ДОБРОЕ УТРО, ВЬЕТНАМ! ФЕВРАЛЬ – НАЧАЛО МАРТА
vli1910
Позиционный конфликт уже перешёл в такую фазу, в которой может находиться годами. В феврале погибло 34 украинских военнослужащих. В начале марта тоже уже есть потери — по меньшей мере 8 бойцов ВСУ и ДУК. С небоевыми и гибелью на этапе санитарной эвакуации — тот же 1 человек в день. Обострения перекрывают дни относительной тишины.

Чтобы вы чётко понимали порядок цифр: до войны от самоубийств в год гибло до 8 тысяч людей, в авариях на дорогах Украина теряла от 3 до 5 тысяч жизней. Война такой интенсивности может идти десятилетиями. Примеры были в этой рубрике неоднократно — Турецкий Курдистан или Кашмир на слуху даже у тех, кто не интересуется военным делом или политикой. Вся усталость от войны рождается в основном в студиях ток-шоу, в штабах политических партий и на совещаниях у пиар-групп.

Нет, конечно, есть части, которые около года в АТО, где люди реально вымотаны некомплектом. Но тут такое дело, что совсем ещё недавно — по историческим меркам — в том же Афганистане части 40-й армии, исключая танкистов и лётчиков, воевали без ротации несколько лет. Во Второй мировой не было ротации как понятия — подразделения выводили, когда они были разбиты в ноль либо в резерв Ставки. Тащить сибирский батальон на пару тысяч километров в ППД, чтобы солдаты отдохнули и расслабились, никто не планировал. Более того, с отпусками было не очень — у огромного процента участников семьи были в оккупации. Они видели их спустя три года, когда освобождали свои родные места и командир разрешал на сутки мотнуться домой.

В новой истории хороший пример — Сербия: больше пяти лет гражданской войны на фронте от Сараево до Вуковара, конфликт в Косово, бомбардировки авиацией НАТО, больше 300 крылатых ракет по инфраструктуре, тысячи вылетов самолётов. В итоге войска сохранили управление, не были разгромлены, а решение по Косово искали на дипломатическом фронте и при помощи резолюции ООН. Можете сами сравнить и подумать, можно ли вывести из войны 40-миллионную страну «усталостью» от потерь 460 человек за 2016 год, из которых половина погибла от аварий, самоубийств и болезней.

Но зато в Украине налицо признаки достаточно жёсткого внутриполитического кризиса: пляски с блокадой синхронно с введением на территории «Л/ДНР» временных администраций из РФ, арест Насирова и дикий цирк с бубнами вокруг, торговля за место в коалиции. Под ковром рычат и летят клочки шерсти. Именно сейчас внутриполитическая ситуация становится даже важнее, чем обстановка на фронте — наша способность противостоять давлению изнутри на длинной дистанции решит судьбу всего конфликта. Правда, в ближайшие месяцы финала мы с вами не увидим: санкции будут работать, 350 млн долларов помощи от США — осваиваться, короткие транши из ЕС — заходить, на фронте — сражаться за взводные опорные пункты и «стратегические» лесополосы. Но на фронте всё давно понятно — ни одна сторона не имеет решительного преимущества. Обострения не планируется настолько, что после демобилизации шестой волны боевые части ВСУ комплектуются только контрактниками, а резервистов набирают по 8–12 тысяч человек, отрабатывая одну из волн, но никак не эскалацию конфликта.

Затевать полномасштабную войну бесполезно — РФ без мобилизации и минус гарнизоны, Кавказ, тыловые части, Сирия могут выставить сколько же, сколько ВСУ с мобилизацией. Серьёзно, если посчитать многочисленные базы с гнилой техникой, инфраструктуру армии и флота, РВСН, то число бригадных и батальонных групп у РФ и ВСУ в примерном паритете, нет никакого преимущества, требуемого для наступления. А как бы то ни было, спустя шесть волн, три года конфликта и несколько призывов резервистов механизм комплектования бригад первой очередью резерва Украина отладила. Летающие вдоль линии соприкосновения RQ-4 Global Hawk, спутники США и наша агентурная разведка не дадут России скрытно накопить на восточной границе превосходящую группировку, а мобилизацию легко пресечь нефтяным баном, отключением от западных финансовых систем, закрытием доступа к рынку облигаций США, куда РФ вложили 90 миллиардов, или к счетам элиты в западных банках.

Запад вполне чётко высказал свою консолидированную позицию: мир, в котором Германия будет аннексировать сакральный Кёнигсберг, а Япония — Курилы, никому не нужен; Крым нужно вернуть, войну в Европе — прекратить. В принципе, согласие РФ на этом этапе и не требуется, поскольку любые нарушения «Минска» — это повод посильнее ткнуть указкой в болевую точку, расширив список санкций на десяток фамилий и фирм раз в квартал. Вывести войска из «Л/ДНР» РФ не может, ведь все эти российские КБР-5, тыл, советники, операторы БПЛА, артиллерия и танкисты — это и есть «Л/ДНР». Стоит вывести основной «стержень», как структуры боевиков коллапсируют в считанные недели. Идеальная ловушка с точки зрения Запада: бросить боевиков россияне не могут, ввести массово авиацию — тоже, а наращивать группировку внутри «подковы», чтобы месяцами штурмовать районные центры, бесполезно. Вывести контингент сейчас — это завтра поставить ребром вопрос с Крымом, начать обострять — это консолидировать Украину и наращивать её поддержку Западом, перекрыть которую РФ не в состоянии.

Но это всё работает и в обратном направлении. Мы не можем провести скрытную мобилизацию, обеспечить преимущество для успешной изоляции анклавов — над нами всегда будут нависать тысячи километров восточной границы, бюджет на уровне мирной Румынии и тот факт, что техника в войсках, минус учебные центры и институты, едва перекрывает выход из строя ресурса. Пока остаётся только формат вечного «Минска» — при любом президенте, правящей партии, коалиции или «хунте». Именно поэтому вызывают столько эмоций непонятные движения с «блокадами» и политическим кризисом — на фронте понятно всё ещё с лета 2016 года, а вот то, что творится в тылу, не понятно никому.

Проведём параллели: крупнейший торговый партнёр Палестины — Израиль. Сказки о том, как они не ведут переговоры с террористами, пусть останутся для пропаганды. Израиль продаёт людям, которые обстреливают их «Касамами», товаров на 2,5 млрд долларов (2-е место в их экспорте после США), закупает продукции у Палестинской автономии на более 700 млн: мебель, стройматериалы, камень, пластик, текстиль, одежду — внезапно номенклатура совсем не похожа на знаменитую формулу «продаем всё, покупаем ничего». Можете себе представить ситуацию, чтобы там во время одного из обострений с ударами ракет по городам на рельсы села группа протестующих, чей лидер присвоил себе воинское звание, был разоблачён, но, пользуясь неприкосновенностью, требовал прекратить торговлю, а государство предположительно теряло на этом до 1% ВВП и десятки тысяч рабочих мест? И мы не можем. Или страна уже сейчас несёт на этом огромные финансовые и, в перспективе, инфраструктурные потери, и этот цирк с конями нужно пресечь. Или это клоунада, на которую не реагируют ни курс доллара, ни запасы угля антрацитовой группы на ТЕС, ни собственно власти, и об этом стоит прямо и громко заявить. Главное, что поломалось и никак не может наладиться в Украине — коммуникация внутри государства.

На фронте не просто жарко, а горячо. Были дни, когда вечером всё гудело от исходящих и прилётов; возле Авдеевки, на приморском направлении и близ Светлодарска почти не стихало ещё с прошлого обострения, начавшегося зимой. Под Авдеевкой, ЯБП и «промкой» с 1 по 5 марта получили ранения, контузии и травмы не менее 21 человека — массированный миномётный огонь, короткие налёты артиллерии, работа танков с закрытой позиции. «Бутовка-Донецкая», Пески, «Царская охота», «Песочница», цеха шинного завода и позиции напротив «Господаря» были целями чаще всего. По Луганскому (которое в Донецкой области) долбили БМП. Активно гибридная армия использует смешанные огневые группы: пару танков, бронемашины, ЗУ-23/2 на автомобилях. Всё это прикрывается работой артиллерии или САУ. Банально «шатается» ЛБС — идёт работа по НП, высотам, вентиляционным стволам, терриконам, верхним этажам высотных зданий. Бронегруппы «кочуют» вдоль фронта или выдвигаются из глубины. Их прикрывают снайперские пары, автоматические гранатомёты и миномёты — не дают маневрировать в передовых порядках средствами ПТО. И, кстати, о ПТО — минимум на трёх участках фронта зафиксировано массовое применение ПТУР гибридной армией, по 6–10 ракет, целенаправленная охота за техникой или удары по инженерным сооружениям АТО, причём один из эпизодов на севере, где до этого было достаточно тихо — по Авдеевке неоднократно стреляли ракетами из «Конкурсов».

На приморском направлении — «Грады», САУ, 122-мм артиллерия. У морской пехоты — потери от снайперского огня. Бои идут от Широкино, напротив балки в Саханке, к Водяному и мариупольской трассе на Тельманово. Попытки штурма или вывода малых групп в тактический тыл не предпринимаются — просто раз за разом огневой бой, давление на ВОП и РОП, кочующие огневые группы. Вообще, ситуация на «передке» жёсткая, несмотря на грязь в полях и пат в оперативном плане. В сутки — например, 6 марта — случалось больше сотни стычек по всей «подкове». Были дни, когда количество обстрелов зашкаливало и переваливало за 130. Гнутово, Павлополь, Новотроицкое — в разные дни недели входящие из миномётов, крупнокалиберная стрелковка, удары ПТУР, «сапоги». В Марьинке отмечались бронегруппы, ведя беспокоящий огонь, также шли артиллерийские «дуэли». В Крымском, в зоне ответственности ОТУ «Луганск», — приходы из 152-мм артиллерии; в Попасной, Ореховом и Троицком — миномёты; в Катериновке — от попаданий управляемых ракет у ВСУ убитый и раненный. Обрабатывались наши позиции у Станицы, идёт работа малых групп обеих сторон в дефиле Донца.

В общем и целом, война продолжается. Не потому, что она выгодна или идёт знаменитая «торговля на крови». Просто ни одна из сторон не может поставить точку — и по политическим, и по военным причинам, сугубо банальным. Никаких хитрых планов, обменов на Сирию или потери интереса к Украине в Европе, о чём любят бредить в Укрнете. Несмотря на то, что США и Канада, по сути, дублируют наш бюджет на закупки ВВТ, нас ждёт ещё минимум 5–7 лет работы над модернизацией армии — связь, линия стрелковых боеприпасов, стволы, артиллерийские боеприпасы и мины, реактивные снаряды, серийный выпуск пулемётов, восстановление 5–6 комплексов ПВО и 15–20 самолётов в год. Это то, без чего нельзя начинать любое обострение или реконкисту. И кого бы вы не выбрали, ближайшие 5–7 лет мы будем поставлять российский газ в ЕС, приобретать ТВЭЛ, закрывать узкие места по запчастям к постсоветской технике у агрессора. Так что снова и снова берегите дыхание, это сейчас самое важное. Важнее, чем цирки с «блокадой» и сказки популистов про быстрое решение конфликта на востоке Украины.

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Мы победим.
https://petrimazepa.com/viet17februarymarch.html

[reposted post]НУ И ЗА ПОРОХА ЗАМОЛВИМ СЛОВЕЧКО © Андрей Андреев
saracinua
reposted by vli1910
Прекрасная статья, умный да поймёт, устальным налево 😉

Андрей Андреев ©
Чтобы чем-то управлять, надо знать - чем и кем управляешь, тогда не будешь грезить, а будешь реалистом.

Вначале прикинем чем приходится управлять Пороху.
Украина в состоянии гибридной войны с россией. Что означает сия гибридность? Главный элемент войны - информационный, в основе которой лежит пропаганда. Есть экономические и политические факторы. Есть военный фактор - собственно солдаты/офицеры и танки/пушки. Обсудим их чуть позже, вначале набросаем общую картину того, что попало в шоколадные руки.

Кроме гибридной войны Пороху досталась разваленная финансовая система, которую добивала рушащаяся финансовая опора на оккупированных территориях Крыма и Донбасса, когда тысячи клиентов банков - прекратили живить банковскую систему взятием кредитов, и выпали из финансовой пирамиды вместе с не выплаченными долгами перед ней. Это был не смертельный удар, но удар по банковским финансовым яйцам. В целом система устояла, но от боли скрючилась. И иначе быть не могло.

Что досталось "барыге" в экономике ?
Ну помимо его хвабрики в россии... всё забываю, где она располагалась? С первого раза никада не могу вспомнить... ага... в Липецке. Это неизбывное горе части украинцев - эта хвабрика,.. буравчик в жопе... или даже цельный бур, который борцы с липецкой хвабрикой постоянно прокручивают и вопят.)) Не крути придурок, будет же легче.)))

Так вот, помимо бура в жопе... есть у Украины слабая экономика, которую дополнительно ослабили такие факторы. Полуразрушена экономика донецкой и луганской областей... причём некоторая часть разрушена полностью - шахты затоплены, некоторые заводы вывезены в россию и все предприятия работают в гораздо более слабом ритме, чем до войны, значит и отдача их слабее... взять хотя самый большой в Европе авдеевский коксохим, который то работает, то дыры от снарядов латает. А от него металлургия Украины зависит, валютные поступления, которые стали, как у страдающего простатитом - по капле.

