением ТТХ французских вертолётов — пропасть. Между поставками аптечек и пайков в 2014 году и отгрузкой ПТРК 3-го поколения за деньги налогоплательщиков США — пропасть. Между вполне косметическими санкциями за Крым 2014 года и выносом экспорта алюминия с блокированием счетов в Швейцарии российских олигархов первой величины — пропасть. Эта пропасть преодолена за 4 года. Находясь внутри процессов реформации Украины, мы часто не замечаем их, хотя являемся важной частью этих изменений.

За 4 года украинцы стали на порядок активнее сотрудничать со странами НАТО: производить активную защиту на турецкие танки и модернизировать БТТ полякам, получать ВТО и многоцелевые вертолёты на великолепных условиях от США и Франции. Пора избавляться от векового инстинкта жертвы, когда что бы ни произошло — это не к добру, как и от разделения на «мы» и «они» внутри страны. Есть только одни они и мы по состоянию на лето 2018 года — россияне и коллаборационисты против граждан Украины. Бывших бойцов «Беркута» в вертолёте с генералом Кульчицким погибло сколько же, сколько на Майдане. Десятки полицейских и бойцов СпН МВД отдали свои жизни за эту страну, тысячи полили украинскую землю кровью и потом. Где бы и на какой линии они не стояли, за какую политическую силу не топили, вдвое увеличить парк вертолётов для десятков тысяч бойцов (в нашей ситуации вялотекущих боевых действий) — бесценно. Так или иначе, в случае полномасштабного обострения и борта МЧС, и НГУ, и машины пограничников будут работать на нужды фронта, как и летом 2014 года. Ждём поставок 55 французских геликоптеров и ожидаем хороших новостей об увеличении количества Javelin, отгрузках РЛС и ещё нескольких приятных сюрпризах, время для которых ещё не пришло.
https://petrimazepa.com/ot_makrona_s_lubovu

[reposted post]Эффект Бабченко
ЖЖ Украина
ibigdan
reposted by vli1910
"Это не мы, но убьем всех, ах жаль, что жив, но это не мы его убивали, пазор эсбэу, ахаха, укры апазорились, но все равно убьем". - маниакальный бред ватных идиотов сейчас.

Мы воюем против очень серьезного противника. При чем спецслужбы это одно из самых сильных его коньков. Они имеют огромный накопленный опыт, длиннейшую институциональную память.

Противник у нашего СБУ действительно грозный, а кроме того это вообще сложно предотвратить убийство, когда противник сам выбирает когда и где ударить. И это огромное мастерство, которое проявила СБУ - не просто выявила и предотвратила очередную диверсию врага - убийство российского журналиста, а еще и сумела разоблачить кремль на весь мир.


ссылка на ютуб

Просто шикарная операция патриотов из СБУ. Украина в лице СБУ посрамила позорную страну-террориста и ее спецслужбы.

Теперь российские слизняки выкручиваются. Городят вымышленные "нестыковки" и напускают туману, находят какие-то вымышленные противоречия в словах руководителей силовых ведомств Украины и тд. Их поймали за руку, как и в случае со Скрипалями, Малазийским боингом и тд.

читать дальшеCollapse )

Обострение в Горловке
vli1910
Как только грохочет крупный калибр на фронте, в СМИ и публичном поле тут же начинаются бесконечные манипуляции или истерики. Отличный пример — недавнее обострение у Горловки. С одной стороны уставшие сидеть за 4–5 тысяч рублей под прессингом российского телевизора в «Л/ДНР» достают пачку хитрых планов — наступление ВСУ под ЧМ по футболу, каратели рассекают территории «республик», «северный ветер», «котлы», вот это всё.

Тут чистая психология — понимать, что ты будешь выживать ещё многие месяцы за стоимость ужина в ресторане в Москве, а никакие каратели никуда не придут, не засунут в тюрьму СБУ и не начнут раздавать сосиски, как в Краматорске, немного нервирует. Как, впрочем, и факт, что никто не пойдёт на запад (даже к границам бывших областей), не будет никаких наступлений «корпусами», у которых по 30–40% некомплекта и, в отличие от силовиков Украины, нет 320 тысяч участников боевых действий на учёте.

Ведь, несмотря на попытки создать систему мобилизации и суррогатной «территориальной обороны» в ОРДЛО, никто не спешит умирать за куриного фюрера и 4000 рублей с комендантским часом. Как только попытаются раздать повестки, народ в ОРДЛО нажмёт на педаль от Белгорода и Москвы до Бердянска и Варшавы, как это уже было в 2014 году. Как сейчас предпочитает ковырять пайки Ахметова и выживать за 120 долларов, но не идти в «корпуса», где дикий некомплект, а примерно четверть состава — россияне, в том числе не только наёмники, но и кадровые офицеры.

