ДОБРОЕ УТРО, ВЬЕТНАМ! МАЙ
vli1910
Пока украинцы посыпают себе головы пеплом по «Яндексу» и запрещённым социальным сетям, а в Киеве кипят страсти из-за Московского патриархата и реформ медицины, на востоке продолжается обострение – в основном отмечается жёсткий артиллерийский огонь во всех ОТУ. Война на истощение идёт своим чередом, как и месяцы до того – война кочующих огневых групп с миномётами, АГС и СПГ в «зелёнке»; удары ПТУР и ДШК по автомобилям снабжения в передовых ОП, обстрелы подносчиков боеприпасов и водоносов на передке, беспокоящий миномётный огонь, снайперские «дуэли».

Судя по многочисленным сообщениям боевиков в открытых источниках, «период тишины» у ВСУ закончился: 29 апреля управляемой ракетой был уничтожен «Урал» с 6 погибшими и несколькими раненными гибридной армии под Фрунзе; 17 мая в результате прямого попадания из танка в районе Ясиноватского блокпоста погибли 3 бойца ОМОН «Беркут» (ещё 1 был убит снайпером). Также понесла безвозвратные потери гибридная армия восточнее района Ясиноватой. Накрыта школа в Спартаке с пожаром и детонацией, где боевики устроили позицию для танкового огня по Бутовке и «Зениту».



Только по этим эпизодам погибших, по разным данным, 14–16 человек, не считая жертв на этапе санитарной эвакуации и тяжелораненых, включая бойцов с ампутациями конечностей.

А ещё есть южное направление, где часами не стихает канонада от моря до Павлополя и Чермалыка. Боевики заявляют о накрытии близ Путиловки, «Точмаша», ДАП, Спартака, в районе Крутой Балки, «Мотокросса» около Ясиноватой – по их словам, речь идёт о 122- и 152-миллиметровой артиллерии. Поступают сообщения об активности ВСУ в секторе ответственности ОТУ «Луганск»: тяжёлые потери у «ЛНР» в районе 31-го блока, продвижение в районе Донецкого и Желобка, прилёты мин. Это на фоне консолидированных санкций против российских IT-компаний, информационных проектов и крупных телеканалов, запрета транзита железнодорожного транспорта и блокады перевозок в Приднестровье (включая продукты питания и товары двойного назначения без согласования с Молдовой). В Западном и Северном оперативных командованиях массово идут учения частей на ротации и батальонов территориальной обороны; на юге пограничники, НГУ и аэромобильные войска отрабатывают закрытие границы с Приднестровьем, прорабатываются юридические моменты захода таможенников и пограничников Молдовы на нашу территорию.



Что происходит? А происходит согласованное с ЕС и НАТО усиление давления на агрессора. Украина построила на 117 км Крымского канала дамбу, перегородившую воду на оккупированный полуостров? Всё нормально и не противоречит международному праву. Закрытие социальных сетей и санкции? Это вопрос безопасности, а не свободы слова. Продолжаются бои? Обе стороны должны соблюдать Минские соглашения (удивительный факт после штурма Дебальцево в прямом эфире Минска). Запрещён транзит продуктов на территорию ПМР? Мы не знаем, что это такое, это внутреннее дело государства Молдова. Запрещена перевозка всех грузов и транзит вагонов для компаний из РФ? А это внутреннее дело государства Украина, тем более что подобный запрет Россия приняла ещё в 2016 году.

С «Л/ДНР» на самом деле всё просто – можно было платить налоги в бюджет Украины, продавать потихоньку уголь, деградировать и «сосать» российский газ и гуманитарную помощь, как делают ПМР и Абхазия. Заморозить конфликт на фронте протяжённостью 420 км и быть очередной чёрной дырой для российского бюджета. Несколько погибших в месяц на минах или от обстрелов стрелковым не в счёт – так живут десятки непризнанных анклавов (хрупкий мир в обмен на паразитический способ существования). Но было принято решение об обострении: ввод временных администраций, остановка градообразующих предприятий, конфискация украинских активов. Поверьте, в России буквально несколько человек могут принять решение разрушить полный цикл производства металла, связанный с ОРДЛО, или переориентировать энергетическую систему на РФ, или подарить анклавам 1 млрд долларов на бесплатный газ, или запретить отгружать через линию соприкосновения флюсы и кокс. Эти решения – однозначно не уровень Захарченко или Плотницкого: там как минимум жёстко вырастут и лягут на плечи федерального бюджета расходы на социальную сферу. К тому же Ахметов вывез многих своих специалистов и менеджмент, а завести завод и найти заказчиков — это не так просто, как кажется (Макеевский коксохим и ДМЗ стоят до сих пор). Даже поставка сырья вроде окатышей с ГОК РФ на ДМЗ – это риск попасть под санкции, а отток специалистов не даст выпускать тот же чугун по ГОСТ. И это только проблемы одного предприятия в одной металлургической сфере. Проблемы, которые в перспективе обойдутся непризнанным «республикам» в миллионы долларов российских денег.

И достаточно уже сказок про Парасюка, который сел на рельсы и остановил сообщение с ОРДЛО – есть ветки через Харьков, Сумы, Беларусь, насыпью тот же уголь на судно в порту Ростова и на разгрузку в Мариуполь, если только исключительно протестующие мешали «торговле на крови». Разрыв цепочек – сознательное решение на самом высоком уровне с российской стороны. Закрывать на это глаза бесполезно. У нас отмели 2–3% годового ВВП во время необъявленной войны – отмели предприятия и шахты для Курченко и россиян, но в основном, чтобы нанести Украине ущерб. Банально сожрать полгода роста, прикрываясь высосанной из пальца «блокадой», во время необъявленной войны и особого периода – это неприкрытая попытка агрессии. Как и запрет украинских продуктов питания в 2015 году, транзита грузов на Казахстан и украинского транзита вагонов, захват нефтяных платформ, похищение наших граждан, обвал по политическим причинам торговли в самое тяжёлое для нас время.

Так вот, пришло время ответа. Отличное с точки зрения внешней политики: над нами не довлеет безвизовый режим или очередной транш от МВФ. Выборы ещё далеко и можно смягчить внутренние проблемы – во время санкций всегда будут недовольные, несмотря на то, что начали этот процесс не мы. И аресты акций того же «Укртелекома», и аресты счетов, и паралич рекламного рынка «Яндекса» (попробуй поработать и учесть аудиторию через облако и VPN), и наращивание давления на российский бизнес почти идеально выбраны с точки зрения экономики – в период роста и укрепления гривны к доллару, а не в 2015 году зимой, когда общество бесновалось и требовало кардинальных мер с санкциями. Те же квоты на вещание ТВ на украинском языке, запрет социальных сетей и телеканалов вроде «Звезды» и «Рен-ТВ» – давно назревшие решения. И хорошо, что их реализуют пакетами.

Помимо перекрытия сливных бачков пропаганды и разрыва связей с агрессором, задача простая – нанести противнику ущерб. Для многих российских компаний украинский рынок – от 10 до 30% целевой аудитории, и многие граждане РФ должны лично ощутить на губах вкус Крыма и наших предприятий на территории ОРДЛО. Наш же бизнес должен осознать, что с 2008 года Грузия, Молдова, страны Балтии, Азербайджан и Украина регулярно становились жертвами экономической агрессии со стороны РФ. Все помнят «Боржоми», конфеты, шпроты, сыры, транзит, газовые краны в лютые морозы, поставки энергоносителей.