Кроме этого прямого удара по яйцам экономики, Украина вынуждена была сама себе нанести чудовищный по силе экономический удар - отказ от кооперации с предприятиями россии и уход с рынка россии.
Read more...Collapse )



Смотрим и распространяем
vli1910
Originally posted by ibigdan at Смотрим и распространяем

ссылка на ютуб

Богдан Карпенко:
Якщо коротко описати ситуацію, яку бачу по моніторингу соцмереж: група давно відомих і добре підготовлених провокаторів, яка зібрала навколо себе аудиторію ретранслюючи популізм, активно провокує владу на силові дії, прикриваючись волонтерами, ветеранами, добровольцями, котрі, в силу активного зомбування лютим популізмом, маніпуляціями, відвертою брехнею, не здатні рахувати далі, ніж на крок уперед, і не бачать абсолютну пагубність власних дій. Станом на сьогодні, прихильникам даних провокаторів надійно внесли у голови, що "головний ворог не у Москві, а у Києві", і що "терористичні війська у ОРДЛО знаходяться не через підтримку збоку армії РФ, та техніки РФ, а через контрабанду, бізнес олігархів". Тобто, у таких людей цілком і повністю відключене розуміння реальної ситуації, і створена картина внутрішнього конфлікту, де відсутній Кремль, як агресор. Спроби пояснити зазомбованим провокаторами українцям, що їх зараз використовують для руйнування країни, призводять виключно до різкої агресії з боку зазомбованих маніпуляціями, криками про "інфотітушок", проклинаннями, погрозами "вішати порохоботів", "відправляти порохоботів на підвал" тощо

Ціль провокаторів, які сьогодні представляють політичні сили Коломойського, Садового, Саакашвілі, Тимошенко: максимально розкачати любі зіткнення між зазомбованими маніпуляціями українцями, та владою, через соцмережі, та підконтрольні ЗМІ, щоб за допомогою маніпуляцій щодо даних зіткнень спробувати підняти внутрішній бунт в Україні. Дані політичні сили сподіваються прийти до влади через створену кризу (а, можливо, і мають вже домовленності з РФ). Реальність же буде наступна: ситуацією неодмінно скористається агресор, а Захід погодиться, що легше домовитись з Росією, чим з палаючою внутрішніми протиріччями Україною. Наслідок - втрата нами незалежності.
 

ДОБРОЕ УТРО, ВЬЕТНАМ! АВДЕЕВКА. ФЕВРАЛЬ
vli1910
Одна из самых удивительных ситуаций в украинском информационном поле – регулярный процесс натягивания совы на глобус.

Обострение в Авдеевке – это попытка привлечь внимание Трампа к украинскому кризису и получить бонусы на переговорах. Артиллерийские дуэли сразу в трёх участках фронта – это потому, что новый американский президент поговорил с Путиным и дал ему добро на развитие событий на Востоке.

Или опросы, чем закончится ситуация в Авдеевке на сайтах ведущих украинских телеканалов – полномасштабным вторжением, как в ДАП или как в Дебальцево. Сюда же идут рассказы о том, что завтра ВСУ начнут наступление и войдут в миллионный Донецк, а в Краматорске уже начали раздавать повестки. Речь даже не идёт о слухах в социальных сетях или волнах – выходят аналитические статьи, подобное заявляют каналы с несколькими миллионами человек аудитории, идёт обсуждение на радио и ТВ.

Банально хочется схватить людей за воротник и кричать им в ухо о том, что происходит на фронте. Как ещё осенью бойцы на приморском направлении сидели без связи по 7 часов и принимали по 200 входящих за сутки. Как с наступлением ночи выбрасывались тонны железа через фронт с эффективностью в 1-2 раненых в сутки, но канонада стихала только под утро. Как шла кровавая незаметная возня за серые зоны – столкновения в посадках, подрывы на управляемых минах, огонь на десяти метрах в упор и вынос раненых под вой миномётов. Идёт война и любые обострения, даже такого масштаба, как под Авдеевкой – почти норма для позиционной войны.

Нет никакого Трампа, никакого хитрого плана – обе стороны пытаются улучшить своё тактическое положение (даже если в процессе выполняются другие цели). И совсем не важно – это капитан Кизило отправился отбивать позиции «роты Креста» и «Алмаз», а «Грека» перебросили туда отбивать, или всё было наоборот. Одна сторона пытается занять изолированные позиции с простреливаемыми неудобными коммуникациями, а другая начинает обострять, контратаковать и вести огневое поражение в глубину – раз за разом от Широкино и Светлодарска до стычек по фасу Донецка. Зачем в этой схеме конспирология – не особо понятно.

По итогам боёв под Авдеевкой – ВСУ сбили противника с опушки и опорного пункта возле разрушенного моста. Подход к ним был только с восточной стороны по «зелёнке» и быстро оказать помощь или отойти там нереально – именно поэтому на месте и остались «подснежники» в виде покрошенного гарнизона.

Теперь фланг противника на дачных участках в районе виноградников под угрозой – сидеть на «малых дачах» с нависающими зданиями промышленного комплекса, позициями возле Песочницы и так было не подарок. Сейчас же снабжение передовых секретов, НП и блиндажей становится настоящей проблемой для «гибридов». Есть небольшое продвижение под Бутовкой, возле прудов фильтровальной станции, рынок «Господар» хорошо просматривается со стороны зелёнки, есть в перспективе шанс выйти в сторону «депо» и «7-го километра» – мы продолжаем сковывать противника, охватывать его укреплёнными позициями с общей системой огня, максимально ограничивать ничейное пространство.

В идеале цель – соприкосновение с врагом до 500-700 метров, полная невозможность разворачиваться в серой зоне, ставить мины, выводить на ударные позиции станковые гранатомёты, выдвигать снайперов на нейтралку. Только жизнь в блиндажах, только пуд глины на ботинках, только вода по колено и бесконечные миномётные прилёты, выстрелы СПГ и пулемётные очереди.

Начиная с 2015 года – с попыток подрыва того же моста под Раздольным, пусков поездов под откос, поджогов техники и ликвидации одиозных командиров чётко видны поставленные задачи. И системная диверсионная работа, и уменьшение серой зоны, и локальные операции в спорной по Минску зоне преследуют примерно одну задачу – лишить противника инициативы и выматывать.

Просто мешаем им козлить. Никаких больше прорывов под аэродромы с ПЗРК, засад в тактическом тылу, постановок СВУ и весёлых рейдов с целью «покосить укропа». Только страдания, окопная война, нехватка людей и проблемы с ротациями. На фронте в 460 км в 2017 году Украина всегда будет иметь преимущество перед огрызками двух областей в плотности боевых порядков, частоте ротации и возможности провести слаживание. А «добровольцы» из РФ ресурс тоже конечный. Особенно на фоне примеров с Бушуевым, подрывами военного руководства ЛНР под домом и бунтов с простреленными ногами.

Одно дело приезжать на весёлую войнушку как Мильчаков – фотографироваться с убитыми, пытать пленных и отжимать машины. А другое дело сидеть в дырке в земле месяцами, получать по шее за проколы по службе и озираться в редких отпусках в пределе Донецка, чтобы не сгореть на работе. Кстати, одна из причин некомплекта до 40% в корпусах народной милиции (как повеяло совочком, ага) это именно окопная война – бесперспективное сидение на ноле под огнём, соблюдение Минска, пока в тылу подрывают и расстреливают первых лиц ополчения, а только ленивый не ездит «к укропам за едой», лекарствами и социальной помощью. Сохранять давление в котелке, не давая противнику выйти на оперативный простор и вести маневренную войну, одновременно воздействуя на мораль, пока у Украины получается неплохо.

Обострение под Авдеевкой одно из самых жестких с зимы 2015 года – только ОБСЕ зафиксировали до 8 тысяч разрывов, массово применялись реактивные системы, включая «Ураганы» и 152 мм артиллерию. Как таковые штурмовые действия закончились в первые трое суток – после нескольких попыток сбить «черную бригаду» взводными группами начались массированные обстрелы подходов к мосту и опушке с обеих сторон, поражение тактического тыла, обработка населённых пунктов за 20 км от линии боевого соприкосновения и артиллерийские дуэли.

О плотности огня может говорить то, что исходящие РСЗО несколько раз были замечены прямо в эфире российских каналов – гул канонады под Авдеевкой, в треугольнике под Донецком и вплоть до Марьинки иногда не стихал больше 11-12 часов. Опытное, Пески, многострадальная промка – плотный огневой бой, миномёты, ствольная артиллерия.

Под вражеским огнем Галициновка, трасса под Карловкой – там были погибшие, накрывались подкрепления и оперативно-тактический тыл, несколько тяжело повреждённых автомобилей.

Судя по тому, что у противника гибли ротные и комбаты, а у безвременно ушедшего от нас Гиви вышло из строя 6 человек охраны, шёл и обратный процесс, причём достаточно плотно. А вот взрыв на Мотеле 2.02.2017, в котором испарился грузовик вместе с сапёром из «Востока», это или детонация или удар ВТО – там нет ни воронок от «плюсов», ни следов осколков на стенах.

На Трудовских расстреляны «Камазы» гибридной армии, ещё одна машина была поражена ПТУР 92-ой бригады – в итоге по всем эпизодам больше десятка погибших и хватает раненых, там тоже продвижение ВСУ в районе дороги и перекрёстка, по всей подкове система НП, секретов и окопчиков постепенно превращается в укреплённые опорные пункты, которые не дают противнику продохнуть.

Обрезается снабжение, наносятся удары во время ротации и попыток командования выдвинуться на рекогносцировку. Танки, которые активно применялись гибридной армией в период наибольшего обострения вплоть до 5 февраля, в этот раз не пытались разминировать поля своими гусеницами или повторять «Валеру». Работа идёт с дальней дистанции группами по 3-4 машины, в связке с бронегруппой на БМП и кочующими огневыми точками.

Почти в каждом случае контакта выход на позицию прикрывался плотным обстрелом из ЗУ-23\2, снайперскими парами, передок обрабатывался миномётным огнём – чтобы не давать ВСУ маневрировать расчетами с ПТО. Пробовали шатать «промку», сбивать ВСУ из «Алмазов», вести беспокоящий огонь по опорникам вдоль фаса Донецка, но, натыкаясь на огневое противодействие, откатывались на исходную, а по вскрытым точкам начинала насыпать артиллерия. Пехота противника действовала как по линии возле насыпи железной дороги, близ ДФС, так и под Спартаком – но это скорее были демонстративные действия и разведка боем.

Потери ощутимые у обеих сторон – по официальным данным у ВСУ 27 погибших, включая двух капитанов из 72-ой и 80-ой. Есть павшие как среди ветеранов, прошедших горнило боёв с 2014 года, так и среди молодёжи.

У гибридной армии 28 бойцов, что они признали, включая несколько пленных, правда, выжил только один – оператор ПТУР. С ранеными, обмороженными, травмированными, контужеными и пропавшими без вести вышло из строя до двух штатных рот с каждой стороны – естественно, что эти цифры размазаны по подразделениям, но 130-140 человек санитарными и безвозвратными в наших условиях это очень немало. С другой стороны – десятки тонн снарядов, ракет и мин на линии в десятки километров приводят к 5-6 погибшим в сутки и продвижению за две недели на 500 метров. Вторая мировая война в цвете.

Касаемо накрытия стадиона «Химик», ударов по кварталам Авдеевки, прилётов по Донецку, обесточивания «Коксохима» и гуманитарной катастрофы. Обе стороны специально не таргетируют застройку – смешно говорить о каких-то обстрелах мирняка, когда в центре Донецка до сих пор, спустя тяжелейшие обострения, функционирует бывшее здание СБУ, «министерства» и «дом правительства» «молодой республики», а с нашей стороны как часики трудятся Углегорская ТЕС, «Метинвест» и тот же «Коксохим» останавливается за 3 непростых года только второй раз.

777 млн военного сбора с предприятий, расположенных в «Л\ДНР», тоже намекают на многое, как и то, что несколько городов запитаны водой и энергией со стороны боевиков, и наоборот. Была бы реальная военная необходимость – 20-30 км вглубь по обе стороны фронта превратились бы в лунный ландшафт.

При помощи «Смерчей» и «Пионов» вполне реально и глубже – включая даже низвержение территории на пару веков назад с полным уничтожением любой инфраструктуры передачи электроэнергии. Мы же имеем то, что имеем – бои в спорных по Минску участках, политический пат и обвинения друг друга в геноциде населения, с обстрелами посёлков, но работающими заводами и налогами для обеих сторон.

Что тут можно сказать? Украинские танки с «Саксонами» в Авдеевке, которые не сфотографировал только ленивый, всё же не сравнимы с исходящими реактивными снарядами из дворов Донецка и стоянки «Ашана». Тем не менее, во всех конфликтах нового времени войска укрывались в застройке. В Сараево в центре Европы, во время войны за независимость Израиля, во время операции на Фолклендских островах. Это работает, хотя ВСУ и пытаются выносить свои огневые точки за пределы застройки и городов. В той же Авдеевке танки просто некуда деть, если ты, конечно, решил Авдеевку защищать. Города на Донбассе часто переходят один в другой почти без разрыва.

Во время КББ или охоты за целями в тактическом тылу мирным жителям обязательно будет прилетать, а гибридные «реакторы» прятаться на площадках между домами – думаете, для тех «минусов», которые были видны в репортажах российских каналов, не нашлось пустырей или позиций на кольцевой (которая много где идёт вплотную к застройке)?

Можно возмущаться, писать в Европейский суд, телеграфировать в ООН и угрожать Гаагой. Но есть только два способа перестать изображать из себя мишень и жертву во время регулярных обострений – бежать или сражаться, как мы неоднократно писали ещё два года назад.

Можно, конечно, верить в озабоченность, международное сообщество и то, что ответственные наведут порядок. В конце концов, верят же, что Гиви взорвала украинская ДРГ – та, которая действует в кафе «Ветерок», поит специальным чаем Болотова и дарит Беднову машину, в которой он взрывается.

Но по-честному – ситуация продлится ещё месяцами. С каждым разом ожесточение нарастает: удары по объектам инфраструктуры, тепловой генерации, котельным, системам очистки воды – лишь вопрос времени. Если вы живете в «красной зоне» с любой стороны от линии соприкосновения – рано или поздно вам не повезёт, ничего личного, банальная математика от участников боевых действий.

Радует только одно – реакция украинской системы на обострение в Авдеевке или Светлодарске. И волонтёры, и медики, и военно-гражданская администрация, и подразделения Civil-Military Cooperation, и волонтёры с БПЛА, и бойцы бывшего ДУК, и ОТУ «Донецк» действовали как единый механизм – тонны грузов, пункты обогрева и эвакуация, точечная адресная помощь на передке, санитарный транспорт, жёсткая активная оборона на линии соприкосновения.