Можно быть трижды «ватником», «совком», но не обязательно при этом быть идиотом. Особенно, когда ты чётко понимаешь, что все те, кто заварил эту войну, эвакуированы в Россию, читают лекции в Крыму про «русскую весну», катаются на помощь к брату Асаду за 150 тысяч рублей в месяц и вертели твои Ясиноватые и Чигири на одном месте. Начинает припекать не на шутку. Одни убегают в придуманные миры, где хунта распадётся завтра после дефолта. Другие тщательно считают каждого погибшего в тылу бойца ВСУ, включая убитых в пьяных драках и авариях, доказывая с пеной у рта, что в стране «настоящая» гражданская война. Третьи как раз рисуют карты, как злобная хунта отсечёт Горловку от «процветающей ЛНР» после взрыва моста (как будто резервная армия РФ в Горловке снабжается из Донецка или Луганска). Ничего удивительно — осознание того, что не будет ни триумфа «русского мира», ни страшного конца, после которого раздадут гуманитарную помощь, а только бесконечные прилёты и выживание, может поломать «кукушку» кому угодно.

С другой стороны в Украине полно похожих «братьев по разуму», мы все хорошо знаем их. «4-й год войны», «что — так и стоять на линии соприкосновения? надо наступать», «олигархи затягивают конфликт». На фоне весьма дозированной информации от командования ООС, мощной канонады в секторе и массы прилётов по Торецку, также возникают самые дикие слухи — о наступлении боевиков, «танковых кулаках», о том, как мы сбили передовые посты противника и заходим в Горловку. А чуть позже — уже о том, что «гибриды» отбросили ВСУ, и на плечах отступающих скоро 3-я ОМСБр «ДНР» возьмёт Южный и выйдет к окраинам Торецка. Немного надоедает этот цикл. Казалось бы, за месяцы боевых действий обезьяну можно было бы научить азам информационной гигиены и тому, что реально происходит на фронте, но нет.

Так вот, Горловская агломерация — одна из самых плотно населённых в Донбассе. Здесь проживает 1500 человек на квадратный километр. Дети по обе стороны от линии соприкосновения ходят в школу, садик, люди как-то пытаются выживать, несмотря на четвёртый год насилия. По численности населения Горловка чуть меньше Грозного, но больше, например, Брюсселя, а по площади — на треть больше Грозного. Все помнят, как выглядел Грозный после штурма? А Сараево? А Алеппо? А Фаллуджа? Кто сказал, что обороняющиеся побегут, потеряв высоты, а не начнут закапываться в подвалы панельных домов и ломать там стены ломами? В общем, вы понимаете, куда всем стоит деть все эти фантазии о быстром штурме и о том, что займём терриконы и гору Меловую, войдём в частный сектор — и дело в дамках.

Да, дело такого рода, что если 40 тысяч бойцов «Л/ДНР» минус тылы и штабные структуры растянуть на 400 с копейками километров линии боевого соприкосновения, то выйдут взводы и роты с некомплектом на опорных пунктах в два жиденьких окопа и 4–5 блиндажей. Если взять именно Горловку, то линия ОП «ДНР» и их огневые позиции находятся в Зайцево, пгт Гольмовский, высота 281 у станции Доломит, террикон шахты Ленина за жилым массивом Строитель, шахта Гагарина и далее вдоль водохранилища — по линии пригородов, где-то на терриконах, где-то в виде «глаз» в высотной застройке, где-то в посёлках или частном секторе.


Шахта им. Гагарина и маленький террикон шахты № 41-бис
Возникает иллюзия, что можно быстрыми действиями сбить противника и овладеть, например, частным сектором или войти в застройку. Но как раз у Горловки 3-я ОМБр стоит довольно на узком фронте в 22 километра, а на фасе с севера — уже 7-я бригада «ДНР», плотности вполне штатные. Опираясь на подготовленные позиции, они могут и будут оказывать эффективное ожесточённое сопротивление.

Причём основные силы боевиков не находятся на линии соприкосновения. Вся их задача — просто продержаться несколько часов, пока не развернутся во втором эшелоне в застройке Д-20, «Гвоздики», дивизионы РСЗО. Если будет требовать тактическая обстановка — через несколько дней подъедут очередные «буряты» или «заблудившиеся» десантники (в принципе, из 50 российских общевойсковых бригад десяток «дежурных» БТГр реально развернуть за 72 часа). Так что единственный разумный вариант продавить прямой силовой сценарий для Украины — это выставить такие силы, которые потребуют полномасштабного включения РФ в конфликт, с авиацией, ОТРК, разворачиванием тыловых частей и доведением войск сокращённого состава до штатной численности, с мобилизацией, которую не проводили даже во время Чечни.