Россия токсична, и она толкнёт вас в спину в самый неподходящий момент (на пике кризиса, во время отопительного сезона или же конфликта) – проверено годами «сотрудничества».

На фронте с начала мая продолжается та же позиционная возня: несколько дней огневой активности, пауза на мониторинг реакции ОБСЕ, разведку и снабжение, и снова обострение. То, что на передке у боевиков стоят части ОМОН, СОБР, командировочные из реактивных дивизионов и водители, означает, что желающих сидеть месяцами в окопах за среднюю зарплату грузчика всё меньше и меньше. Приднестровского варианта не получилось, а, значит, вялотекущий конфликт неизбежен. То, что активные стычки идут только на территории Донецкого бассейна и в степях Приазовья, не должно никого вводить в заблуждение. У этой войны много лиц и фронтов, а красная зона в АТО – только один из способов нанести нам ущерб. Хотя бывают дни, когда ВСУ только раненными теряют 7–8 человек в сутки. Это ощутимо, но стоит помнить, что военная компонента с обеих сторон – это только газ под скороваркой. Войну на востоке закончит усталость и апатия населения, экономика и социальная сфера, а не взятие очередной улицы на дачных участках. Мы не устаём повторять это с 2014 года.

Правда, принимать пакеты РСЗО и 122-миллиметровые снаряды, как и хоронить несколько человек в неделю, от этого не легче. Естественно, что, несмотря на плач Ярославны об обстрелах только со стороны ВСУ, гибридная армия обваливает нам передовые опорные пункты тоже достаточно стабильно и масштабно. Обрабатываются Пески, в том числе и крупным калибром; достаётся частному сектору в Авдеевке; вся Старая Авдеевка – под постоянными монотонными приходами артиллерии и РСЗО; много прилетает на «промку» и дачи; ожесточённые стычки в Марьинке, включая работу бронетехники. Луганское и опорные пункты на Светлодарской дуге – также под регулярным плотным огнём: идут артиллерийские «дуэли», отмечается снайперская активность. Новозвановку и Троицкое в ОТУ «Луганск» боевики несколько раз в мае обстреливали противотанковыми ракетами, пытаясь поразить инженерные сооружения сил АТО, пуски делали не по технике. Если зимой 40–60% обстрелов приходилось на фас возле Донецка, оборонительный узел в Марьинке и Красногоровке и на Авдеевку, то сейчас пик активности на приморском направлении: Широкино, Водяное, Богдановка, Павлополь, Гнутово (которое долбят 120-миллиметровыми миномётами и 122-миллиметровой ствольной артиллерией).



Подводя итоги, следует сказать, что на фронте без масштабных изменений, но отмечается рост активности артиллерийского огня с обеих сторон и значительные подтверждённые потери у боевиков. Все те, кто хотел более активного давления на противника в тылу и в экономике, могут возрадоваться. Это ещё не военное положение, но санкции выбраны в хороший момент против хороших целей. И вода в Крым, и снабжение группировки противника в ПМР, и транзит грузов на Запад, и рынок IT – весьма болезненные точки для противника. Непонятно, почему многие адепты рассказов о барыгах и военном положении не ликуют, а бубнят что-то о правах человека и Северной Корее. Ведь хорошо, когда мечты сбываются, правда?

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Война продолжается. Мы победим.

Кирилл Данильченко ака Ронин
https://petrimazepa.com/vietQmay17.html

ИЛОН МАСК И ПОТОК БУДУЩЕГО
vli1910
Несколько дней назад Илон Маск вновь появился на TedX и дал сорокаминутное интервью его ведущему куратору Крису Андерсону, рассказав о своих планах на ближайшее время. А планы увлекательные — от бурения подземных автодорог и возможности проехать все США на автопилоте уже к концу 2017 года до крыш на солнечных батареях и космической программы. Можете посмотреть видео, а можете прочитать нашу расшифровку – кажется, на русский этот разговор пока успели перевести только мы.


Крис Андерсон: — Привет, Илон. Добро пожаловать вновь к нам на TED. Рады тебя здесь видеть.

Илон Маск: — Благодарю за прием.

— В течение ближайшего получаса мы потратим немного времени на то, чтобы разобраться в твоём видении восхитительного будущего для человечества. И первый вопрос в связи с этим прозвучит несколько иронично: что ты там давеча собрался бурить?

— Я тоже часто задаю себе этот вопрос. Мы собираемся прорыть нору под Лос-Анджелесом и тем самым дать начало тому, что, надеюсь, вырастет в 3D-сеть туннелей, которая снимет проблему перегруженности города. Сейчас трафик в нём просто высасывает душу. Он угнетает людей по всему миру. Это ужасно. И особенно ужасно в Лос-Анджелесе.

— Кажется, ты принёс с собой визуализацию. Я могу её продемонстрировать?


— Разумеется. Так, для начала, чтобы вы просто сразу поняли, о чём речь… Когда ты пытаешься создать трёхмерную сеть туннелей, есть несколько ключевых моментов. Для начала тебе нужно интегрировать входы и выходы в них в структуру города так, чтобы это не создавало проблем. В нашем случае проблема решается лифтом, этаким скейтом для авто. Используя лифт, можно интегрировать входы и выходы за счёт обычных парковочных мест. Между ними машина перемещается на скейте. Поскольку на нём нет скоростного лимита, мы говорим о перемещении со скоростью 200 километров в час.

— Настолько быстро?

— 200 километров – ну или 130 миль – в час. Так, чтобы добраться из Вествуда в LAX за пять-шесть минут.

— Изначально это что-то вроде платной дороги?

— Да.

— И она, как я понимаю, должна оттянуть часть траффика с наземных улиц?

— Я не знаю, насколько это очевидно из видео, но на самом деле не существует никаких ограничений на количество уровней туннелей. Вообще вглубь лезть проще, чем вверх. Самые глубокие шахты в мире тянутся вниз в разы дольше, чем самые высокие здания вверх. Так что потенциал разгрузки сети вниз теоретически неограничен. Это очень важно. Основной аргумент против туннелей — что они не решают вопрос, поскольку рано или поздно сами забиваются, и ты остаешься один на один с той же проблемой. Но на практике ты можешь построить любое количество туннелей, любое количество уровней.

— Но при обычном человеческом рассмотрении – копать дорого! И это блокирует идею.

— Да. Это правда. К примеру, продление лос-анджелесского метро примерно на две с половиной мили стоило два миллиарда долларов. Можно округлить — миля метро в Лос-Анджелесе стоит миллиард. И это далеко не самое удобное метро в мире. Так что да: рыть туннели привычным для нас способом сложно. Как по мне, для того чтобы это стало эффективным, нам надо добиться снижения стоимости каждой мили туннеля как минимум в десять раз.

— И как ты собираешься этого достичь?