Время же сейчас играет против самой идеи «русского мира» – с зарегистрированным ребёнком Моторолы в Украине, с пенсиями и деньгами на переселенцев, с заменой паспортов и визами, с продуктами и лекарствами в Волновахе. Социальная база боевиков и гибридной армии деградирует, а про нехватку личного состава, о том, что приходится оставлять позиции, потому что нет людей, у них прямо пишет тот же Ходаковский.

Между жизнью на грани нищеты и смертью за непонятно что, со взрывами первых лиц «ополчения» на улицах местные всё-таки выбирают жизнь, голосуя ногами против «республик». И это не может не радовать, несмотря на все смерти и разрушения в Авдеевке.

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Мы победим.

https://petrimazepa.com/viet17feb

ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫЕ СОЮЗЫ
vli1910
Союзники во Второй Мировой войне (Allies of World War II если на английском или, если использовать советский штамп, Антигитлеровская коалиция) это противоестественный союз.

Дело в том, что наиболее естественной формой среди всех возможных блоков был бы союз условно тоталитарных стран против условно демократических (и их сателлитов любой формы правления). То есть логично было бы, чтобы национал-социалистическая Германия Гитлера, фашистская Италия Муссолини, интернационал-социалистический СССР Сталина и милитаристская Япония Хирохита воевали бы со всеми демократическими странами мира плечом к плечу, а уже потом между собой за светлое будущее.

Собственно, так и было до 22 июня 1941 года. Советский Союз имел договор с Германией о разделении сфер влияния в Европе, Гестапо и НКВД обменивались списками неблагонадёжных лиц, газеты поздравляли лидеров союзных стран с праздниками и днями рождения. Процветала торговля ресурсами и военной техникой, ну и совместный парад в Бресте забывать не стоит.

Однако хотя подобный союз и был естественным, он был не жизнеспособным. Потому что ареалы обитания, определённые самой логикой создания национал-социалистического и интернационал-социалистического режимов, пересекались. Как, впрочем, пересекались и советский с японским ареалы. Национал-социалистическому режиму нужны были советские территории для расширения жизненного пространства, интернационал-социалистическому – немецкие люди для расширения пространства идеологического. Разницы никакой – что там концлагеря и убогие сателлиты, что там.

Италия же, например, не пыталась быть соперником Германии, а Япония была слишком далеко от Германии и они могли разделить мир между собой. СССР и Германия не могли – конфликт был неизбежен и вопрос состоял только в том, кто первым ударит.

Гитлер ударил первым и в полном соответствии со словами Гарри Трумена возник противоестественный союз – Allies of World War II. Противоестественные союзы всегда возникают по какой-то причине и существуют максимум до того момента, когда причина будет устранена. Так что для всех было очевидно, что в момент, когда страны Оси будут разгромлены, союз распадётся в соответствии с идеологической логикой.

Так и произошло. По мере того как близился конец войны, стороны готовились воевать друг против друга как на территории Европы, так и в других странах.

Однако то дела давно минувших дней.

Сейчас нам бы хотелось заметить, что в современном мире существует точно такой же противоестественный союз, сложившийся вокруг сирийской проблемы. Как и положено в однополярном мире, это союз региональных игроков – союз России, Турции и Ирана. Как и положено, это союз антиамериканский. Иран и Россия ощущают себя соперниками США, а Турция не рада курдскому проекту, который США реализовывают на турецкой границе. Как и положено гибридному миру, этот союз номинально антиигиловский, а на деле каждый из участников в Сирии преследует свою цель.
Кроме того, стоит отметить, что Турция имеет ещё и серьёзные идеологические разногласия с основными странами ЕС. Кроме того, серьёзные разногласия Эрдоган имел и с демократической партией США. Соответственно, нужно понимать, что для Турции вхождение в этот условный союз – это возможность отстаивать свои специфические интересы перед реальными стратегическими партнёрами по НАТО.

Противоестественность же союза состоит в том, что Иран и Турция являются региональными противниками, а Россия в региональном раскладе вообще не пришей кобыле хвост. Иран шиитский, а Турция суннитская с суннитским императором-исламистом во главе. Даже если отвлечься от религиозных проблем, турецкий лидер явно грезит о Порте и Иран однозначно видится её составной частью или в худшем случае послушным вассалом. У власти в Иране же совершенно отбитый режим аятолл, готовый ради торжества веры и потока нефтедолларов в личные карманы заставить жрать иранцев траву, а когда та закончится, то и песок. Иран откровенно заявляет о том, что хочет быть гегемоном в регионе.

Противоречия Турции и России более чем очевидны. И дело даже не в столкновении интересов в Сирии или в том, что Турция является историческим противником Москвы. Турция – член НАТО с внушительной армией (хоть и подорванной чистками) и вряд ли покинет трансантлантический блок, а Россия именно НАТО с недавних пор считает основной угрозой.

Противоречия между Ираном и Россией исключительно рыночные. Конечно, Иран не хочет видеть Россию в своём регионе, а хочет от РФ лишь вооружений, ракетных и ядерных технологий. Однако самым важным противоречием является европейский рынок нефти. Иран под санкциями – российская нефть в Европе, Россия под санкциями – Иран возвращается назад в Европу. Если же Иран одновременно с Россией воюют за европейский рынок – это неизбежный демпинг, в котором Россия проиграет.

Как видим, союз очень противоречивый и именно этому союзу, согласно вееру околоконспирологических теорий, Трамп предлагает решить проблему Сирии для него.

И вот тут очень важный для нас момент. Конспирология должна быть хоть сколько-то внутренне непротиворечивой.

Давайте изучим базовые аспекты так называемого возможного плодотворного сотрудничества Путина и Трампа.

Многие считают, что в текущий момент Россия может продать своё активное участие\неучастие в этом противоестественном союзе за украинский вопрос. Есть идея о том, что Россия усилит своими «ихтамнетами» потрёпанных иранцев с их хизбаллонами и деморализованных «успехами» в Эль-бабе турков. Совместная коалиция (возможно, при поддержке ВВС США) вшатает ИГИЛ и неудобных для всех сирийцев и в регионе наступит мир. Некоторые считают, что подобный размен Трампу как бизнесмену (а не политику) по большому счёту будет понятен.

Позиция в рамках таких заявлений Трампа в общем логична и непротиворечива.

Победить ИГИЛ как образование можно. Зря говорят, что ИГИЛ не важна территория. Ещё как важна, но не так важна, как всем остальным. Турки воюют за Эль-баб как стратегический пункт, рассекающий курдские анклавы, Россия будет держать треугольник вокруг Тартуса, алавитам важен Дамаск, Иран вообще хотел бы получить и в Сирии, и Ираке дружественные режимы (в Ираке уже шиитский, сирийские алавиты это подвид шиитов). ИГИЛ на всё подобное плевать, но ИГИЛу нужна обширная территория, потому что нужно где-то маневрировать. ИГИЛ действует манёврами, обходными ударами, неожиданной переброской сил, которые бьют там, где их не ждут и вызывают панику. Как поймать льва в пустыне? Перегородить пустыню пополам. А потом часть со львом ещё раз пополам. И так далее. ИГИЛ может легко потерять один город, но только если возьмёт любой другой. Если пространство сузится, льву негде будет маневрировать. А ИГИЛ, связанный боями или осаждённый в городах, перестаёт быть глобальной военной проблемой и угрозой для других игроков региона.

У этой концепции есть, однако, проблема.

Например, тот самый противоречивый союз, в котором за два дня до победы над ИГИЛ его участники начнут друг другу со всевозрастающей интенсивностью создавать проблемы. Собственно, что они и делают сейчас.

Однако настоящей проблемой является то, что Иран в этом противоречивом союзе совсем не радует Трампа. Трамп вообще нацелен на то, чтобы перекрыть Ирану кислород и с высокой долей вероятности он это сделает. Израиль не зря потирает руки, Большой брат морпех снова зол на иранского хулигана.

Более того, Трамп может, используя противоречия в этом союзе, вообще уйти от любых разменов (вроде размена Украины на Сирию).

Люди, которые считают, что Трамп бизнесмен, должны считать его бизнесменом до конца.

Зачем отдавать что-то, если можно вообще не отдавать?

Зачем размениваться с контрагентами активом, если нет никакой гарантии, что они выполнят свои обязательства?

Это Обама мог (предположительно) играть в игру – пустим сланец и Иран на европейский рынок и обвалим цены на нефть. Трампу как бизнесмену будет интересно закрутить Ирану гайки и дать возможность развиваться сланцевой нефтедобыче в США. Нефть подорожает? Во-первых, Сауды скажут спасибо, во-вторых, традиционная нефтянка скажет, в-третьих, экспортно\импортный баланс повеселеет.

Условно говоря, это Обама в такой ситуации должен был играть тремя слабыми игроками против ИГИЛ, балансировать между курдами и шиитами в Ираке вплоть до пошагового штурма Мосула, и смотреть, кто будет новым главой региона. У Трампа нет таких обязательств и нет такой необходимости.

Он может выбить из уравнения Иран, и он, скорее всего, сделает это. Это ведь просто. Сначала словесная интервенция. На неё Иран ответит расконсервацией ядерной программы. За этим последуют угрозы. Хлоп – и новое эмбарго, Израиль хлопает в ладоши, Сауды смеются в бороды. И тогда Кремль резко окажется на раздорожье – поддержать новый санкционный режим или нет? Если нет, то конфронтация. А если да (а Кремлю бы очень этого хотелось) – то какой же тут союз?

Иран так неприятен Трампу и Республиканской партии в общем ещё и потому, что в результате политики демократов и формирования их «балансов» Ирак (за который заплачено американскими деньгами и кровью американских солдат) спокойно дрейфовал в орбиту Ирана. Для республиканцев это совершенно неприемлемо.

Взамен Трамп может усилить Турцию. Это Обаме Эрдоган был нерукопожатен после переворота. А Трампу нормально. Это Обама плёл тонкие дипломатические игры, настолько тонкие, что их не могли разобрать даже союзники США. Трамп играет проще. Для человека, который обрушил десятилетние усилия по созданию Транстихоокеанского партнёрства выдать, например, Эрдогану Гюлена дело вообще не сложное. Равно как и открыто заявить что, да – Эрдоган сукин сын, но это наш сукин сын и вообще за ним сильнейшая армия НАТО (после США). Пусть кричит Европа, пусть стенают правозащитники – Трампу будет плевать.

Трамп продаст это своему избирателю. Пусть турки сражаются с ИГИЛ за свой счёт и за свои интересы. Трамп же такой формат тому, кто за него голосовал, и обещал. То, что турки будут сражаться с курдами, с Асадом, или с российскими ЧВК, а с ИГИЛ постольку-поскольку, дело десятое.

В рамках такой стратегии не исключено, что уже Кремлю придётся бежать за Турцией, чтобы успеть взять себе хоть что-то от сирийского пирога.

Гитлер не смог раскачать Союзников во Второй Мировой. Во-первых, он был в игре, во-вторых, он был врагом. Трамп за пределами игры и с Трампом все хотят дружить.

Так зачем ему отдавать хоть что-то, если есть возможность не отдавать?

Всё-таки демократы США всегда были связаны идеологией. Тут тебе и помогать униженным и оскорблённым нужно, и с потеплением глобальным бороться, и с диктаторами нянчиться «зась», и развитие конкуренции надо поддержать, и свободный рынок надо обеспечивать. Ну, и, соответственно, победа могла обеспечиваться лишь конвертацией технологического преимущества в реальное. И, соответственно, развитие «гражданского общества» в других странах (в формате лоббизма на основе предоставления технической помощи) было основным инструментом влияния. Демократам всегда было трудно с диктаторами, настоящими радикалами (в том числе религиозными), олигополиями и так далее. А ведь там весь регион такой.

Вот ты восставший за свободу против тирана Асада, а вот через неделю ты уже религиозный фанатик и режешь головы гражданам Евросоюза. Тут ты закрываешь ядерную программу и требуешь отмены санкций (ведь обещали же), а потом ты на полученные после прорыва торговой блокады средства отправляешь своих «ихтамнетов» в Сирию. И твои «ихтамнеты» с дерьмом смешивают интересы Демократической партии США, которые санкции с тебя и сняли. Трудно демократам было с такими партнёрами.

А Хезболла, например, это вообще песня. Для США террористическая организация, которая от ИГИЛ отличается только давностью образования (просто все привыкли и давно общаются с представителями). Надеюсь, все ещё помнят про «Мир Галилее» 1982 года и какие цели обстреливал линкор «Нью Джерси», и что Хезболла была создана как прямой ответ на агрессию США и Израиля в Южном Ливане? Прикольные союзники получаются.

Россия хочет дружить с Трампом и предлагает ему совместную операцию силами своего противоестественного союза?

Есть большие сомнения. Как показывает практика, Турции и России, например, крайне сложно удержаться от того, чтобы не позасовывать друг другу в спины разные предметы. Самолёты, помидоры, санкции, послы. Из последнего вот столкновение частей сирийской армии (предположительно состоящей из вагнеровских «ихтамнетов») с частями FSA (предположительно состоявшей из солдат армии Турции) под Эль-бабом. Асадиты запросили авиационную поддержку и внезапно кремлёвские военно-космичи отправили к гуриям трёх солдат армии Турции (то есть солдат НАТО). Путин, конечно, быстро позвонил Эрдогану и стороны вроде как договорились не раздувать конфликт. Но сам факт.

Сами турки уже обещают Трампу всё в Сирии порешать самостоятельно, а Трамп настроен на то, чтобы убрать из Сирии и Хезболлу, и иранский КСИР.

Ирану уже очень не нравятся даже перспективы совместных действий с США, особенно на фоне чёткого антииранского позиционирования Трампа. Аятоллы отлично понимают, что РФ совсем не против Ирана под санкциями.

Выводы просты. Путину особо нечего предложить для Трампа на обмен. Более того, Путину надо что-то ещё добавить, если он хочет что-то получить. Просто бизнес.