Когда РФ станет перед вопросом: тратить миллиарды, десяток тысяч жизней и залазить глубже под санкции или отдать не взлетевший проект, посокрушавшись о правах русских и слезинке ребёнка? И тогда всё тот же вопрос для журналистов, военных или «инсайдеров» (кто пророчит скорый штурм города или силовую развязку в обозримом будущем): кто-то наблюдает на горизонте мобилизацию в ВСУ, призыв 40–50 тысяч человек резерва, усиление ГПСУ на востоке, вывод во вторую линию подразделений НГУ и сводных огневых групп МВД? Ведь эти моменты невозможно скрыть в цифровую эпоху. Масса служивших людей в социальных сетях пишут, что их призывают в резерв, замечено, что части, которые должны быть на ротации, убыли из ППД или полигонов? Нет? Ну, бывает. Мы тоже любим рисовать стрелки и двигать к границе бронированные «кулаки», но не в этом году.

В общем, по обострению у Горловки без фантазий и далеко идущих хитрых планов. Взятие под контроль хутора Чигири (местные, кстати, называют его Чигари) стало определённым триггером последующих событий. Для обороны посёлок не самое идеальное место — там близко подходят грунтовые воды, затапливает подвалы, погреба, также хорошо просматривается участок с террикона №21 Шевелёвка и шахты Гагарина. У 24-й ОМБр есть весьма неплохой шанс зацепиться за «зелёнку» и складки местности возле речки Железной, но к осени снабжать позиции на передке будет не так легко, как писать о «ползучем наступлении». До 19 мая чьих бы то ни было позиций на хуторе не было, там жили люди, включая беженцев из окрестных разрушенных сёл. На соседнем крохотном терриконе шахты №41-бис на спутниковой карте чётко видны заброшенные позиции.


Вид с хутора Чигари на терриконы ш-т № 19-20 и № 21 Шевелёвка
Когда началось движение, то 19 мая мелькала информация о перестрелке из стрелкового оружия практически в частном секторе Горловки. Так как хутор возвращал 1-й механизированный батальон, разведка 24-й ОМБр и штурмовая рота ДУК ПС, то, скорее всего, лёгкая пехота щупала позиции и на востоке, и на севере. Вполне естественно, что подразделения 3-й ОМБр выдвинулись к конусу №41-бис, хотя бы в формате «секретов» и дозоров, усилили свои подразделения у насыпей Гагарина, ртутного комбината и Шевелёвки. В сектор был переброшен батальон «Сомали», артиллерийская группа, танковая рота. 21 мая в 05:00 утра началась рубка. Уже несколько дней, с 10–11 мая, все участники долбили по господствующим терриконам, пытались выдавить противника и поставить под огневой контроль эти стометровые насыпи. Канонада по своей силе во многом напоминала 2014 год. Силы «ДНР» поражали тактический тыл ВСУ в Железном и Южном, работали по Торецку, Зайцево, насыпали по Чигирям. Украинцы вели контрбатарейную борьбу, активно обрабатывали пригороды, ртутный завод. По фасу с севера активность проявлял «Донбасс Украина» и в целом 54-я — рейдами и огневым давлением на блоки (один из таких рейдов ночью привёл к уничтожению секрета 7-й ОМБр — один убитый и трое пленных), работали миномёты и бортовое оружие бронемашин. Но основная работа проводилась по терриконам у Чигирей — танковые роты, конечно, через Железную не переправлялись, но наездами в первую линию были и «мишки» на прямой наводке.

Судя по нашим данным, группе 24-й удалось сбить лёгкую пехоту противника с террикона №21 Шевелёвка и зайти на него, но потом под прилётами 122-мм артиллерии она откатилась, при отходе также попав под обстрел из ствольной и миномётов. Контрбатарейная борьба в условиях застройки, несмотря на все радары, БПЛА и опыт артиллеристов, не такое простое занятие, как может казаться — кочующие орудия, складки местности и многоэтажные дома преподносят немало сюрпризов. Когда по Горловке начало крепко прилетать, а огонь боевиков продолжался, стало понятно, что полностью подавить артиллерию «гибридов» не выйдет — несмотря на истории о карателях и обстрелах мирных, сносить плотную застройку в кашу и ловить батареи дивизионами реакторов команды не дадут. Огневой бой сошёл на нет до вечера, и ночью работали уже только эпизодически миномёты.