— Вообще-то достаточно сделать лишь две вещи, чтобы улучшить ситуацию на порядок. И даже более того. В первую очередь — уменьшить диаметр туннелей минимум вдвое. Сейчас в США туннель для одностороннего движения должен быть не менее 26-28 футов в диаметре, дабы могли проехать аварийные службы, а заодно, чтобы хватало воздуха для вентиляции при использовании двигателей внутреннего сгорания. Но если уменьшить диаметр настолько, насколько мы хотим это сделать — а именно до двенадцати футов, что достаточно для проезда электрического скейта — вы уменьшаете диаметр туннеля вдвое, а площадь перекрестка вчетверо — а стоимость туннеля зависит от стоимости перекрестка. Вот, уже лучше на полпорядка. Дальше: бурильные машины обычно бурят половину времени, а потом останавливаются на такое же время, пока идёт укрепление туннеля. Так что если тебе удастся разработать машину, которая будет одновременно бурить и укреплять туннель, вот тебе и улучшение вдвое. Помножь на предыдущий коэффициент — и уже в восемь раз. Также эти машины работают не на максимально возможной мощности, не на тепловых пределах, так что есть задел для увеличения. По моим оценкам — от вдвое до впятеро. Так что я вижу довольно прямую серию шагов, чтобы увеличить эффективность и уменьшить стоимость каждой пробуренной мили примерно на порядок. И у нас есть задача. У нас есть домашняя улитка Гэри — как герой «Саус Парка», ой, простите, «Губки Боба». Гэри сейчас способен передвигаться в четырнадцать раз быстрее, чем машина для бурения туннелей.

— Хотите превозмочь Гэри?

— Хотим превозмочь Гэри. Победить нетерпеливую улитку.

— Но когда люди мечтают о городах будущего, они представляют летающие машины, дроны… А ты под землю лезешь. Не лучше ли в небо? Сэкономишь на туннелях.

— Это правда. Я вообще люблю летающие вещи. Ракеты вот делаю, так что меня не обвинить в нелюбви к полётам. Это не какая-то внутренняя предубеждённость против них, но есть очевидные проблемы — как минимум, то, что летающие авто будут невероятно шумны и будут создавать сильный ветер. Скажем так, когда у тебя что-то летает над головой, а тем паче, когда у тебя над головой летает целый автопарк, это не способствует снижению тревожности. Ты думаешь не «в какое прекрасное время живем!», а «вот этот колпак у него закреплён или сейчас открутится и мне голову отрежет?» Вроде того.

— Так что твое видение — города будущего с обширной трёхмерной сетью туннелей под ними. А пересечение с Hyperloop будет? И вообще совместное использование этих двух идей?

— Мы некоторое время обмозговывали Hyperloop. Изначально мы построили её тестовый трек прямо рядом со SpaceX исключительно для студенческих соревнований, чтобы вдохновить инновационные идеи в транспорте. Сейчас это наибольшая в мире вакуумная камера после Большого адронного коллайдера. Поначалу мы просто развлекались, но потом нам пришла в голову идея запустить тягач для студенческих капсул, а потом — проверить, как быстро он способен перемещаться, если ничего не тянет. Мы сейчас испытываем осторожный оптимизм: кажется, он опережает самые быстрые поезда в мире даже на коротких дистанциях.

— И тормозит, должно быть, хорошо.

— Ну да. Тот случай, когда или расшибёшься на мелкие кусочки, или поедешь ОЧЕНЬ быстро.

— Но можно ли представить себе Hyperloop в таких вот туннелях?

— Именно так. Рассматривая туннельные технологии, уясняешь, что для того, чтобы создать туннель и надежно отгородиться от водного зеркала, его стены должны выдерживать пять-шесть атмосфер давления. А для удержания вакуума или почти вакуума нужна одна. Таким образом, если ты возводишь туннель, достаточный для удержания водного зеркала, он уже по умолчанию способен поддерживать вакуум внутри.

— Хех.

— Ну да.

— И вот как ты это представляешь – по туннелям какой длины в будущем от Илона Маска бегает Hyperloop?

— Я думаю, какого-то предела длины здесь нет. Копай, сколько хочешь. Как по мне, если тебе нужно, например, создать Hyperloop от Вашингтона до Нью-Йорка, то тебе лучше делать его под землёй, поскольку там густонаселённая зона. Ты пророешь туннель под множеством домов и если зайдёшь достаточно глубоко, люди этого не заметят. Иногда люди думают, мол, туннель под домом — это как-то стрёмно. А вот если этот туннель прорыт хотя бы в трёх-четырёх собственных диаметрах от твоего пола, ты его вообще не заметишь. А если вдруг соберёшь какое-то устройство и сможешь всё-таки заметить, что под тобой роют — неси это устройство в Израиль. Там тебе дадут много денег, они как раз ищут способ находить туннели ХАМАС. Ну или нашим же американским таможенникам и пограничникам, они ищут туннели наркоторговцев. На самом деле земля отлично поглощает вибрации, и после того как туннель уходит на определенную глубину, он становится незаметным. Разве что в твоих руках некий сверхчувствительный сейсмический инструмент.

— И ты основал новую компанию, назвав ее The Boring Company. Это мило и забавно.

— Ну что забавного-то? (смеётся)

— Сколько времени она у тебя отнимает?

— Наверное… два-три процента.

— Ты купил себе хобби. Нормальное такое хобби для Илона Маска.

— Ну, на самом деле там интерны и люди, работающие на полставки. И немного механического секонд-хенда. Ковыряем помаленьку, но прогресс хороший.

— Ещё больше твоего времени уходит на электрификацию автотранспорта в рамках проекта «Тесла». А не было ли одной из твоих мотиваций при создании туннельного проекта то, что в мире самоуправляемых электромобилей машин на дорогах может стать ещё больше, чем сейчас?

— Да, именно. Многие думают, что если ты просто сделаешь автомобили автономными, они будут ездить быстрее и это снимет проблему пробок. До определенной меры это так, но введение распределённых автономных авто создаст ситуацию, когда поездка на авто из точки А в точку Б станет дешевле и проще, чем на автобусе. Ну просто станет дешевле билета на автобус. Так что объём автоперевозок будет намного выше, и на самом деле проблема трафика встанет ещё острее.

— Ты создал «Теслу», пытаясь убедить мир, что электрификация — будущее машин. Несколько лет тому назад люди над тобой смеялись. Теперь что-то уже не очень.

— Вот и хорошо (смеётся) Хотя не знаю, не знаю…

— Но разве сейчас не каждый крупный автопроизводитель анонсирует серьезные планы по электрификации в кратко- и среднесрочной перспективе?

— Да. Я думаю, почти у каждого автопроизводителя есть программа по созданию электрического автомобиля. С разной степенью серьёзности. Некоторые действительно настроились полностью перейти на электричество, некоторые колеблются. Некоторые, удивительно, до сих пор настаивают на топливных ячейках, но я думаю, это ненадолго.

— Нет ли у тебя чувства, что теперь можно просто объявить о победе — мол, ок, мы это сделали? Дать миру электрифицироваться и переключиться на другие вещи?

— Я собираюсь оставаться с «Теслой» настолько долго, насколько могу себе это представить. У нас впереди много великолепных вещей. Разумеется, вскоре выйдет Модель 3. И мы представим собственный грузовик.