Не будут менять Сирию на Украину, потому что нет у Путина Сирии. И потому что Трампу этот странный противоестественный союз проще развалить, чем с ним договариваться.

Даже в рамках этой деконструкции нет никакого профита в том, чтобы отдавать нас в орбиту Кремля. В нас тоже уже вложено много американских денег. Конечно, реально вложено не много, а много профукано по пути и в процессе освоения, но это для нас. Мы их не видим. А для Госдепа – они есть, счета оплачены, деньги потрачены, и много. И за это «много» мы должны будем оставаться в орбите США. Мы уже в зоне их интересов – как минимум долги надо вернуть.

Однако всё описанное совсем не значит, что Трамп будет конфликтовать с Путиным. Тоже незачем.

Ведь основным врагом для Трампа является Китай, а Россия опасна только как ядерная держава. И главная задача по РФ, которую Трамп ставит перед собой – лишить Россию «ядерной дубинки». В смысле не дать перевооружить «ядерную триаду» и перевести её на современный технологический уровень, позволяющий прорывать ПРО США хоть с какой-то вероятностью.

И тут «вилка Трампа» состоит в том, что денег России нужно оставить столько, чтобы она не развалилась и не стала сырьевым придатком Китая. Но не достаточно для перевооружения всех частей российской армии, и мы не имеем в виду пехоту.

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец
https://petrimazepa.com/nottrueembrace

БЛОКАДА ИЛИ «БЛОКАДА»?
vli1910
В настоящее время на повестке дня блокада, которую организовали бывшие бойцы добробатов, заблокировав железнодорожный путь, идущий на неподконтрольную территорию.
Автор данной статьи очень скептично отнёсся к этой инициативе, и попробует рассказать, почему именно данные действия являются чем угодно, но не блокадой.

Бизнес в ОРДЛО на паразитировании Украины ведётся с 2014 года. Причём довольно успешно. Не прекращая эти потоки, Украина, по сути, является спонсором террористов. Значит, боевикам есть за что держаться и пока есть из чего вытягивать деньги – они будут иметь высокую мотивацию и дальше поддерживать статус-кво. Паразитирование ведётся главарями группировок, с передачей «наверх» денег главарям самопровозглашённых республик и их подчинению. Давайте попробуем разобраться, в чём заключается основное финансирование руководства самопровозглашённых республик и их опричников.

Торговля углём, деревом и прочим – на неподконтрольную территорию идут целые железнодорожные составы. Это самый раскручиваемый в СМИ тип торговли с непризнанными республиками и в том числе, наверное, самый объёмный по деньгам. С «той стороны» этот бизнес в том числе контролируется бывшими регионалами, людьми Ахметова, Юры Енакиевского, Королевской и т.д.
Торговля при помощи автотранспорта. Ведётся по магистралям, через «прикормленные» блокпосты как на контролируемой Украиной территориях, так и на территориях боевиков. Как правило, торговля идёт продуктами питания, медикаментами, стройматериалами и прочим.
«Крышевание» предприятий, которые находятся на территории ОРДЛО и возле линии соприкосновения. Боевики «крышуют» бизнесы предприятий, которые хоть и находятся на территории ОРДЛО, но являются украинскими. Они отгружают продукцию в Украину, платят налоги в Украину, получают зарплату из Украины. Для нашей страны они стратегически важные (типа шахты им. Засядько), и потому по ним до сих пор существует своеобразный договорняк, который, как правило, регулируют регионалы.
Пункт первый.

Пойдём по первому пункту. В настоящее время действительно идёт торговля с территориями под эгидой вышеуказанных людей. Украине нужен уголь, его мы частично закупаем в ОРДЛО. Особенно зимой. Когда я задавал вопрос – почему мы не переориентируем наши станции на другой тип угля (а эти попытки уже были, закупали мы уголь, хотели отказаться от антрацита), то оказалось, что просто и быстро только мыши родятся. Логистические проблемы, выстраивание новой инфраструктуры, апгрейд наших нынешних станций – это всё влетает в копеечку. Эта копеечка ложится на плечи людей, которые платят за коммунальные услуги. А с учётом только «точечного» субсидирования – они и так высокие для нашего народа. Потому у энергетиков есть боязнь, что ещё одно повышение вызовет коллапс в оплате комуслуг. Кроме того, чтоб сделать необходимую температуру в станциях с углём с более низкой температурой горения и углём большей зольности, надо «помогать» сжиганием газа. А это, как мы понимаем, неслабо повысит стоимость тепла в батареях зимой.
Правительство пыталось в 2015 году отказаться от торговли с террористами. Яценюк приказал прекратить оплату следующих предприятий: Старобешевская ТЭС («Донбассэнерго»), Зуевская ТЭС (ДТЭК бизнесмена Рината Ахметова), Зуевская экспериментальная ТЭЦ, энергоустановки «Донецкого метзавода», «Ясиновского коксохимического завода», «Алчевского коксохимического завода», «Горловского коксохимзавода», «Макеевского метзавода», «Алчевского меткомбината», «Енакиевского метзавода», «Макеевкокса», ТЭЦ ОАО «Силур», энергетические установки концерна «Стирол» (бизнесмена Дмитрия Фирташа), комбината «Каргил», ТПК «Укрсплав». В итоге Старобешевскую и Зуевскую ТЭС отжали боевики.
А вот поставляют ли они электроэнергию на неоккупированную территорию и чем мы за неё платим – это вопрос.
Потом мы пытались возить уголь из стран далёких – и там тоже всё закончилось эпик-фейлом. Переориентация станций под другой тип угля оказалась тем камнем, который поднять не удалось. Но всё-таки первый, и, наверное, самый крупный удар по экономике «республик» был нанесён именно тогда.

Но вернёмся к торговле при помощи железнодорожного сообщения. На территорию, неподконтрольной Украине, идут составы. Полноценная торговля. Эти составы идут по разным железнодорожным веткам, каждый маршрут имеет свои торговые назначения. И нет, это по нашим законам не контрабанда. Потому что мы отправляем товары на украинские предприятия, которые платят налоги, везут сюда продукцию и т.д. Но вот только часть этих предприятий – такие же «украинские», как я рептилоид. А кто их «танцует» – я указал выше.

Пункт второй.

Контрабанда при помощи фур занимает не такое значимое место в общей системе, но отличается тем, что это, как правило, реальная контрабанда. Купил мясо ФОП, положил в грузовик и перевёз на неподконтрольную территорию, где принял это мясо/сигареты/алкоголь уже какой то магазин, шлёпнув на акте печать с ДНРовской символикой.

В своё время этот бизнес был уничтожен где то на 80% мобильными группами, которые состояли из волонтёров, военных прокуроров и СБУшников. До недавнего времени последним относительно большим «порталом» контрабанды было Новолуганское, но с недавнего времени и его перекрыли, хотя там была, по сути, реализована схема легализации контрабанды. Но «порталы» поменьше есть в разных местах АТО.

И несмотря на то, что этот кусок контрабанды не такой значимый в общем объёме – он, наверное, был самым опасным. В результате этой работы получали ранения и волонтёры, и военнослужащие, и СБУшники. Погибли волонтёр Эндрю (Андрей Глущенко) и сотрудник фискальной службы, и это не первые жертвы контрабанды. Но всё равно этот канал потихоньку продолжал существовать. Не помогало ничего: ни «блуждающий» танк, ни мобильные группы, ничего. «Контрабасили» все, и ВСУ, и СБУ, и добробаты. Работать по перекрытию этих потоков – действительно неблагодарное дело. Потому что тебя могут убить свои же. Или свои же «попросят» не приходить на определённые участки. Не забесплатно, конечно. И, скорее всего, хоть и в относительно небольших объёмах, эта контрабанда продержится до конца войны.

Блокада или «блокада»?

«Контрабанду не остановить. Контрабанда перемелет всех. Если контрабандистов вы решите перекрыть. Потихоньку будет. Того, того. Того выкинут из окна. Человека устранить не проблема вообще. Это я как военный говорю. Сейчас щелкну – днем, никто не услышит щелчок затвора. Упал человек. Откуда прилетело – оттуда» (с) Андрей Галущенко (Эндрю)

Пункт третий.

Предприятия на линии соприкосновения в зоне АТО и предприятия, которые находятся на территории, подконтрольной боевикам, являются дойными коровами боевиков.

Это самый проблемный для реализации пункт, чтоб прекратить подкормку боевиков. Потому что собственники предприятия в любом случае будут договариваться с боевиками ради сохранения своей собственности. И передачу чемодана невзаимосвязанными людьми или ежемесячные переводы средств из какого-то швейцарского банка на российский счёт объективно выявить очень трудно. Только случайно.
А к собственнику предприятия что предъявить? Почему это твоё предприятие, мужик, не отжимают, не пилят на металл, почему по нему не стреляют? Ну, так себе предъява, согласитесь. Потому размышлений, как с этим бороться, дальше не будет. Просто потому что есть сомнения в результативности борьбы с этим.

Какой должна быть блокада, по моему мнению.

Во-первых, народные депутаты (которые есть в числе блокадников) должны запросить у Министерства энергетики и угольной промышленности Украины, сколько угля ввозится из неподконтрольных территорий. Опубликовать эти данные и внести закон о том, что мы отказываемся от этого угля и начинаем прорабатывать меры о переводе станций на другой уголь. Кроме того, выясняют, сколько предприятий работает на неподконтрольной территории Украины в принципе, и вываливают эту информацию с законом о том, что мы с этими предприятиями вообще прекращаем работать. Пусть их там на металл режут, пусть людей увольняют, пусть у нас экономика падает – похер. Мы не торгуем с террористами.

Кроме того, эти инициативы должны исходить от определённых депутатов и политических партий. Кто-то должен взять на себя ответственность за инициативу и за то, что просядет экономика и цены на энергоресурсы. А то легко быть патриотом, сидя на железнодорожной шпале у линии соприкосновения, кричать об отказе от ДНРовского угля, а потом в Киеве на Майдане бегать и кричать, что коммунальные услуги подорожали, потому что Порошенко зраднык. Нет, ребята, берите на себя ответственность за инициативу. Если у вас, конечно, есть яйца.

Во-вторых. Выясняется, экспортируется ли из ОРДЛО электроэнергия. Если экспортируется – тоже рубим к чертям. Да, веерные отключения и прочее, но других вариантов нет.

В-третьих, организовываем мобильные группы на блокпостах и контролируем военных, МВД и СБУ на тему контрабанды автомобильным транспортом. Тут тоже нужны яйца, причём стальные. Потому что пулемётчик, который получил возможность заработать себе на трёхкомнатную квартиру, а тут к нему какие то непонятные приехали и не дают зарабатывать – может потом и из зелёнки подстеречь коробом бронебойно-зажигательных. Или «ДРГ» монку поставит. Разное может быть.

В-четвёртых, стать на всех железнодорожных путях, которые ведут на оккупированную территорию. На всех! Я повторю ещё раз – на всех, а не на одном. И не пускать туда ничего. Вот тогда начнут шевелиться. Послетает шелуха с многих, посмотрите.
Но чтобы реализовать эти четыре пункта – нужны яйца. Стальные. И идейные люди, идущие на всё, чтоб победить врага.

Последствия реальной блокады.

Результатом реальной блокады станет немалое подорожание коммунальных услуг, закрытие ряда предприятий, играющих важную роль в экономике Украины, потеря рабочих мест для определенного количества людей. Некоторые предприятия, как металлургические, так и химические (и ряд других), потеряют в рентабельности.
Возможно, о росте экономики придётся забыть. Люди, которые пойдут на это, станут политическими самоубийцами, похерив свой рейтинг перед возмущёнными бабушками, у которых выросла коммуналка и прочим населением, для которых война войной – а коммуналку я хочу недорогую, вы там так воюйте, чтоб я был в тепле и сыт, а то не проголосую за вас. А таких людей, как вы понимаете, у нас большинство. Кто у нас захочет организовать вышесказанное? Кто возьмёт на себя ответственность? Вопрос риторический.

Теперь моё мнение.

Блокаду НАДО организовывать. Пока будет из чего пить соки – террористические сборища будут жить в этой системе. Она просто их устраивает. Им всё равно, как живут люди в этом регионе в общем – их беспокоит свой заработок. Как только его не станет – система начнёт распадаться. Распадающуюся систему ты ничем не сможешь поддержать, ни российскими войсками, ни денежными вливаниями, ничем. Пока же мы видим в ОРДЛО гомункула, слепленного из российских войск и финансирования России и украинского финансирования путём торговли с оккупированными территориями. Мы нынешней политикой формируем на Донбассе новое Приднестровье, со всеми прелестями ПМР. Там тоже вовсю гоняют контрабас из Молдовы и торгуют с ПМР, и там тоже стоят российские войска. И, как видим, ПМР живёт по сей день. А нам оно не нужно.

Блокада или «блокада»?

С первого взгляда не поймёшь, «ДНР» это или ПМР…

Мы сами подкармливаем террористов, которые висят у нас на ногах пудовым грузом и тянут нас на глубину. Если границу начнут передавать в 2017 году – то да, смысла она не имеет, всё равно своё заберём в краткосрочной перспективе. Но если РФ не делает ничего для передачи границы – то блокаду нужно организовывать. Лучше построим заново то, что распилят орки, когда вернём территорию через годы, чем будем кормить ОРДЛО десятилетиями. Через несколько лет мы оправимся от экономических последствий блокады и станем самостоятельными в экономическом плане. А это в стратегической перспективе стоит немало.

Я за блокаду. За полноценную. За автомобильную, за железнодорожную. Мы воюем или нет? Воюем. А, значит, блокада необходима. Полноценная блокада и политическая воля. И политические самоубийцы, которые возьмут это решение и его выполнение на себя (кстати, возможно, эти люди потом станут реальными «самоубийцами». Мало ли, кто у нас из окон случайно выпадает…).

Блокада или «блокада»?