8 человек раненных у 24-й, включая тяжёлых осколочных. Двое погибших, включая командира группы с позывным Футболист. Выведенная из строя «копейка». По меньшей мере 5 выведенных из строя и уничтоженных автомобилей в тактическом тылу. По перехвату с той стороны также убитые и раненые, общим числом до десятка, по обе стороны от ЛБС пожары на позициях. С пленными на северном фасе фронта, до полтора десятка с каждой стороны убито, ранено и выведено из строя только по известным эпизодам, не считая накрытий артиллерией в глубине порядков.

Подводя итоги, воевать — трудно, взять терриконы — реально, но сидеть на них под огнём из 300-тысячного города — немного другое дело, за взятой лесополосой, хутором или высотой будет частный сектор, затем панельки, затем городские бои. А потом за Горловкой будет Макеевка. И так до границы, откуда будут лететь пакеты «неизвестных» реакторов и заходить «неизвестные» группы СПН. Не ждите быстрого решения этого конфликта и не будете разочарованы.

Что делать? Продолжать учить военное дело настоящим образом и развивать армию — ведь кто знает, что Путину придёт в голову завтра. Обеспечивать ротации, формировать новые части, наполнять их техникой, ожидая массового призыва резерва в случае обострения и морально готовясь к некомплекту до этого момента. Война — это не только взятый или потерянный террикон, но и в основном экономика. На линии боевого соприкосновения продолжать уменьшать «серую зону», чтобы не ставили там фугасы, не заходили снайперы и малые группы, чтобы противник сидел в окопной грязи месяцами под «дашками» и СПГ, хороня Мамая. Зачем? 250 тысяч бойцов ВСУ немного больше, чем 40 тысяч «ополчения», и мы будем стачивать их на передке, заставляя вводить сюда всё больше россиян. Как показывает практика, 8–10 месяцев в «ДНР» посреди грязи и под командованием гениев вроде Алмаза с куриным фюрером — и «я бы приехал покосить укроп, но в другой раз». Потому что лучше поехать в «песочницу» в Сирию, чем в «братский» Донбасс, ведь в «краю терриконов» всё немного не так, как показывают по телевизору.

Будут потери в ВСУ, но семья каждого павшего получит 1 млн 200 тыс. гривень, а на фронте нет детей или мобилизованных — все знали, куда шли и что подписывали. Потери за прошлый год у ВСУ — 212 человек, с добровольцами, пограничниками и бойцами МВД — пусть 260; такие потери не могут повлиять даже на тактический уровень конфликта. Несмотря на то, кто будет пытаться идти вперёд — Украина крохотными шажками к границе или «республики» к границам областей, мирные будут гибнуть, а местное население — страдать. Всем тем, кто до сих пор не уехал из региона, дедушкина хрущёвка не важнее, чем будущее вас и ваших детей, а примерно поколение человеческой жизни в регионе будет сильно хуже, чем в остальной Украине и РФ.

Если будет возможность, мы будем улучшать тактическое положение, но класть бойцов десятками за безымянный террикон не будем — нажали, не получилось, отошли. Не стоит также мечтать о быстром возвращении городов под контроль, а получить назад Горловку в состоянии Широкино, где по подвалам сидит сотня тысяч электората «Оппозиционного блока», который мы будем кормить и восстанавливать ему инфраструктуру поколение человеческой жизни — удовольствие так себе.

Задача озвучена уже давно — ввод войск ООН как на линию соприкосновения, так и на государственную границу. Обычно техническая армия быстро деградирует, если через перекрытую границу перестаёт заходить снабжение, четверть личного состава, управление и тыл. К этому и идём, поднимая для противника ценник содержания здесь и сейчас. Если же Путин захочет продолжать тащить чемодан без ручки, то есть простые проверочные вопросы. Можем ли мы заставить Владимира убрать своих солдат, изображающих шахтёров, и подмести за собой? Станет ли нам жить богаче и безопаснее, если мы примем требования россиян? Можем ли мы в нынешнем состоянии экономики, тратя на армию военного времени меньше, чем Польша, навязать РФ через её прокси и резервную армию большую войну?