— Хорошо, перейдём к этому. Модель 3 выйдет в июле?

— Да, выглядит перспективным начинать производство в июле.

— Вау. Одна из вещей, которая так восхищает людей в ней — наличие автопилота. И ты раньше демонстрировал это видео, показывая, как выглядит сама технология.


— Да. Сейчас автопилот и в модели S. Что мы видим тут? Используются только камеры и GPS. Нет ни лидара, ни радара. Только пассивная оптика, что очень важно. Вся дорожная система должна быть управляема пассивной оптикой, камерами, так что как только ты решаешь вопрос камер и обзора, вопрос автономии также решается. И не решается, если ты не смог этого сделать. Именно поэтому мы работаем над визионной нейросетью, эффективно отслеживающей ситуацию на дороге.

— Верно. Но многие другие используют лидары. А у тебя камеры плюс, максимум, радар.

— Ты и с одними камерами будешь сверхчеловеком. В том смысле, что одних только камер хватит для увеличения общей эффективности поездки в десять раз.

— На новых автомобилях, которые вот сейчас продаются, по восемь камер. Они пока не могут того, что демонстрировалось в презентации. А когда смогут?

— Я думаю, что с нашим темпом уже к концу этого года люди смогут отправляться через всю страну, из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, полностью автономно.

— То есть, по твоим словам, к концу года кто-то сможет сесть в «Теслу», не прикасаясь к рулю, вбить «Нью-Йорк», и поехать?

— Ага.

— Не прикасаясь к рулю — к концу 2017-го.

— Так точно. А если совсем точно — в ноябре или декабре, от парковки в Калифорнии до парковки в Нью-Йорке, не прикасаясь вообще ни к каким манипуляторам во время всей поездки.

— Потрясающе. Но отчасти это стало возможным за счёт того, что у тебя уже есть целый флот «Тесл», курсирующий по этим дорогам. Ты аккумулировал огромные объёмы данных о дорожной сети страны.

— Да, но самое интересное, что я на самом деле уверен: система сможет держать дорогу и при изменении маршрута. Было бы слишком легко просто настроить систему на хорошую работу на каком-то конкретном пути. Но нужно, чтобы лишь выехав на шоссе, ты мог отправиться куда угодно в пределах страны. Так что это не только «Лос-Анджелес — Нью-Йорк». Захочешь — это будет Сиэтл — Флорида, в тот же день, в реальном времени. Собирался в Нью-Йорк, передумал — поехал в Торонто.

— Так что если отставить законодательные ограничения и поговорить об одной лишь технологии — сколько времени осталось до момента, когда кто-то сможет купить одну из твоих машин и, буквально, убрать руки с руля, отправившись спать, а проснуться уже в месте назначения? Как далёк от нас этот момент — и так, чтобы эта проделка была действительно безопасной?

— Я думаю, около двух лет. Дело ведь даже не в том, чтобы это работало в 99,9% случаев. Потому что даже если машина разбивается один раз за тысячу поездок, ты же всё равно вряд ли заснёшь спокойно. Ну, не должен, по крайней мере. Оно никогда не станет совершенным. Ни одна система не может стать абсолютно безотказной. Но если, скажем, машина не будет попадать в аварии в течении сотни жизненных циклов, или даже тысячи, то люди будут думать что-то вроде – «ха, то есть если я даже проживу тысячу жизней, то вряд ли попаду в аварию? Ну ладно, тогда ок».

— Насчет сна. Мне кажется, что ты переживаешь, что люди действительно слишком рано воспримут систему абсолютно безопасной, а потом какое-нибудь ужасное происшествие отбросит всё назад.

— Я думаю, что автономная система, по крайней мере, должна минимизировать последствия аварий, за исключением очень редких случаев. Оценивать безопасность автомобиля всегда приходится с вероятностных позиций. В том смысле, что когда человек садится за руль, всегда есть риск, что он попадет в аварию по своей вине. Этот риск никогда не нулевой. Так что в случае автономных автомобилей речь скорее о том, когда их риск будет намного ниже, чем у живых водителей.

— Но ведь как только все научаться «водить без рук», изменится вся индустрия автоперевозок. Люди смогут просто покупать машины, выходить с них у работы и отпускать их «работать» чем-то вроде такси Uber. В смысле, ещё и деньги хозяевам зарабатывать. А если такая машина ещё и окупится, вообще получится, как будто ты её бесплатно купил. Такое возможно?

— Да. Более того: именно это и произойдёт. Будет общий автономный флот. Ты покупаешь машину и сам решаешь, будешь ли использовать её эксклюзивно, или допустишь к ней ещё и друзей и семью, или только водителей с пятизвёздочным рейтингом. Или решаешь делиться ей только в какое-то определённое время. Так и будет, сто процентов. Вопрос лишь в том, когда.

— Вау. Ты упомянул грузовик, и я подозреваю, что ты будешь анонсировать его в сентябре. Но уж очень любопытно: может, покажешь нам что-то сегодня.

— Покажу тизерное фото грузовика. Смотри, как живой.



— О’кей.

— Да, это тот самый случай, когда мы хотим быть особенно осторожны насчёт автономных фишек.

— Не то чтобы на фото было многое видно, но он не похож на миленький соседский грузовичок. Выглядит круто. Что за тип грузовика-то?

— Тяжелый дальнобойщик. Очень высокая грузоподъёмность и длинные дистанции. Должен разгрузить трафик тяжёлых грузоперевозок. Сегодня люди не верят в саму возможность такой машины. Они полагают, что у грузовика недостаточно мощности, недостаточно дистанции пробега на одном заряде. И вот этим Tesla Semi мы хотим доказать, что всё-таки электрогрузовик может даже переплюнуть любой дизельный по крутящему моменту. И что в перетягивании каната наш, если что, противника на горку затащит.

— Круто. Но поначалу они ведь не будут беспилотными? Ты хочешь создать грузовик, который дальнобойщику будет приятно вести?

— Да. Что особенно ярко в этом деле, так это то, что у тебя будет гладкая кривая соотношения крутящего момента к частоте вращения. Тогда как у дизеля или любого типа двигателя внутреннего сгорания она похожа на горку. Это будет очень подвижный грузовик — почти спортивная модель. Никаких передач, универсальный набор скорости.

— По этой теме ещё где-нибудь снимут замечательный фильм. Не знаю, где он будет снят и будет ли в нём счастливый конец, но фильм будет замечательным.

— Тест-драйвинг, кстати, был дивным. Когда я вел тестовый прототип первого грузовика, чувство было очень странным. Ты танцуешь, как балерина, но при этом ты в огромной махине.

— Ты уже и прототип успел поводить?

— Да. Немного поводил вокруг парковки. Честно говоря, было потрясающе.

— Без шуток?

— Ведёшь огромную машину и выделываешь сумасшедшие маневры.

— Клёво-то как. Но перейдём от крутотени к чуть меньшей крутотени. Вот вам миленький домик, почти как в «Отчаянных домохозяйках». Что там творится-то?



— Это — иллюстрация картины будущего, того, как я думаю, пойдут дела. Электрическая машина на подъездной дорожке, три Powerwall-а в самом дому, и солнечная батарея на крыше. Солнечная крыша.