В настоящее время возле линии соприкосновения группа лиц, руководимая Семенченко и Лихолитом, заблокировала один железнодорожный путь. Почему не все? Почему не начали подготовку к блокаде с лета, когда правительству пришлось бы отказываться от ОРДЛовского угля и что-то думать о переориентировании ТЭС на другой уголь? Почему депутаты не сделали запросы в Министерство энергетики и угольной промышленности, чтоб предъявить народу, сколько угля завозится из ОРДЛО и потребовать прекратить это? Тем более стали бы ясны маршруты, железнодорожные пути, количество угля и было бы понимание, на сколько денег мы вообще спонсируем террористов! Было бы понятно, как минимум, с чем бороться и в каком объёме.

Блокада или «блокада»?

Всё, сепары, хрен вам теперь что приедет!

На Семенченко сейчас и так, если не ошибаюсь, шесть уголовных дел заведено, на Лихолита тоже судебные дела есть. А если там ещё «в теме» помощник Лихолита, некий Радченко (Рубеж) – то пазл вообще складывается неплохо. Данное перекрытие одной железнодорожной ветки, без системности и с нынешним пиаром – это, судя по всему, временная акция, цель которой не состоит в том, чтоб реально бороться с торговлей с оккупированными территориями. Это пиар людей, которые потом будут кричать о том, что «власть сливает добровольцев», когда прокуратура к ним придёт выставлять долги за прошлое, это набивание политических вистов. Это способ заявить о себе.

Но сделает ли это блокаду и способно ли оправдать все громкие заявления… Хм. Как там Крым, блокада успешна? И не говорите потом, что история не крутится по кругу! Даже лица те же в этой истории почему-то мелькают.

В общем, реальность какая-то такая. Простыми решениями тут мало что сделаешь. И люди, которые обрадовались тому, что сейчас началась блокада – успокойтесь, вас опять нае@#$&.

Но проблему это не отменяет. Торговлю с оккупированными территориями надо прекращать. И весь смысл акции «блокадников» может иметь только один положительный момент – если в результате пиара на эту тему власть реально сделает шаги для прекращения торговли с ОРДЛО. Даже с учётом того, что везде будет бегать Семенченко и кричать, что это его заслуга. Та чёрт с ним, пусть гордится. Проблему с торговлей надо решать. Но сейчас она не решается. Когда-то решалась, но именно решениями вышестоящей власти, когда прекращали финансирования ТЭС, закупали другой уголь, легализовали в зоне АТО мобильные группы волонтёров… Но это было давно, и новых шагов власть давно не делала. А пора бы уже.
https://petrimazepa.com/semafromtheblock
SERG MARCO

[reposted post]О чем не любят говорить адепты СССР, или воровство совка (список)
Остап Бендер
oleg_leusenko
reposted by vli1910
О ЧЁМ НЕ ПРИНЯТО ГОВОРИТЬ ИЛИ ЛИЦЕНЗИРОВАННОЕ ВОРОВСТВО


Известный немецкий проектировщик Эрнст Май приехал в СССР в 1930 году, чтобы строить новаторские города. По его плану себестоимость 1 кв. м в них была около 1000 руб. Нищий СССР смог выделить только 100 руб. за метр. В итоге немцы, исходя из такой суммы, решили возводить в советских городах при заводах бараки.

- советский автобус ЗИС-154 с 1946г выпускался по лицензии General Motors на автобус TDH-3610. Также по лицензии этой фирмы выпускался в СССР троллейбус МТБ-82Д и трамвай МТВ-82
- прототипом советского армейского трехцветного фонаря стал немецкий аналог Daimon-2213 модели 1939г
- советский бинокль Б8х30, что выпускался в СССР с 1947г, был копией немецкого бинокля Karl Zeiss Jena Deltrentis 8х30 модели 1920г
- пылесос Lewyt-40 с 1954г выпускался в СССР как "Москва"Read more...Collapse )

«ВОТ ДОМ, КОТОРЫЙ СТРОИТ ТРАМП…»
vli1910
Для тех, кто обеспокоен президентом Трампом: три стадии принятия неизбежного.
Мир продолжает меняться. Меняться всё быстрее и всё решительнее

Первая активная фаза этих изменений, начавшаяся в 2013–2014 годах, с избранием нового президента США выходит на вторую фазу — фазу осмысления и переоценки. Фазу поиска новых модальностей действий на внешне- и внутриполитических аренах. Этот год, год выборов в ключевых европейских странах, начинается официальным приходом к власти нового президента США, победа которого до сих пор оказывает стрессовый эффект на политическую систему Америки. И похоже, что это президентство не будет простым — американский истеблишмент оказался морально не готов не только к победе «непроходного» кандидата, но и к тому, что против самого истеблишмента была применена направленная акция со стороны России. Отсутствие внутреннего единства и продолжение логики избирательной борьбы в постизбирательный период может сослужить США плохую службу. Следует признать, что и сам новый президент не облегчает задачу поиска консенсуса.

Однако, кроме внутренней политики США, есть ещё и внешняя, на глобальном уровне влияющая на позиции всех участников международных отношений — в большей или меньшей степени. И не похоже, что у Трампа есть то, что политологи называют «гранд-стратегией» — некоего общего понимания того, что, как и почему нужно сделать для достижения определённых стратегических целей. Более того, американские эксперты всерьёз сомневаются, что новая администрация вообще имеет чёткое понимание об этих самых целях, которые нужно достичь. Всё чаще речь идёт о том, что Трамп рассматривает мир не как целостность, а как множество двусторонних отношений. И именно этот подход будет диктовать новый импровизационный стиль внешней политики США, его высокий динамизм, хотя стратегически это представляется неразумным. Впрочем, утрата предсказуемости — это вообще примета текущего момента. Однако каковы реальные перспективы и есть ли повод для опасений, высказываемых многочисленными специалистами о новой политической линии при президенте Трампе?

Новая администрация США: всем пора уже, наконец, выдохнуть

Половина следствий хороших намерений оказывается злом. Половина следствий дурных намерений оказывается добром.

М. Твен

За прошедшие с момента победы Трампа месяцы разнообразные эксперты и политики успели обрисовать нам целый ряд совершенно апокалиптических сценариев будущего. Однако следует учесть, что эти сценарии, с одной стороны, являются порождением достаточно сильного разочарования самим фактом победы Трампа (который, несмотря на специфический имидж, саму избирательную кампанию провёл очень технологично и рационально), а с другой — непониманием того, каковы будут реальные приоритеты новой администрации. Для Украины это ещё усугубляется часто неоправданным украиноцентризмом ряда экспертов. Между тем Украина, как вопрос международной политики, имеет сегодня достаточно специфический фокус — прежде всего как фактор дестабилизации отношений между геополитическими субъектами.

И хотя на данном этапе новая администрация 45-го президента США по-прежнему остаётся «тёмной лошадкой», но определённая канва озвученных предложений обретает свою логику. Например, в части объявленных назначений: похоже, что Трамп, конструируя новую модель власти в США, собирается выполнять в ней функцию миротворца, сдерживающего «ястребов». По крайней мере, три ключевых лица в новой администрации (будущий министр обороны, руководитель Центрального разведывательного управления США и вице-президент США) весьма скептически настроены по отношению к России. Позиция нового главы Госдепартамента двояка и будет зависеть полностью от того, какие приоритеты обозначит ему сам Д. Трамп. Фактически речь идёт о выстраивании системы сдержек и противовесов, когда явные поляризованные позиции отдельных членов кабинета будут усложнять им поиск совместных решений, что будет требовать посреднической роли президента.

Я лишь отчасти разделяю те чрезмерные тревоги, которые есть сегодня у части экспертов насчёт нового состава Администрации Президента США. С этим составом мы вполне можем (и должны) работать. Другое дело — понимаем ли мы сами, чего хотим от этой администрации? А этот вопрос отнюдь не праздный. Каковы наши принципиальные позиции, которых мы хотим достичь при поддержке США? Тем более что сколь бы ни выглядел эпатажным новый президент, всё равно есть обстоятельства, которые он вряд ли сможет изменить и «дать задний ход», в том числе — по статусу Крыма.

Сегодня наши тревоги относительно политики новой администрации по большей части сосредоточены вокруг вещей, которые либо а) не имеют для нас настоящего экзистенциального значения, либо б) находятся вне досягаемости наших возможностей для изменения.

К первой категории можно отнести, например, вопросы о продолжении помощи со стороны Соединённых Штатов Америки Украине. Если мы говорим о летальных вооружениях, то США нам не поставляли их до этого момента, и мы тут рассчитывали на свои силы. Будет ли для нас принципиально, если новое руководство США скажет, что оно продолжит политику Б. Обамы в этом вопросе? Это будет неприятно, но кардинально не изменит для нас баланса ситуации (хотя следует напомнить, что именно сенаторы-республиканцы лоббировали львиную часть антироссийских законов, в том числе о предоставлении Украине летальных вооружений). Однако можно высказать сдержанную уверенность, что уже оказываемая помощь не будет существенно уменьшена, хотя её приоритеты и могут измениться. Второй вопрос в этой же категории — экономическая помощь. Критически важно для нас, но опять же: мы и раньше не столько рассчитывали на прямую помощь США (хотя за уже оказанную мы, конечно, благодарны предыдущей администрации), сколько на системную работу с МВФ. А значит, для нас основной вопрос: изменится ли позиция США к работе именно этой организации? Возможно, да. Возможно, от нас потребуют более чётких критериев выполнения. С другой стороны, это ли не повод более рационально подойти к нашему сотрудничеству с МВФ в целом? Да и экономические реформы всё равно никто не отменял — они нужны, ибо без них государство просто не выживет.

Вторая категория — это болезненный вопрос санкций. Повлиять на это прямо мы вряд ли можем. Это не означает, что наше внешнеполитическое ведомство не должно ничего делать для их поддержания, но следует понимать: сохранение санкций возможно при наличии чёткой политической воли к этому решению. Дональд Трамп же неоднократно заявлял, что считает их малоэффективными. С другой стороны: просто отменить санкции без чётких и видимых уступок со стороны России он тоже не сможет, ибо показаться «слабым» президентом ему хочется ещё меньше (особенно в условиях, когда демократы следят за каждым его шагом). Отсюда и эта расплывчатая формулировка, что в ближайшее время санкции сняты не будут, а там — «видно будет».

Ещё один важный момент: многие почему-то игнорируют личность самого Трампа. То, что он эпатажен, несдержан и не соответствует нашим представлениям (впрочем, как и представлениям значительного числа американцев) о том, как должен выглядеть американский президент, не означает, что он глуп или готов быть обманутым. Более того: последнее он вряд ли простит. Даже такому «хорошему парню», как Владимир Путин. А Путин иначе просто не умеет: логика разворачивания российской гибридной агрессии — это и логика постоянного предательства тех, кто ему доверился.

Для американо-российских отношений ситуация может оказаться даже сложнее: удачные российские кибератаки (которые с технической точки зрения не были чем-то экстраординарным и привели к серьёзным политическим последствиям совершенно по другой причине) и отсутствие на них жёсткой реакции со стороны США почти гарантированно спровоцирует Россию на новые операции по политической дестабилизации Штатов. Ибо, как учит нас уже украинский опыт, Путин останавливается лишь там, где получает резкий и жёсткий отпор.

И это как раз то, что может сорвать любое сближение между Трампом и Путиным. И Киссинджер с его «челночной дипломатией» здесь мало чем поможет. Хотелось бы напомнить, что Дж. Буш-младший тоже был настроен к В. Путину крайне конструктивно и доброжелательно. Закончилось же это тем, что Х. Клинтон, как новому главе Госдепартамента США при президенте Б. Обаме, пришлось нажимать символическую кнопку «перезагрузка», чтобы вернуть эти отношения на уровень минимального адекватного (по тем меркам и в том международному контексте) сотрудничества…

Кроме того, вероятной остаётся и другая логика развития этих отношений: не смягчение позиции США относительно России, но радикализация через предложение «открытой конкуренции». К этому располагает не только «напускной мачизм» лидеров России и США, но и простая арифметика: экономические потенциалы США и России несоизмеримы, а находящаяся под санкциями Россия дополнительно несёт стратегические потери. Можно представить вариант, о котором говорят некоторые эксперты, скажем, в сфере ядерного вооружения: после 2021 года, когда истечёт срок действия договора СНВ-3 Д. Трамп и его администрация воспользуются этим для глубинной модернизации ядерных вооружений и наращивания системы ПРО по всему миру. России же будет предложено сделать то же для обеспечения своей безопасности. Однако для изрядно обескровленной российской экономики такая новая гонка вооружений может закончиться драматическим образом. Интересно, что такой подход может активнейшим образом (хотя и не формально) поддержать ЕС, который в результате может рассчитывать на усиление военного присутствия США в регионе, а значит, уменьшить тревоги за собственную безопасность. Обама бы никогда не пошёл на такую рискованную игру, а вот Трамп вполне может. «Умиротворяющий» Киссинджер в команде Трампа — это, конечно, хорошо для России, но «не Киссинджером единым», как говорится — в команде Трампа достаточно и откровенных «ястребов».

Нам всем пора хорошенько выдохнуть, думая о новой администрации, и больше сосредоточиться на украинских вопросах. Это не означает, что мы должны полностью игнорировать возможный новый внешнеполитический курс Трампа, но относиться к нему стоит рациональнее и конструктивнее, акцентируя своё внимание лишь на том, что для нас действительно важно. США остаются крупнейшим международным субъектом, и от их решений зависит очень много. Много, но далеко не всё. Возможно, это определённый «момент истины». Не столько для нас, сколько для наших европейских коллег. Что пора больше рассчитывать на себя.

Впрочем, для нас вопрос новой политики США тесно связан с другой болезненной темой — возможной новой «Большой сделки».

Большой шум по «Большой сделке»

– Он деловой человек, — нежно и мягко произнёёс дон Корлеоне. — Я предложу ему сделку, от которой он отказаться не сможет.