Результаты военных действий возле Горловки
Честно ответив на все эти вопросы, вы получите примерную картину происходящего у Горловки, в Приморье и на Светлодарской дуге. Без «танковых кулаков», без наступлений к ЧМ мира по футболу и рассечений анклавов. Рейдовые действия, тактические бои на батальонном поле боя, уменьшение «серой зоны», война на истощение с целью увеличивать процент россиян в «корпусах» — чтобы держать войска ВСУ на ЛБС в тонусе и давать сигнал, что мы в Украине не согласны на очередную Абхазию. Рано или поздно россияне устанут тащить чемодан без ручки, ведь мы защищаем само существование своей государственности, а они — возможность грабить соседей на пожаре. Не последнее обострение в этом году, поэтому запасайтесь терпением — это главное качество в подобных конфликтах.
https://petrimazepa.com/obostrenie_v_gorlovke

Топливо для империи.
vli1910
Источник
Павел Казарин
Кремлю не нужна адаптация русских за пределами РФ. Напротив — ему нужна их максимальная изоляция.

«Самый большой разделённый народ». Когда-то Кремль задал именно такой стандарт описания русских, оставшихся после 1991 года за пределами России. И этим обрёк соотечественников на изоляцию.


Митинг против закона о переходе образования в средней школе в Латвии на латышский язык. Рига, 4 апреля 2018 года
После развала Союза за пределами России оказались миллионы русских. Причём речь не только об Украине — точно так же было во всех бывших республиках СССР. И почти везде этих людей постигла одна и та же судьба.

Любая заграничная диаспора — это всегда soft-power для материнского государства. Та сила, которая интегрирована в новую родину, и потому может претендовать на роль «посла» для старой. Украинская диаспора в Канаде, армянская во Франции или еврейская по всему миру — тому лучшие доказательства. Но у «заграничных русских» ничего подобного не произошло.

Они не стали трендсеттерами. Не создавали стратегии будущего. Не сумели стать лоббистами своих собственных интересов. Таких, которые бы при этом не воспринимались новыми столицами в штыки. По одной простой причине.

Для зарубежных соотечественников Москва предусматривала лишь один формат существования — ирреденты. Им отводилась единственная роль — быть предлогом для «воссоединения» в рамках единого общего государства. И четверть столетия Кремль делал всё, чтобы этот рычаг влияния сохранить.

Для этого ему нужна была самая малость. Не допустить интеграции русских в политические нации тех стран, в которых им выпало жить. Сама идея, что русские могут жить интересами не Москвы, а своих новых столиц, воспринималась как предательство.

Кремлю никогда не нужна была адаптация русских. Напротив — ему нужна была максимальная изоляция русских. Чтобы затем из года в год спекулировать на теме защиты «гонимых и отверженных». Концепт «русские для Украины» воспринимался как враждебный. Потому что Москве нужен был концепт «украинские русские как отмычка для Украины». Всё остальное воспринималось Россией как угроза.

«Заграничным русским» предлагалось ощущать свою национальность как право, а не обязанность. Вместо того чтобы конкурировать с соседями в пространстве позитивных повесток, им отводилась роль «Бабы-Яги», которая всегда против. Единственным их предназначением была объявлена ностальгия. Хранители музейного достояния.

В результате никаких русских партий, ориентированных не на Кремль, в постсоветских странах так и не появилось. Всё, что рождалось, оказывалось в роли пятой колонны. Лоббисты российских монополий. Торговые агенты по продаже имперского шовинизма. Любой альтернативный подход воспринимался в штыки самой Москвой.

К чему приводит подобный подход — мы увидели на примере Донбасса. Того самого, который Москва уже четвёртый год «защищает». С подачи Кремля регион превратили в рукотворное Сомали. В полигон, единственная задача которого — создавать проблемы для украинской власти. А качество жизни тех самых «русских и русскокультурных» на оккупированных территориях Москву не интересует.

Донбасс доказал простую вещь: зарубежным соотечественникам Кремлём отведена роль имперского гумуса. Их интересы вторичны по отношению к интересам российского руководства. Москва воюет не за них, а посредством них. Граждане для империи. И ни в коем случае не наоборот.

Вдобавок именно вторжение на Донбасс запустило ещё один важный процесс. Москва была уверена, что украинский восток и юг рухнут ей в объятия. Что русский язык — это достаточное условие для того, чтобы его носитель был адептом «русского мира». А оказалось, что всё совершенно не так.

В результате вторжения в Украину произошло то, чего Москва всегда так боялась. Русские начали интегрироваться в Украину — в силу того самостоятельного выбора, который они сделали между старой родиной и новой. И в этой ситуации Кремлю уже не приходится рассчитывать на лоббизм своих интересов. Потому что выбор новой идентичности оказался сопряжён с утратой старой.

Скорее всего, новая перепись подарит нам немало сюрпризов.
https://petrimazepa.com/toplivo_dla_imperii