— О’кей.

— Здесь изображен реальный… ну хорошо, реально-поддельный дом.

— Так здесь, на крыше, некоторые панели, собственно, включают солнечные батареи, и могут…

— Да. Солнечные батареи. Можешь настраивать текстуру и цвет в подробностях. А в стекле — что-то вроде микрожалюзей. Если бы ты смотрел на крышу с улицы или примерно с этого уровня, все эти блоки на крыше смотрелись бы одинаково, независимо от того, есть ли за блоком энергетическая ячейка или нет. С уровня земли ты видишь ровный цвет. А вот если посмотришь с вертолёта, тогда сможешь разглядеть, где есть солнечные батареи, а где нет. А с улицы не видно.

— Ты помещаешь их в ячейки на солнечной стороне, и это делает крышу выгодной, так? Немногим дороже, чем просто покрыть ее кровлей?

— Да. Мы уверены, что если учесть ещё и стоимость электричества, такая крыша в итоге обойдется вам дешевле. Так что экономически это более чем оправданно. А еще она будет прекрасно смотреться и долго жить. Мы планировали бессрочную гарантию, но потом нам начали говорить, что мы жульничаем. Но вообще-то это усиленное стекло. Оно там будет держаться ещё после того, как у дома стены опадать начнут.

— Круто. Ты покажешь это через несколько недель? Четыре разных типа крыши, насколько я знаю?

— Да. Поначалу два, а ещё два — в начале следующего года.

— Какой вообще в этом плане уровень амбиций? Сколько домов ты планируешь покрыть такими крышами?

— Я вообще верю, что в конце концов солнечные крыши будут у всех домов. Если уж оценивать далекую перспективу — в течение 40-50 лет. В среднем крышу меняют раз в 20-25 лет. Другое дело, что вот прямо сейчас вряд ли начнут. Но промотай лишь на 15 лет вперёд – и крыши без солнечных панелей уже будут казаться необычными.

— Полагаю, люди пока что не делают этого скорее из косности. Цены упали, экономика солнечных батарей изменилась, и у большинства домов, на самом деле, хватает постоянной освещённости крыш. Если захватить всю эту энергию, то тебе хватит с головой. Можно будет от общей сети отключаться.

— В зависимости от того, где ты находишься, и как площадь твоего дома соотносится с площадью крыши. Но относительно США все честно — большинству домов здесь хватит площади крыши для того, чтобы запитать все нужды дома.

— Ключ к экономической выгоде машин, Semi, всех этих домов — падение цены на литий-ионные батареи. Ты поставил на них при разработке «Теслы». В каком-то смысле это ключевой элемент. И ты решил, буквально, стать его владельцем, и тебе придётся буквально построить крупнейший в мире завод, чтобы удвоить мировое производство литий-ионных батарей. Как с этим дела?

— А, ты о Gigafactory и продвижении на этом направлении. Уже можно увидеть, что фабрика имеет форму бриллианта, и, когда она будет завершена, она и будет выглядеть, как гигантский бриллиант. Направленный на истинный север — такая интересная деталь.



— И, в конечном итоге, способный производить батареи на сотню гигаватт-часов в год.

— Сто гигаватт-часов. Мы полагаем, что, возможно, больше, но предварительно так.

— И эти батареи уже в производстве.

— Да, уже в производстве.

— Вы выложили у себя это видео. Хотел спросить — оно ускорено?


— Замедлено.

— А как быстро на самом деле крутится этот конвейер?

— На полной скорости ты не увидишь сами ячейки без стробоскопа. Сольются в одну.

— Одна из твоих ключевых идей, Илон — идея создания восхитительного будущего, где никто больше не будет корить себя о неправильном использовании энергии. Помоги нам его обрисовать. Как много Гигагфабрик для него потребуется?

— Около сотни. Ну, примерно. Не десять, но и не тысяча. Около сотни.

— Знаешь, мне это кажется потрясающим. Ты мне сейчас всерьёз рассказываешь, что нужно сделать, чтобы снять планету с иглы конечного ископаемого топлива. Вроде как ты строишь одну фабрику, она стоит пять миллиардов долларов, или сколько там — от пяти до десяти. Круто уже то, что ты можешь описать этот проект. А ты вроде собираешься анонсировать ещё две в этом году.

— Я думаю, мы анонсируем места расположения двух-четырех Гигафабрик ближе к концу этого года. Да, вероятно, их будет четыре.

— Вау. И что, не подразнишь нас анонсами? Хотя бы на каком континенте? Нет, можешь, конечно, и не отвечать.

— Нам нужно выходить на глобальный рынок.

— О’кей. Это круто. Я думаю, мы должны поговорить о… Сейчас я тебе задам вопрос о политике, но только один. Я вообще-то очень от неё устал, но это я у тебя хочу спросить. Ты сейчас вроде как даёшь советы мужику…

— Кому?

— …который утверждает, что не верит в изменения климата. И многие уверены, что тебе не стоит этого делать. Что тебе лучше отстраниться. Что ты им скажешь?

— Ну, в первую очередь, я состою лишь в двух консультационных группах. А там формат такой — ходят люди по комнате и задают друг другу вопросы. И одна встреча за месяц-два. Это мой суммарный вклад. Но если в этих комнатах обсуждаются изменения климата и социальные вопросы, то я в этих спорах поддерживаю как иммиграцию, так и борьбу с климатическими изменениями. И если я на каких-то встречах этого не упоминал, то лишь потому, что вся повестка была другой. По крайней мере, эти слова были сказаны.

— Хорошо. Давай обсудим SpaceX и Марс. Когда ты был у нас в последний раз, ты говорил о такой себе невероятно амбициозной мечте о создании ракет с возможностью повторного использования. А потом пришёл и сделал это.

— Наконец-то. На это ушло много времени.

— Расскажи. Что мы, например, видим на этом видео?


— Один из наших ракетных ускорителей возвращается. Очень быстро, издалека. Возвращает верхнюю ступень на огромной скорости. Где-то семь Махов.

— Так это была ускорен…

— Замедленная.

— А я думал, ускоренная прокрутка видео. Но это же замечательно. Несколько попыток оказались провальными, перед тем как ты наконец понял, как же это делать. Но сейчас ты уже сделал это пять или шесть…

— Восемь-девять раз.

— И ты впервые действительно использовал в повторном полёте ранее севшую ракету.

— Да. Мы посадили ускоритель, приготовили его к повторному полёту и запустили вновь. Так что это первый повторный полёт орбитального ускорителя. Важно понять, что повторное использование имеет смысл тогда, когда оно производится быстро и полно. Как в случае самолёта или автомобиля. Ты же не отправляешь свой самолет Боингу на ремонт между каждым полётом.

— Действительно. Так что это приближает твою мечту отправить много-много людей на Марс в течении 10-20 лет?

— Да.

— И ты разработал эту великолепную ракету, чтобы сделать это. Помоги нам прочувствовать масштаб работы.

— Ну, вот ракета, а вот человек у её подножья.



— То есть по размерам она, примерно, как 40-этажный небоскрёб?