«Крёстный отец», М. Пьюзо

Как правильно отметил недавно А. Сушко: «Мыслевирус "большой игры" захватил экспертов, журналистов и общественных деятелей». Действительно, за последние 2–3 месяца было немало сказано и написано о возможной перспективе «Большой сделки» (Big Deal). Все активно включились в обсуждение её возможных конфигураций, кто, что и кому «отдаст» в её рамках. Между тем эти разговоры игнорируют очевидный факт: роль американо-российских отношений хоть и вышла на ведущий план, однако не является де-факто системообразующей в геополитическом смысле. Более того, обострение этих отношений (в смысле их значимости) достаточно искусно конструируется, прежде всего, самой Россией для поддержания иллюзии своего «геополитического статуса». Страна, находящаяся под санкциями, активно проедающая свои валютные запасы, считает, что «по состоянию на начало 2017 года Российская Федерация — держава глобального уровня, которая самостоятельно обеспечивает свой суверенитет и национальную безопасность. Она не ассоциирует себя с какой-либо частью мирового сообщества — будь то Евро-Атлантический регион или страны бывшего СССР — и интегрируется непосредственно в глобальный мир». Любопытно, что эти «воздушные замки» ретранслированы не российским МИДом или одним из российских федеральных каналов, а Д. Трениным — директором Московского центра Карнеги. Центра, который, несмотря на свой статус «западного», с 2014 года активно дрейфует в общем русле российской внешнеполитической линии. Даже не столько «дрейфует», сколько активно плывёт. Причём настолько, что за этот период избавился сразу от трёх крупных аналитиков (критически настроенных к российскому руководству) по вопросам внутренней и внешней российской политики (среди этих аналитиков и Лилия Шевцова).

Показательно, что больше всего о возросшей роли России говорят либо сами россияне, либо зарубежные политики/эксперты, с ними связанные. Постоянные рассуждения Г. Киссинджера о необходимости «уважать российские интересы» и «понять дух россиян» обусловливается вовсе не неким далеко идущим предвидением, а, скорее, его личным желанием принять участие в уже привычной для себя роли посредника между США и Россией как правоприемницей СССР. Однако мир, в котором это было актуально, развалился ещё 25 лет назад, и отчаянные потуги кремлёвского руководства вернуться к этой модели через разрушение международного права хоть и являются частично успешными, однако всё же больше похожи на «пену», чем на неумолимое движение айсберга.

Единственным же реальным соперником США на международной арене остаётся Китай. И, по большому счёту, когда речь идёт о некой «Большой сделке», то её цель следует описывать вовсе не как передел «сфер влияния» между США и Россией, а как формирование некого нового статус-кво в отношениях между США и Китаем, а также Россией и Китаем. Все так увлеклись «захватывающими» рассуждениями на тему «А вот Трамп захочет Иран и Сирию…» или «Путину придётся отдать…», что совершенно забыли поинтересоваться у остальных международных субъектов (прежде всего Китая) — что они думают по этому поводу? Всё ли их устраивает и как, с их точки зрения, выглядит «новый дивный мир»? И если такая сделка будет заключена, то согласятся ли они с её результатами?

Кроме того, разговоры о том, что мы на пороге «Ялты – 2» или «Хельсинки – 2», имеют весьма косвенную связь с реальностью. Пример «Ялты» вообще некорректен, поскольку то соглашение подписывалось однозначными победителями, которые разгромили своих противников полностью и чья субъектность (и военная сила, что немаловажно) не вызывала сомнений ни у кого — все остальные потенциальные субъекты были слишком ослаблены. Кто сейчас эти «победители»? Не могущие найти новый политический баланс после выборов в США? Или Россия, которая с трудом привела (с многочисленными выходами из строя) свой единственный авианосец в Сирию и бесславно возвращает его назад?

Если говорить о действительно стратегических вопросах, то что нас должно беспокоить больше: перспектива (весьма туманная) договорённости между двумя лидерами (с непонятным механизмом реализации) или, к примеру, стремительное становление Четвёртой технологической революции? Последняя обретает вполне конкретные черты и уже влияет на экономические (а значит, и политические) перспективы государств. Яркий пример: стремительное удешевление стоимости солнечной энергии. Уже в 2015 году та же КНР вышла на первое место по количеству введённых в строй солнечных батарей суммарной мощностью 43,5 гигаватта, а в 2016 году должны были добавиться новые мощности. Для сравнения: мощности Украины по производству электроэнергии составляют 27 гигаватт, из которых половину вырабатывают АЭС, а остальные — ТЭС и ТЭЦ (зависящие от угля). В условиях постоянных дискуссий об угле из восточных областей, о шахтёрах и т.д. — что конкретно для Украины важнее? Ответ, думаю, очевиден.

Кроме того, идея «Большой сделки» явным образом отрицает всякую субъектность остальных международных игроков (о чём уже было сказано выше). Даже если предположить, что между США и Россией действительно будет заключён какой-либо договор (что представляется мало реальным), то будет ли это автоматически означать, что все будут готовы его придерживаться?

Следует понимать, что для заключения подобных «больших сделок» всегда требуется очень специфический международный контекст — либо монопольное положение подписантов на международной арене, либо тотальное согласие подавляющего большинства международных субъектов на предложенное решение. И даже тут есть немаловажный фактор — согласие страны, в отношении которой такое решение может быть принято. Можно с определёнными оговорками поверить в вероятность сделки по Сирии (Башару Асаду деваться особо некуда, и без непосредственной поддержки России его перспективы весьма призрачны, в том числе его физическая безопасность). Можно поверить в вероятность сделки по другим вопросам. Но если мы говорим о сделке по Украине, то здесь возникают сомнения в том, что она может быть реализована без желания самой Украины. Хотя Россия и поддерживаемые ею боевики, похоже, считают, что у нас тут всё зиждется на «американских ЧВК» и некоей призрачной «помощи американской военщины», однако, как мы понимаем, реальность совершенно иная.

О чём мы действительно должны помнить, так это о том, что Киссинджер, который сегодня так беспокоится о «мире в Украине», — это человек, который, по сути, уничтожил демократическое вьетнамское государство, воздвигнув на его месте коммунистическое. Нам следует почаще вспоминать, чем реально закончились те самые «Парижские договорённости», за которые г-н Киссинджер получил свою Нобелевскую премию. А закончилось это «перемирие» крайне печально и показательно: заключённый мир между демократическим Южным Вьетнамом и поддерживаемым СССР коммунистическим Северным Вьетнамом (кстати говоря, уже не раз проводилась вполне оправданная аналогия между нынешними гибридными методами войны в Украине и тем, как СССР реализовывал войну во Вьетнаме) был вероломно нарушен войсками Северного Вьетнама, и его войска (после стремительного вывода американских войск из Южного Вьетнама в 1973 году) достаточно быстро достигли Сайгона, попутно «освободив» Южный Вьетнам и от законной власти, и от значительной части населения (кого репрессировали, кого заставили выехать из страны). Если мы заменим «Южный Вьетнам» на Украину, а «Северный Вьетнам» на «ДНР/ЛНР» то будем не так уж далеки в своих аналогиях. Однако есть и важное отличие: мы последние 3 года отстаиваем свою свободу своими силами (хоть и при поддержке мирового сообщества), и какой-либо вывод призрачных «американских войск» нас не сильно беспокоит ввиду их отсутствия…

Поэтому, если мы даже задумаемся над тем, а не принять ли нам предложение «мэтра мировой политики» Киссинджера, то стоит вспомнить, что его «история успеха» весьма относительна и ничем хорошим для вьетнамцев не закончилась. Таких «данайцев», как Киссинджер, стоит действительно опасаться.

Украине нужна адекватная «сицилианская защита»

Потерпеть неудачу невозможно… до тех пор, пока ты не сдаёшься.

А. Линкольн

Говоря о «Большой сделке», сложно не задать себе вопрос: а готова ли Украина к такому развитию событий, если они вдруг станут реальностью? И если сделка вдруг обретёт реальные черты, то чем мы сможем на неё ответить? Ряд украинских экспертов и даже олигархов включились в эту дискуссию превентивно, уже начиная прикидывать, от чего мы должны отказаться, дабы наши интересы в «Большой сделке» были учтены хотя бы минимально. Однако эта логика подразумевает, что мы не можем на этот процесс повлиять, но лишь принять новую реальность, с обречённостью объекта политики, а не субъекта.

Можно даже не сомневаться, что в случае нахождения некой единой платформы интересов между США и Россией по поводу урегулирования по Украине и Сирии перспектива такого соглашения замаячит на геополитическом горизонте. И так же можно не сомневаться, что в этом случае Украине попытаются «сделать предложение, от которого мы не сможем отказаться». Скорее всего, это и будет своеобразный момент истины, точка бифуркации на пути становления нашего реального, а не формального суверенитета: будем ли мы пытаться искать пути компромисса по модели, предложенной украинскими и западными (де-факто — пророссийскими) миротворцами или, вновь апеллируя к известному роману М. Пьюзо, проявим себя «сицилийцами», готовыми пойти до конца?

Последнее не означает, что компромисс невозможен вообще, но не по принципиальным для нас вопросам. Однако точно так же нужно понимать, что установление мира на приемлемых для нас условиях будет сопряжено с титаническими усилиями. Причём во многих сферах сразу. Это ещё и тот момент, когда, возможно, придётся показать нашу готовность быть даже иррациональными, но настоять на своём.

Однако эта готовность будет мало что значить без радикальных трансформаций самой страны. Прежде всего — выбор адекватной данной ситуации адаптивной модели национальной безопасности и концепции внешнеполитической деятельности. Сегодня мы поставлены в условия, когда единственно возможной реакцией на гибридную агрессию является применение некоего аналога шахматной «сициалианской защиты», построенной на идее создания асимметричных позиций. То есть во время отыгрыша этого дебюта часто возникают особые позиции участников, которые ведут к острой тактической борьбе. И хотя чаще всего инициатива на стороне белых, однако чёрным приходится проявлять гибкость, делая противостояние ассиметричным и во многих случаях переходя в нападение. По сути, «сицилианская защита» — это именно то, что чаще всего характеризуют более простым выражением: «Лучшая защита — нападение», но в данном случае — ассиметричное.

Наши оппоненты ведут интенсивную игру, атакуя нас с разных направлений или лишая нас поддержки на важных для нас участках. Прежде всего это относится к внешнеполитическим аспектам, но местами — и к внутриукраинскому контексту.

Нет смысла закрывать глаза на то, что сегодня мы находимся в непростом положении. Вызовы, перед которыми мы оказываемся, умножаются в геометрической прогрессии. Причём эти вызовы становятся всё изощреннее и сложнее, а появление их предсказать сложнее. Некоторые даже ставят вопрос о том, целесообразно ли вообще заниматься традиционным прогнозированием и сценированием на его основе? Ведь чем дальше, тем чаще эксперты ошибаются, а многие прогнозы теряют актуальность уже в момент их публикации.

Однако, несмотря на все вышеуказанные проблемы, прогнозирование всё же нужно. Прогнозирование и сценирование даёт нам минимальное ощущение упорядоченности и возможности посмотреть на развитие ситуации в неких условных «чистых» условиях. Да, они почти никогда не бывают такими, и «чёрные лебеди» врываются в этот процесс самым драматичным образом. Кроме того, важное условие появление этих самых «неожиданных сюрпризов» — чаще всего нехватка информации. Прогнозирование позволяет частично заполнять эти бреши. Даже если прогноз составлен на основе неправильных представлений о реальности. Прогнозирование же — это путь к составлению хотя бы мало-мальски адекватного плана действий на средне- и долгосрочную перспективу. Да, планы эти будут очень несовершенны, но все прекрасно знают, что в условиях кризиса иметь плохой план лучше, чем не иметь вообще никакого.

Даже макросценирование может оказаться полезным, поскольку, несмотря ни на что, есть некие события глобального (как минимум, для нас) масштаба, к которым нужно быть готовыми и в условиях, при которых нужно иметь возможность быстро определить свою позицию. Например: какова должна быть наша линия поведения, если мы останемся без поддержки США (даже в её текущих объёмах)? Или если санкции с России будут сняты? Или если новая администрация действительно настолько обострит отношения с Китаем, что они приобретут черты военного конфликта? Или если США начнут жёсткое противостояние с Россией?

Впрочем, что совершенно точно, так это то, что нам нужно всё же стараться меньше жить чужими эмоциями и событиями и больше обращать внимание на себя.

Однако это ставит другой вопрос: что нужно сделать, чтобы минимизировать эффект «чёрного лебедя»? Особенно, если от его проявления будет зависеть безопасность всего государства. По всей видимости, речь будет идти об изменении философии построения системы национальной безопасности. Отталкиваясь не от идеи создания «непробиваемых щитов», а адаптивной системы «национальной готовности» продолжать функционировать даже в условиях коллапса. Понимание этого концепта, осуществление шагов по его реализации не будет ни простым, ни быстрым. Но сделать это нужно. Так же, как и провести, наконец, нормальные и целостные реформы в экономической сфере, в сфере образования. Более активно задействовать научный потенциал.

Сегодня мы входим в период ощутимых политических турбулентностей. И закончиться это всё может крайне плохо для мировой стабильности и спокойствия. Если мы окажемся плохо подготовлены к грядущим процессам, то сожалеть нам уже не придётся — этого просто будет некому делать. Новая Администрация Президента США — непростой и неожиданный игрок, находящийся в процессе формирования стратегии деятельности. Однако всё говорит о том, что новый президент, как и Путин, — сторонник быстрой и высокодинамичной игры в меняющемся мире, требующей гибкости ума и сноровки. Хотя часто такая игра ведётся и без понимания её стратегической цели. Вполне возможно, что США на данном этапе действительно нужен именно такой президент — Америка неожиданно столкнулась с противником, о котором давно забыла. И несколько растерялась. В соревновании «длинных стратегий» (которыми традиционно славились США) и «тактической игры» чекистов Путина именно вторые держат инициативу, нанося множество ударов по незащищённым участкам тела. В том числе по тем, по которым в «джентльменской драке» вроде бы бить запрещено. Однако «геополитическую шпану» подобные «условности» не останавливают и не остановят.