— Чуть больше. Толкающее усилие у этой конфигурации примерно в четыре раза больше, чем у Saturn V из лунной программы.

— То есть в четыре раза больше, чем у крупнейшей ракеты, созданной человечеством до сих пор?

— Да. Если измерять в Боингах-747 — у Боинга толкающее усилие в примерно четверть миллиона фунтов. 10 миллионов фунтов толкающего усилия — это 40 Боингов. Итого у нас — аналог 120 Боингов, работающих в полную мощность.

— Кажется, в прошлый раз ты говорил мне, что эта штука и сама может доставить полный Боинг-747 с людьми и грузом на орбиту.

— Именно. С максимальным запасом топлива, максимумом пассажиров и груза. Вывезет.

— Ты недавно показал нам Межпланетную транспортную систему – её визуализацию. Все то, что мы увидели — это перспектива 30 ближайших лет? 20? Когда люди смогут зайти в эту ракету?


— Я рассчитываю на срок от восьми до десяти лет. Это та цель, к которой мы идём. У нас есть и более агрессивные внутренние цели, но…

— О’кей.

— Хотя эта штука выглядит огромной на фоне других ракет, я думаю, что на фоне космических кораблей будущего она будет смотреться байдаркой. Вот они-то будут действительно гигантскими.

— Почему, Илон? Зачем нам строить город-миллионник на Марсе в течение твоей жизни — насколько я помню, ты говорил, что хотел бы это сделать?

— Я думаю, что очень важно иметь перед глазами вдохновляющее и притягательное будущее. Я просто думаю, что нам нужны цели, чтобы вставать рано утром и жить. Ну вот почему тебе хочется жить? Какая цель? Что тебя вдохновляет? Что тебе нравится в будущем? И если будущее не предусматривает наш выход туда, не включает в себя нашу жизнь среди звёзд и превращение в многопланетный вид, как по мне, это ужасно обидно.

— Люди обычно представляют это так: на планете много ужасных вещей, от климатических проблем до бедности, и ты должен выбрать, с какой из них бороться. А такие амбициозные планы выглядят отвлечением внимания. Мол, не надо сейчас об этом думать. Надо решать проблемы по мере их поступления. И, надо сказать, твои работы по устойчивой энергетике во многом как раз о насущных проблемах. Но почему не сосредоточиться только на них?

— Я смотрю на будущее с позиции вероятностей. Как будто это живой поток возможностей, и есть действия, которые могут замедлить или ускорить какие-то из них. Возможно, я внесу в этот поток новую струю. Устойчивая энергетика будет воплощена в жизнь, что бы ни случилось. Если бы и «Теслы» не было, рано или поздно что-то бы появилось. Здесь смысловая тавтология: если у тебя нет устойчивой энергетики, у тебя есть только конечная энергетика, а её источники рано или поздно иссякнут, и тебе всё равно придётся переходить к устойчивой. Фундаментальная ценность компаний вроде «Теслы» в том, что она ускоряет этот переход. Когда я думаю, зачем это все, я полагаю, что оно ускоряет процесс на десять, а возможно и больше лет. Что хорошо. Вот в этом и суть «Теслы».

А теперь о превращении в многопланетную и космическую цивилизацию. Это не неизбежно. Очень важно понять, что вот этого как раз можно избежать. Будущего с устойчивой энергией — нет, а вот с космическим определенно можем разминуться. Если посмотришь на прогресс в этой отрасли, то в 1969-м мы могли послать человека на Луну. Потом у нас была программа Space Shuttle, но мы уже посылали людей только на низкие земные орбиты. Потом программу шаттлов свернули и США уже не могут запускать людей на орбиты. Это тренд, и он нисходит. Люди ошибаются, когда полагают, что технологии улучшаются сами по себе. Нет, это не автоматический процесс. Это требует огромной работы множества людей, а без неё наступает деградация. Египтяне умели строить пирамиды, но потом забыли, как это делается. Римляне строили великолепные акведуки, но тоже разучились.

— Илон, слушая тебя и глядя на вещи, которые ты сделал, почти кажется, что у тебя какая-то уникальная двойная мотивация относительно всего, что я нахожу интересным. Во-первых, это работа ради будущего человечества. Во-вторых, это желание создать что-то потрясающее. И, кажется, одно подпитывает второе. Работая над «Теслой», ты хочешь получить устойчивую энергетику — и для этого создаёшь очень сексуальные, великолепные машины. Солнечная энергия? Нам это нужно, заверните — и ты создаёшь эти прекрасные крыши. Мы ещё и не успели поговорить о твоём самом новом порыве, времени не хватило, но ты хочешь спасти человечество от злобного искусственного интеллекта и создаёшь этот по-настоящему крутой интерфейс связи машины и мозга, с тем, чтобы дать нам бесконечную память и телепатию. И что касается Марса — выглядит так, как будто ты говоришь, «о’кей, нам нужно спасать человечество и готовить запасные аэродромы», но нам также нужно вдохновлять людей, а такая работа очень вдохновляет.

— Я думаю, что красота и вдохновение очень недооценены, без вопросов. Но я хочу, чтобы меня поняли: я не претендую на роль спасителя. Я просто хочу думать о будущем и не грустить.

— Прекрасное заявление. Я думаю, все здесь согласятся, что ничто из того, о чём мы говорили, не произойдёт само по себе. То, что это есть у тебя в голове, то, что ты об этом мечтаешь — о том, о чём другие и не смеют — и то, на сколь сложном уровне ты способен об этом мечтать, вот это, Илон Маск, по-настоящему замечательная штука. Спасибо, что помогаешь нам мечтать о большем.

- Ты только мне скажи, если всё это станет казаться по-настоящему безумным, хорошо?

— Спасибо, Илон Маск. Это было действительно нечто фантастическое.

Перевод Виктора Трегубова
https://youtu.be/0qo78R_yYFA?t=2

[reposted post]О Степане Бандере и героях Израиля
ЖЖ Украина
ibigdan
reposted by vli1910
В ходе дискуссии по поводу недавней резолюции Европарламента я обратил внимание собеседника на то, что крики возмущения по поводу присвоения Бандере звания Героя Украины доносятся из России, из Польши, а также от отдельных представителей еврейского народа. При этом государство Израиль к теме "героизации Бандеры" относится спокойно. Думаю, для этого есть серьезные исторические причины.

Наиболее острый период борьбы за независимость еврейского народа пришелся 30-40 годы прошлого века. Нет ничего удивительного в том, что эта борьба была схожа с освободительной борьбой народа Украины. Оба процесса проходили примерно в одно и то же время и формировались на одной и той же территории, а потому были обречены стать практически близнецами. Так, фундаментом движения стали Украинские Сечевые Стрельцы и Еврейский Легион - национальные воинские подразделения, сформированные в Первую Мировую в составе имперских армий. Кузницей кадров стали скаутские организации - "Пласт", "Ха Цуфим" и "Бейтар". Видную роль в освободительной борьбе сыграли радикальные националисты, сделавшие ставку на силу и объединенные в авторитарные нелегальные организации. В Украине их возглавил Евгений Коновалец. Лидером сионистов-ревизионистов стал Владимир Жаботинский, которого Бен-Гурион называл "Владимир Гитлер", Муссолини - "еврейским фашистом", а британская пресса - "еврейским Гарибальди".