Вполне может сложиться ситуация, когда, в противовес паническим настроениям о «мире и дружбе» между Трампом и Путиным, все может начать развиваться в диаметрально противоположном направлении. И вполне может быть, что именно это — наша надежда на то, чтобы остановить Путина не локально, а стратегически.
Владимир Горбулин
https://petrimazepa.com/trumphouse.html
Источник: ZN,UA.

ДОБРОЕ УТРО, ВЬЕТНАМ! ЯНВАРЬ 2017-ГО
vli1910
Новогоднее и рождественское «перемирие» продержалось не дольше, чем все остальные — совсем скоро факты новых договорённостей можно просто переставать озвучивать, ибо только альтернативно развитые могут рассуждать о прекращении огня в сложившейся ситуации. Идёт война — до предела зарегулированная «Минском», позиционная и часто более раздуваемая медийно, чем на ЛБС, но война.

До сих пор, спустя десятки раундов «прорывных» переговоров, на ЯБС, и возле Светлодарска, и в зоне ответственности ОТГ «Мариуполь» идут обстрелы тяжёлым вооружением; с наступлением темноты работают САУ, 152-милиметровая ствольная артиллерия; социальные сети по обе стороны жалуются на «плюсы» — входящие мины и снаряды. Конфликт трансформировался в единственную логичную на сегодня форму — война на истощение; нападения на секреты и дозоры; похищения солдат; гибель групп, пытающихся выйти в тактический тыл, на минных полях; потери в бесконечных перестрелках и попытках сблизится с ВОП и РОП, где пристрелян каждый холмик и куст.

Плюс идёт регулярный беспокоящий огонь как из 120-милиметровых миномётов, так и из артиллерии; ставятся задачи поразить наблюдательные и командные пункты, стоянки техники и инфраструктуру при помощи БПЛА, агентурной разведки или рекогносцировочных групп. Продолжаются попытки поймать артиллерию на «выкате», таргетировать цели на расстоянии больше 10–15 км, проводить короткие огневые налёты — «шатают» не только ЛБС и занятые высоты, но и работают в глубину. Цель простая — нанести тяжёлые потери и изматывать личный состав на оперативно значимых участках фронта: окрестности Донецка, плацдарм на приморском направлении, дефиле по направлению к Дебальцево, фас около Горловки.

Ситуация усугубляется тем, что, в принципе, любая долгосрочная военная стратегия упрётся в пат — необходимость штурмовать плотную застройку, где проживают сотни тысяч людей, в ситуации, когда обе стороны не могут поднять авиацию, а в средствах доставки примерный паритет. Чем ближе ВСУ к государственной границе, тем больше шансов, что из-за поребрика снова начнут работать ствольная и «реакторы», а политического разрешения отвечать по территории РФ пока могут и не дать. Чем дальше боевики от плеча снабжения и радиуса работы регулярной, а не резервной армии агрессора, тем хуже у них идут дела — вплоть до невозможности занятия трёх зданий и двух улиц. Пат никуда не девается ни из политики, ни из военной ситуации, поэтому все рецепты быстрого решения остаются фантазиями.

Особенно, если помнить, что на расстоянии в 460 км фронта у боевиков 40 000 человек личного состава, а у ВСУ — где-то на 25 % больше, то выходит вполне понятная математика: на каждом конкретном поле боя у посадки, переезда или высотки в итоге всегда стоит неполная рота, миномётная батарея, а огневая поддержка у них аж 1–2 батарей Д-20 или Д-30 со скудным возимым боезапасом. И тратить его придётся на подавление как тех же стволов, так и ВОП, а это, на секундочку, до 4 га площади — до 800-х 122-милиметровых «кабанчиков». В случае же резкого обострения обе стороны выдвигают свои резервы в «подкову» из строений, агломераций, подготовленных к обороне зданий, подвалов, высот, посадок и выбрасывают тонны металла — этот сценарий мы уже видели в десятках мест от Широкино и Светлодарской дуги до ДАП и Марьинки. Результаты в итоге довольно скромные (буквально несколько занятых улиц и разрушенных зданий), взамен немалых ресурсов и достаточно ощутимых потерь — людских, финансовых, репутационных.

Причём масштаб задействованных сил и средств не велик — 1–2 батальонные группы как верхний предел. Поэтому забываем о советских способах прорыва «Пионами» по оперативно-тактическому тылу с КВО плюс-минус стадион, вагонами реактивных снарядов и танковыми клиньями по 15–20 километров в день — все эти тысячи стволов и сотни танков минус ротация, слаживание и поточный ремонт превращаются в батальон, роту «мишек» и несколько батарей на каждом конкретном поле боя; даже в таком случае время реакции — двое суток в полосе ответственности бригады и бои за две улицы с весны. Именно поэтому на сегодня у ВСУ всего две задачи — сохраняя статус-кво по ЛБС и укрепляясь в «серой» зоне, сколачивать на полигонах танкистов и аэромобилов, одновременно формируя новые части в формате моторизованной пехоты. Плотность войск на фронте и возможность быстро нарастить группировку, ввести в бой резервы становятся критично важными — важнее, чем перевооружение, которое будет длиться бесконечно. Также не стоит недооценивать важность прикрытия харьковского и черниговского направлений, реакции на возможную высадку на побережье или ускорение ротаций на линии соприкосновения.

Смотрите, то, что мелькало в открытом доступе за прошлый год из отчётов ГШ, новостей с полигонов — 3-я, 5-я и 14-я танковые бригады резерва. Непонятно, что там — дезинформация, одна бригада с тремя номерками или создание управлений под комплектацию техникой, поскольку всегда на полигонах присутствовала 17-я ОТБр, вероятно, в качестве донора техники и личного состава. В «аэромобильных войсках» тоже планируют пополнение — 45-я ОДШБр и 82-я продолжают оборудовать ППД и постепенно разворачиваться.

Вообще, все эти названия — горная, аэромобильная, ДШБр — не должны смущать и вводить в заблуждение. Естественно, нельзя взять два бывших тербата и донора из 79-й и за месяцы научить бойцов десантироваться или вести специальные действия в горах — речь идёт о разворачивании моторизованных частей с танковой ротой или батальоном, буксируемой артиллерийской группой и реактивным дивизионом. Просто у командования аэромобильных войск появились «резервные» бригады первой очереди, в том числе на угрожаемом направлении, возле Одессы или в ППД на востоке. Потому что можно оставить все эти экивоки («ПМР», «ДНР», «ЛНР») гражданским. Военное и политическое руководство Украины не может не видеть единое снабжение, финансирование и командование у группировок вокруг наших границ и не может не реагировать.

В том или ином источнике с полигонов мелькали следующие — 62-я, 60-я, 15-я, 61-я резервные МПБр. Скорее всего, опять же, по одному подразделению на каждое оперативное командование. Здесь речь идёт даже не о «комбинированном штате», как в бригадах формата 54-й, где есть механизированные батальоны — и это чистая «махра» на автомобилях, мобилизованных из «народного хозяйства» или хранения, с буксируемой ствольной артиллерией и танковыми батальонами, выведенными из штата доноров. И то в перспективе, а пока это организационно-штатная структура, где управление и тыл оттачивает свои умения на чужих «единичках», куда в случае обострения будут призывать 200 000 подготовленных резервистов и УБД.

Забудьте о сотнях БТР3/4 и о «ракетном щите» Украины — у нас пока всё упирается в серию и финансирование, что в местных условиях часто одно и то же, поскольку нужно разворачивать линии, инвестировать в капитальное строительство и производство. Но только в эти 5 новых бригад плюс «аэромобильные» может понадобиться не менее 900 бронетранспортёров и ББМ, включая редкие у нас командно-штабные машины, технику зенитчиков и связь. Ну, вы сами можете найти в открытых источниках, сколько в год мы сдаём новой техники, хотя бы тех же БТР. Не питайте себя надеждами о санитарных амбулансах, новых бронированных «КрАЗах» и 150+ САУ по штату, ибо этим ребятам ещё будет нужно буквально от раций и ПТУР до аптечек и нормальных авто. Забудьте о ВСУ своей мечты, ЦАХАЛе, танках «Оплот», ударных БПЛА в терапевтических количествах — всё это годится только для выборов и как лимитированная серия для обкатки.

Пока только кадровое ядро, доноры из существующих частей и «каркас» для призыва в случае обострения. На этом фоне любые поступления новой техники будут «размазываться», а перевооружение мы завершим аккурат тогда, когда у Запада начнут ставить на боевое дежурство лазеры и программируемые противопехотные боеприпасы. Поэтому за неимением гербовой придётся писать на бумаге в клеточку. В нашем случае — штамповать советские миномёты, восстанавливать ЗРК и советскую артиллерию с хранения, тренировать ССО и радоваться уже тому, что страна, тратящая около 3 скромных ярдов долларов на оборону, может содержать довольно внушительную в регионе группировку — на уровне Польши.

У кого-то ещё остались вопросы, куда мобилизуют офицеров, закончивших военную кафедру? Закрываются не только «дыры» в передовых частях — отрабатывается сам механизм. Нужны будут люди в сформированные в прошлом году подразделения инженеров, по логике должны создать ещё одну артиллерийскую бригаду, необходимы офицеры в новые учебные центры — на должности не только инструкторов, но и связистов, логистов, администраторов. Есть мнение, что седьмая волна тихо и незаметно произошла летом, когда призвали до 10 000 резервистов и с горем пополам прикрыли самые болезненные точки увеличившимся числом «контрабасов». Но нам нужно закрывать и безвозвратные потери, и санитарные, и тех, кому ВЛК запретили продолжать службу, и естественную убыль в виде пенсии и увольнений по всем причинам. При том, что 5 лет назад очередей даже в общевойсковые военные учебные заведения не наблюдалось, не говоря уже о тыловиках или специалистах для ССО. Поэтому будет и призыв резервистов, как в Башкировку в этом месяце, и мобилизация офицеров, и возможные волны мобилизации в будущем — ничего личного, просто протяжённость границы.

В прошлом году мы получили 3 ЗРК на боевое дежурство, ходят упорные слухи о постановке на вооружение С-125 (в любом случае мелькали контракты на ремонт 8 единиц), плюс передавали «Осы» (формируют два новых полка), «Стрелы» и 9С80 для тактического звена. Но основной упор в 2016 году был на авиацию — передано в войска 4 Ми-24, не менее 6 Миг-29, 4 Су-27, 2 учебных Л-39 и 6 транспортных самолётов. На секундочку, ВВСУ увеличили свой списочный состав на 10–15%. Белая книга ещё не вышла, но увеличено и количество учений, и время пребывания в воздухе для лётчиков. Стратегически всё верно — у противника есть несколько способов выйти на оперативный простор: удар со стороны Беларуси или расширение линии до Харькова, поднятие в воздух авиации или десант на побережье. Во всех этих сценариях ПВО и ВВС Украины будут играть ключевую роль — и для купирования агрессии, и в случае обострения.

А, вообще, гадать на бюджете очень просто — мы можем вас научить. В 2017 году на закупку и развитие новых вооружений планируют выделить 5,66 млрд гривен. В доллары переведёте? Теперь подумаем, реальны ли будут закупки роты танков «Оплот» по цене в районе 40 млн долларов или достройка корвета в этом году, стоимостью от 200 млн, который может пробить просто огромную «дыру» в бюджете? Поздравляю, вы сделали первый шаг к выздоровлению от постройки заводов боеприпасов «всего» за 30 млн долларов, решения вопроса с турникетами и аптечками «за смешные деньги», закупки амбуланс-машин в 30 новых бригад и прочих прожектов, стоящих «копейки». Решающее значение, как и в прошлом году, будет уделяться связи, автомобильной технике, формированию артиллерийской и танковой бригады, снятию с консервации ЗРК и самолётов, производству РЛС и продлению сроков эксплуатации ракет — того, что позволит противостоять эскалации здесь и сейчас. Приучаемся смотреть на то, что мы построили, на наши бюджеты и возможности без розовых очков — не всегда это легко. Будьте на связи и оставайтесь с нами. Мы победим.
https://petrimazepa.com/viet17january.html?utm_source=sendpulse&utm_medium=push&utm_campaign=1509157

КОТТОНОВЫЙ РАГНАРОК
vli1910
Кирилл Данильченко ака Ронин

Иногда мне становится жаль, что я убеждённый атеист. Ведь в конфликте на Востоке почти везде чувствуется рука Бога и его отличное чувство юмора. Каждый раз, когда мне становится плохо, опускаются руки или одолевает усталость, я на секунду представляю себя апологетом «Новороссии», Россиюшки стронг и духовных скреп. И понимаю, как прекрасно я живу, несмотря на два года конфликта, выросшие счета за коммунальные платежи или бытовые неудобства где-нибудь восточнее Артёмовска. На месте среднего персонажа из коттонового лагеря давно пора впасть в депрессию в позе эмбриона. Ведь всё, что они желали нам, уже больше двух лет эти ребята лопают огромной ложкой. Не верите? Это легко проверить. Пройдёмся по ключевым моментам российской пропаганды и посмотрим, сколько боли должна сейчас вынести средняя жертва телевизора, чтобы оставаться в своём уютном виртуальном мирке и думать, что Путин всех переиграл.

Хунта. Один из моих любимых пунктов. Власть, захваченная в результате военного переворота, осуществляемая методами террора. В Киеве её взяла такая волшебная хунта, которая назначает выборы в день бегства диктатора, ага. И Янукович с Азаровым год получают пенсию от государства Украина, а мэрами в Одессе и Харькове становятся члены проигравшей партии. Вот он – звериный оскал тоталитаризма. Куда там расстрелы законно избранного парламента из танков, странная гибель двух десятков генералов и убийство Немцова в двух шагах от Кремля. Любой коттоновый знает, Кадыров, похищающий блогеров и расправляющийся над колдуньями в XXI веке – это демократия, а кровавый пастор – украинская клика. Поэтому с удовольствием наблюдаю, как у россиян отнимают пенсионные накопления, отправляют в Сирию, пугают чеченцами и дают «карателям» скидку на газ, пока в самой Великой и Прекрасной начинают печатать карточки на еду и дорожают продукты на 40%. У вас же, уроды чесоточные, демократия. Идите, голосуйте против своего царя, ежели чего не нравится. А нашу хунту признают от Австралии до Канады – обожаю наблюдать корчи одичалых по этому поводу.