Украинские и еврейские радикальные организации (ОУН, Хагана, Иргун) действовали схожими методами: террористические акты против официальных властей (британских, польских, советских), нападения на почтовые отделения, банки и тому подобные реквизиции, политические убийства, жестокое противостояние посягательствам других народов (арабского, польского) на земли, которые они считали своей этнической территорией, поиск внешних ситуативных и постоянных союзников.

И в Палестине, и в Украине после смерти лидеров в националистическом движении произошли расколы на конфликтующие группировки. В 1940 году в Украине молодой Степан Бандера возглавил тех, кто собирался опираться на собственные силы, а в Палестине столь же молодой Абрам Штерн объединил в организации "Лехи" сторонников сотрудничества с Гитлером. Осенью 1940 года, после поражения Франции, руководство "Лехи" подписало меморандум с официальным представителем рейха фон Хентингом, в котором стороны заявили о намерении создать независимое еврейское государство и мобилизовать для этого бойцов из числа евреев Восточной Европы. Год спустя в оккупированном Львове Ярослав Стецко провозгласил воссоздание независимой Украины, чем вызывал гнев немецких властей. Вскоре Стецко и Бандера оказываются в концлагере, а некоторые члены украинского правительства казнены нацистами. Еще через год Штерн был застрелен при попытке задержания, а спустя 8 лет его судьбу повторил один руководителей ОУН(б) Роман Шухевич. Сегодня Шухевич - Герой Украины, а именем Штерна названы город в Израиле и улица в Иерусалиме.

читать дальшеCollapse )

[reposted post]Почему вате пригорает 2 мая?
ЖЖ Украина
ibigdan
reposted by vli1910
19 февраля после неудачного штурма силовиков сгорел киевский дом профсоюзов - как минимум 2 погибших (по другим данным 11 и больше).
20-22 февраля - более 50 расстрелянных протестующих, всего за время Майдана убито больше 100 человек.
22-23 февраля рашистская армия начинает аннексию Крыма.
27 февраля рашистский спецназ захватывает здание парламента и правительства Крыма.
1 марта на митинге в Харькове над горсоветом флаг РФ поднимает московский журналист Михаил (псевдоним "Мика Ронкайнен"). В городе активно проходят митинги с участием гастролеров из Курска и Белгорода.
13 марта в Донецке избиты участники проукраинского митинга, убит украинский активист Дмитрий Чернявский. Позднее становится известно, что на митинг активно свозились "протестующие" из Ростовской области.
15 марта в Крыму нашли тело со следами пыток - это был крымский татарин, который пропал еще 2-3 марта.
16 марта на прорашистском митинге в Харькове был замечен тогда еще никому неизвестный Моторола.
18 марта при штурме картографической части в Симферополе рашистами убит украинский прапорщик Кокурин.
7 апреля в Крыму рашистский солдат застрелил украинского майора Станислава Карачевского.
В этот же день в Донецке провозглашают ДНР и назначают референдум о самоопределении на 11 мая.
12 апреля банда Стрелкова захватила здание милиции в Славянске.
12-14 апреля на въезде в Славянск рашистами убиты четверо украинцев - двое СБУшников и двое гражданских.
21 апреля в Северском Донце нашли трупы ранее выкраденногорашисами депутата из Горловки Рыбака и киевского студента.
25 апреля в Краматорском аэропорту был взорван ураинский вертолет Ми-8.
28 апреля в Луганске провозглашают создание ЛНР.
Утром 2 мая под Славянском было сбито два украинских вертолета Ми-24, погибли пятеро членов экипажа.
И вот только после всего этого случается пожар в Одессе.



Так откуда эти ватные корчи про Одессу?

Ватноголовым кажется что если бы удалось разжечь еще и Одесский фронт и убить несколько тысяч людей там - то Украина все таки бы не выдержала русско-фашиского натиска и все таки получилась бы "Навароссия".

Вот за эти свои сгоревшие в доме профсоюзов мечты о Новороссии, ватники Одессу "не забудут! не простят!"

Vladimir Bevh
 

ИЗ ГОВНА И ПАЛОК
vli1910
Кирилл Данильченко aka Ронин

Нет в Украине человека, который хоть раз не выставил бы в сторону ножку и не выдал зажигательный спич о том, что на третий год войны в армии нет того или этого в терапевтических количествах. Всё равно чего – формы, танков или высокоточного оружия. Обычно в тандеме идут истории о том, что раньше солнце светило ярче, деревья были большие, а Украина в составе СССР запускала космические корабли, строила океанские крейсера и могла в машиностроение. Также существует красивая легенда о том, что если у СССР в общем, и УССР в частности, если и были проблемы с товарами народного потребления, то уж в вооружении и технике они точно были впереди планеты всей, а сейчас Украина не может сдать три года десяток «Дозоров». Ну что же, давайте посмотрим на это светлое прошлое, чтобы наконец-то понять, что тогда могли, а чего не могли. И как выглядел пик развития этой страны примерно в 70–80-х годах прошлого века.
href="https://petrimazepa.com/bundles/pim/images/storage/2017/ScreenHunter_933_Apr._28_16.12.jpg"></a>Конец 70-х годов – десять лет спустя после полёта Гагарина, Белки и Стрелки и появления фото обратной стороны Луны. Невозможно смотреть без слёз на эту композицию, модель и валики для ручного отжима

Хочешь ­– жни, а хочешь – куй

Стиральная машина «Лыбидь» Киевского авиационного производственного объединения, которую производили до 90-х годов и до сих пор кое-где продают на OLX.ua, – отличный маркер развития советской промышленности. Огромная бочка, в которую воду заливали шлангом (привет гибким подводкам и капиталистической сантехнике!) и выливали ним же, поскольку насос – это продажный сын капитализма. При этом она выла, как самолёт, и подпрыгивала по коридору своим ходом на кухню, а бельё выжималось путём вращения ручки спустя 30 лет после создания машинки-автомата в США.

Нет, самая передовая в мире промышленность освоила и полный автомат на заводе в Кирове – там по лицензии итальянцев делали знаменитую «Вятку», на которую к счастливым обладателям ходили глазеть всей улицей. Может, потому что она стоила 498 рублей при зарплате медсестры в 70, а может, потому что очередь на неё была расписана на 3–5 лет вперёд – великая и могучая страна могла делать даже полную копию загнивающего капиталистического продукта только в ограниченных количествах.

Была ещё «Волга» (которая стиральная машина, а не дефицитное авто) – одну из её модификаций сняли с производства, потому что выбивала пробки и жгла проводку в стандартных пятиэтажных «хрущёвках» – СССР мог планировать, сколько нужно в год трусов женщине и атомных подводных лодок для паритета с США, но потребление электроэнергии в стандартной квартире ­– уже нет.