«Поезда дружбы» и беспредел в Украине после Майдана. Ну, подумаешь, у соседей целые генералы, руководящие операцией по Крыму, или начальники ГРУ мрут от проблем со здоровьем, пока на Востоке творится форменный ад. Казаки взлетают на воздух, заслуженных «героев ополчения» зажаривают из «Шмелей», комендантов расстреливают из пулемётов и подрывают управляемыми минами. В центре Донецка «неизвестный» снайпер ликвидирует заслуженного товарища «Кота», а «Боцмана» не берут дорогие антибиотики из Гейропы, и мы теряем заместителя безвременно исчезнувшего «Беса» от банальной пневмонии. Каждый «новоросс» знает, что так работают ДРГ из страны 404. Не трогают только людей Плотницкого и Захарченко, но уже пустили под нож дюжину уважаемых ветеранов борьбы с хунтой. Другие тихонько на цыпочках сбрили к себе в Питер или Москву, да и дают там тихонько интервью о плохом царе и боярах, а ещё мастер-классы по отрезанию голов собакам. Не хотят, видно, умереть от избытка свинца в организме и атипичной пневмонии в подвале МГБ. Волшебная картина – даже сладкого Деда Мороза Пашеньку Губарева убрали подальше от голубых экранов. Все, кто поверил мистеру Путину, или в бегах, или мертвы, или сняты с кулака и спрятаны в коробку для кукол от глаз подальше. Народ пачками везут на подвал, включая неблагонадёжных добровольцев из России и местных бизнесменов. И речи не идёт ни о каких правах человека или презумпции невиновности. Жучковский, скромно ковыряя пальцем стенку, пишет про отряды зачистки из ФСБ, которые едут в «ДНР» и «ЛНР», чтобы покарать всех неверных. Ну да, с кем не бывает, главное, чтобы подальше от украинского языка и кровавого «Правого сектора». Кушайте, дорогие коттоновые, посконные традиции НКВД, где Дзыговбродский – агент СБУ, не обляпайтесь, главное, чтобы не украинизация и «поезда дружбы». Про Россию говорить даже немного и лениво. Люди, которых взрывают в самолётах, метро и Домодедово, традиционно переживают о том, что в Украине – беспорядок, страусы с головой в песке плачут кровавыми слезами.

Деиндустриализация, рапс повсюду и сланцевый газ – Украину на пути в ЕС ждёт пропасть в промышленности, производстве и бизнесе. Ну что, господа, электричество в Крыму три часа через три, отказ от Южного потока, куда уже вложили около 5 млрд долларов, разрыв отношений с Турцией с ущербом для компаний, владеющих 40% туристического рынка, с санкциями, суммарный ущерб от которых может достигать 700 млрд, с нефтью в районе 30 долларов, эффект разорвавшейся бомбы в автомобильной промышленности с дюжиной остановившихся заводов, срыв программы перевооружения – вы пошли другим путём. Я просто восхищаюсь всеми российскими прогнозистами и оракулами – от падения мировой экономики при нефти по 80 долларов до энергетических мостов, которые решат все проблемы Крыма. Отсутствие банального электричества от 6 до 12 часов в сутки на оккупированной два года назад территории, зависимость от импорта в критичных для государства сегментах, китайцы, тянущие импортный кабель в Керчь – это просто смертельный диагноз в рамках конфликта с Западом. Все ваши Улюкаевы, Кудрины, Грефы – банальные прокладки, как и сотни лет назад. Между зерном, льном, пенькой и голландскими корабельными мастерами. Между лесом, пушниной и модными каретами с париками. Между нефтью, дорогими машинами из Европы и сумочкой уборщицы из «Газпрома». Обычные чертовы прокладки. Отчёт Блумберга это подтверждает. Соседи России по экономическому падению – Украина, Венесуэла, Макао и Бразилия. Ну ладно мы-то, парни из фавел, бендеровских схронов и пальмы. У нас – война, революция, нищета и наркомафия. Но вы-то, куда полезли со своей стабильностью? И у Украины в прогнозе на следующий год рост, а что случится с вашим бюджетом, когда чёрная жижа станет в районе 25 долларов за баррель?

Ну да не всех больных война забрала. Перейти, что ли, к любимому разделу всех коттоновых организмов – великому Холодомору и скачкам украинцев от мороза? Но и тут поджидала горькая неудача. Украина отказалась от закупок голубого топлива из РФ, сократила дефицит бюджета «Нафтогаза» в десять раз, запасы газа в хранилищах на 20% больше, чем в январе прошлого года, мы радикально задрали ценник за транзит. И что? Как успехи по усмирению хохлов углеводородной удавкой? Иран, по-видимому, выполнит все условия сделки по ядерной программе и выбросит на рынок огромное количество нефти – в районе 500 тыс. баррелей. Принцип формирования цены на газ – либо альтернативные источники энергии для каждой конкретной страны (уголь, мазут), либо цены биржи в Роттердаме на нефть марки Brent. Это означает, что ценник на газ будет падать всё глубже, заставляя Россию принимать непопулярные внутри страны решения. Ещё проще – здравствуй, новая скидка для хунты. То есть украинских партнёров, конечно, которые ещё подумают, нужен им газ или нет. Ничего личного, просто мы не любим, когда в нас стреляют, сносят квартал в Мариуполе и зимой пугают вентилем, например, норвежцы так с нами никогда не поступали. Торгуемся, не держим энергетические яйца в одной корзине и получаем массу удовольствия от болей россиян – с открытиями новых газовых терминалов в Европе и наращивании экспорта нефти из США и Ирана они будут нарастать, как снежный ком.

Стабильность в РФ бьёт новые рекорды. Тут и отказ от индексации пенсий и зарплат, и неизбежное уже повышение пенсионного возраста (сколько грязи было вылито на это требование МВФ для Украины), и в банковском секторе настоящий Холокост (отозваны лицензии или ликвидированы 105 банковских организаций только за 2015 год), и зависимость от импорта в сфере электроники или станкостроения в районе 70-80%. Дело доходит до того, что сотрудникам МЧС предлагают взять беспроцентный кредит вместо зарплаты, а крупнейшей ТЭЦ на Камчатке отключают газ-батюшку за неуплату. Ну и, конечно, общий уровень жизни, то, ради чего нужно было давить на Украину, чтобы европейские товары через ЗСТ не нанесли ущерба экономике Россиюшки и её жителям. Знаете, что там? Двадцать миллионов просто нищих, ещё семьдесят миллионов существуют на чуть более 200 долларов. Не очень далеко ушли от Украины, где Майдан, олигархи и кровавая деиндустриализация. Да и живут ребята мало того, что не очень, так ещё и недолго – средняя продолжительность жизни в РФ недалеко от Ирака и Гондураса. Понятно теперь, откуда растут ноги у фантазий почти каждого пропагандиста в социальных сетях – любой писатель из РФ имеет дом на Рублёвке, обязательно нефтяник и бизнесмен. Очередная попытка сбежать от реальности, бараков в Астрахани и образа жизни африканских стран. Хочется обнять и плакать, но мы не будем, ибо нам нужно выбираться из своей задницы – не хватало ещё обниматься с социально неблагополучными.

«Новороссия» и всё, что с ней связано, – просто болезненный шанкр между двумя столпами пропаганды – мощью армии РФ и неизбежной помощью всему «русскому». Прошло совсем немного времени, два десятка гуманитарных конвоев и несколько рефрижераторов с «холодными», как риторика, и поступки северного соседа поменялись. И поменялись аккурат после Марьинки, когда стало понятно, что прогрызать укреплённые пункты ВСУ больно и дорого, а новые санкции наступают так же неотвратимо, как ледник. И скорее упадёт экономика, чем давлением по 15 километров в год можно заставить капитулировать Украину. И пошло-поехало. Люди, которые обещали дойти до Варшавы и угрожали ядерным пеплом, незаметно начали рассказывать про братство и мир. Страна, которая потеряла 9 бортов в авариях в рамках подготовки воздушной операции в Сирии, внезапно осознала, что как не называй своих пилотов «космонавтами», а никакого другого результата, что и у Асада по конфликту на Ближнем Востоке, не случится. Что боевые потери 6 самолётов за 4 дня во время операции против региональной сверхдержавы Грузии и захват двух зданий в аэропорту в течение полугода – это и есть уровень армии РФ. И что всем плевать на жителей «Л/ДНР», их оставят под властью охранников из магазина и электриков, посадят на голодный паёк, поманят референдумом и скажут, что они – часть суверенного государства, заставят убиваться под Дебальцево за легализацию Крыма. Слышали про паспорта российского образца для оккупированных территорий? Так вот, всё, баста, печатайте свои бумажки «республиканского образца», которые будут годны только на то, чтобы продать столовый сервиз на рынке в Цхинвали. Резервация и санитарный кордон – в назидание всем коттоновым мира.

Я мог бы стебаться над скорбными мозгами ещё долго – от ВСУ, которые не выедут из боксов и массово побегут сдаваться, до «санкции сделают Россию сильнее» – это благодатная тема, как и то, что выживание «республик» обеспечила не армия РФ, а «пятнашки», «трои», «Сомали» и металлурги, сбежавшие из шахты. Нищие духом разрешают красть не только свои знамёна и знаки различия, но и победы. Поколения за поколением солдаты, которых нигде нет, возвращаются в свои деревни без центрального отопления калеками, терзают в переходах гармошку и рассказывают о великих «победах» и «котлах» – сначала они происходили во Вьетнаме, потом на Кубе, сегодня – на границе России времён Ивана III и в Сирии. С нетерпением жду, когда в «Звезде» начнут печатать статьи о тех, чья служба и опасна, и трудна. «Чёрная пыль Горловки», «Правда о гумконвое» и «Позывной колорад» – по-моему, годная будет писанина. Но, как не пиши сказок и не пили бюджеты на пропаганду, даже крепко покусанные телевизором начинают видеть реальный мир. Прокладка между нефтью и красивой жизнью сдаст тебя всегда, хотя до последнего будет спонсировать писателей о «ходе конём» Путина (хитрый план) и «санинструкторе Азова» (не воюйте за неблагодарных хохлов), пугать «Правым сектором» и СБУ, рисовать ужасы деиндустриализации и Гейропы. Но именно ты, сторонник «русского мира», будешь сидеть посреди города без света и ожидать графика включения, именно тебя бросят на подвал к «стоматологам», именно твой бизнес отожмёт Телефон и твои дети могут подтереться дипломом очередной республики. Больше гусят и сыра под трактора, блаженные.

А всё почему? Потому что за дело взялась великая нефтяная страна, пляшущая на курганах врагов, основа русского дома, мира и госпожа процветающей Осетии, индустриальной ПМР и благословенной Абхазии, которая была криворукой даже во времена изобилия. Но, так как денег сейчас нет, и в обозримом будущем не предвидится, именно вы, «путиноиды», пойдёте под молотки, отмену индексации, закроете при помощи инфляции проблемы государства и выиграете билет в волшебное путешествие в Сирию. Главное понимать, что денег нет не только на «ДНР» с шахтёрами или горячих осетин. Их мало для Чечни и Дагестана, не хватает на Сахалин и республику Якутия, слишком мало для Татарстана и Ингушетии. Нет никакого хитрого плана, вы просто камнем падаете вместе с нефтью под давлением санкций, и ваша страна – на ножах почти со всеми, кто имеет хоть малейшее влияние на рынок. Пристегните ремни, этот полёт вы запомните на всю свою короткую никчёмную жизнь.

Панове украинцы. Мы можем продолжать плакаться и фантазировать о прилётах Рогозина, сдаче интересов Украины и наших финансовых трудностях и дальше. Но я скажу одно: мы на правильном пути. На нашей стороне мелкие постепенные изменения, транши МВФ, целевые кредиты под реформы, японцы со своими турбинами и программами по энергетической эффективности, мягкая зима, хороший урожай, стойкость украинской армии и сотни тысяч людей, которым не всё равно. На нашей стороне Бог и его чувство юмора, а ведь мы могли сейчас тоже медленно гнить под санкциями за Сирию и слушать сказки Легитимного о росте жиров в масле. На нашей стороне время. У противника нет никаких рычагов, чтобы повлиять на санкции или ценник на углеводороды. Если кто-то хорошо помнит поправку Джексона–Вэника, её отменили только в 2012 году, а цены, похоже, устаканиваются на ближайшее десятилетие. Рынок и бюрократия Запада с гарантией разорвут последнюю империю Европы – нужно закончить два крайних раза и окончательно отформатировать Орду в десяток государств.

Даже и не думайте о том, что нужно концентрироваться исключительно на проблемах Украины. На сегодня наша страна тратит миллиарды гривен на купирование агрессии – от дорог, убитых тяжёлой техникой, до трат на переселенцев или оборону. Чем быстрее закончатся бюджеты на пропаганду или ГСМ для сепаров, тем быстрее здесь будет дышаться полной грудью. Я сижу над рекой и уже слышу смрад своего врага, а скоро из-за излучины покажется его труп. Хватит ныть, получаем удовольствие. Доминируйте, глумитесь, давите, стебитесь, возите лицом по луже, кормите коттоновых скверным в комментариях и личных беседах. Настало время мести за выдуманный язык, страну 404, хунту и «русскую весну», снова покормившую персиками со свалки доверчивых холопов. Уже протрубил чёрно-красный кочет и на драккаре из ногтей Варламова, откупившегося по 41, плывёт воинство из страны Хельхейм. Это коттоновый Рагнарок во всей его красе. Всё, во что они верили из-за баек телевизора, превращается в чёрную вонючую жижу прямо на их глазах. Помогаем падать агрессивному соседу всеми силами – пропагандой, статьями, фактами, волонтёрской помощью, службой на фронте и в тылу, троллингом и давлением. Добро пожаловать в ад, коттоновые ублюдки.
https://petrimazepa.com/ragnarok.html

?

Log in