90-е годы – гений киевских инженеров с самым лучшим в мире образованием, воплощён в пластике и металле. Стиральная машинка курильщика

Бытовые товары из СССР всегда дарили боль и страдания с избытком. Например, бакинские кондиционеры БК-1500, БК-2000 и т.п. жрали энергию, как тролли, дребезжали, как трактор, весили, как фюзеляж самолёта. Несмотря на то, что это чистая лицензия Hitachi, ею так и не смогли насытить свой рынок – в год на пике производилось до 500 тысяч, из которых добрая треть уезжала в Ираны, Египты и на Кубы, а остальное делилось между армией, флотом и народным хозяйством. Большая часть уходила военным и промышленности, поскольку николаевский завод «Экватор» не справлялся с заказами для армии. Население СССР – 293 млн человек. Можно посчитать, сколько нужно было лет, чтобы 73 млн советских домохозяйств обеспечить кондиционерами.
Ночь, улица, фонарь, аптека – безысходность имеет имя

Это 80-е годы, на секундочку, в стране, где половина республик были расположены в жарком климате, а базы СССР – от Вьетнама до Карибского бассейна, производство началось только после того, как экипажи ПВО и судов в жарких странах просто не могли выполнять задачи партии и народа. Включать БК дома ночью мог только мазохист или тот, кто собирался вскоре продавать квартиру – тот выл и стучал так, как будто лично вызывал Сатану. Первые 5 лет БК выпускали с компрессорами Hitachi, потом пошли жалкие советские поделки, гнилые уплотнители из поролона и сгоревшие компрессоры из-за того, что убрали охлаждение картера для экономии. Модель 1500, примерно нынешняя «5-ка» по характеристикам, стоила 350 рублей. Всем кондиционирования и пусть никто не уйдёт обиженным
Стиральная машинка здорового человека. 70-е годы

Зато командир первого на земле звездолёта – советский!

Армянские конденсаторы. Сколько прекрасного в этом слове! Ереванский завод радиотехники – звучит, как шутка-стендап комика. Если у кого-то случилась проблема, то сначала пускай он заменит все армянские конденсаторы на что-то сделанное руками человека. Разброс по характеристикам в пределах одной партии – до 35–45%: если конденсатор не вздувался, то тёк; если не тёк, то горел.

Вообще, проблема качества красной чертой проходит через большинство экземпляров советской продукции. То ли потому, что ОТК традиционно играл в шахматы и пил чай вместо работы, то ли из-за лучшего в мире образования – уже не разобрать.

Дисковые телефоны, в которых заедал от пыли диск; автомобили, начинавшие гнить и оставлявшие капли масла ещё на заводах; электрические ингаляторы, похожие на смесь космического шлема и зонда для Чужого. Автомобили «Запорожец», которых с 1961 года по 1994 сошло с конвейера аж 3,422 млн штук – это всех моделей, включая ранних уродцев и самую популярную модель с «ушами», двигателем сзади и двумя дверями. Это на 52 млн человек населения только Украинской СССР. Напоминаю, что стоил «ушастый» 3300 рублей, после подорожания – 4400 рублей. То есть речь шла не только о покупательной способности, но о банальной невозможности насытить свой тепличный и защищённый «железным занавесом» рынок. А сколько приятных часов тёплого лампового секса он дарил своему владельцу!
Зато какие танки строили и мороженое вкусное было!

Догоним и перегоним загнивающий Запад

Далёкий 1960 год – общая сумма от продажи цветных телевизоров и оборудования в США превысила 1 млрд долларов, пока в СССР производили чёрно-белую телевизионную радиолу «Харьков», а первая цветная трансляция произойдёт только через 7 лет. Телевизоры весили 65 килограмм, за ними таскали стабилизатор напряжения, каналы переключали пассатижами, а чинили подачей рукой сбоку, чтобы лампы стали на место? Бритвы «Харьков», наглухо содранные с Philips; мясорубки, ломающие столы своими винтами; мыло, которое клали в шкаф, чтобы отпугивать моль; кассеты, убивавшие головки магнитофонов; знаменитый магнитофон «Весна» из Запорожья, который приходилось смазывать и настраивать, как станок, а иначе он жевал всё, до чего мог дотянуться. А ведь даже маркая кассетная плёнка – это не просто плёнка, а чёткий маркер развития химической промышленности.



Телерадиола «Харьков». «Чтоб от Японии до Англии сияла родина моя!»

Поэтому я, честно говоря, не всегда понимаю сегодняшнего страдания некоторых людей о добрых былых временах, когда у них было всё: калькулятор от Киевского завода «Кристалл» с вилкой от розетки в начале 90-х; телевизоры «Электрон» и «Славутич» со штатными плоскогубцами на полочке для переключения каналов и кинескопами, умиравшими так стабильно, что по ним реально было сверять календарь; комбайн «Мрия» из Днепра, который подвывал не хуже оборотня; чудесная стиральная машина с рычагом для отжима белья, и нечто, сделанное сумрачным гением, что получило гордую поговорку «Курица – не птица, "Волынянка" – не машина». Это не продолжая тему о «Запорожце» и его выродке с гордым названием «Таврия», которого в муках рожали с 70-х и, к ужасу автолюбителей, таки родили.

И это ещё соль земли, более-менее развитая культура производства – киевская или донецкая инженерная школа, а то, что разрабатывали армянские и таджикские НИИ, вы можете себе представить. Да чего там далеко ходить – что разрабатывали даже в РСФСР. Вы хотели историй про лучшее в мире советское оружие? Вот вам.

Крепи оборону страны

СССР начал работу над БМП-1 в 1961 году в рамках своей концепции операций на значительную глубину, с форсированием рек и поддержкой тактических ядерных зарядов – машина должна была плавать, иметь возможность противостоять танкам и значительный запас хода, действовать в зоне ядерного и химического заражения. Осенью 1962-го изготовили первый опытный образец, к 1965 году ЧТЗ должен был выпустить 50 единиц для отправки в экспериментальную часть. На ЧТЗ тогда трудилось 38 тыс. людей, объём производства составлял 220 млн рублей, в год собирали 24 тыс. тракторов – это был один из крупнейших заводов СССР. По плану надо было сдать 60 двигателей УТД-20 к «копейке», но по состоянию на зиму 1966 года было сделано только 14 движков, БМП не произвели не одной.

Ещё раз по буквам – прежде чем передать технологическую документацию на Курганский машиностроительный завод, основной подрядчик мучил «копейку» около 5 лет, только в 1971 году уже в Кургане удалось создать замкнутый цикл и крупносерийное производство, а не кооперацию по корпусам, башням и сборке. После того, как дело пошло и БМП наклепали под 15 тыс. штук, выяснился один небольшой нюанс: угол подъёма орудия не позволял вести эффективный огонь по противнику, занявшему господствующие высоты, работать по высотным домам, эффективно подавлять пехоту из-за недостаточного фугасного действия боеприпасов; снаряды часто не пробивали даже глиняные стены дувалов. Ну логично же, когда на одном фланге у НАТО Италия с Альпами и Апеннинами, а на другом – Германия с плотной высотной застройкой, создать «коробку», которая по концепции должна действовать в едином строю с пехотой, но не способна оказать ей эффективную поддержку ни в городских боях, ни в горах – слава советским инженерам.



Нештатный АГС-17 на башне «копейки». Чтобы компенсировать недостатки штатного вооружения, запевай про 3-й год войны

Гонки на выживание

А проклятый Запад, как назло, не желал строить десятки тысяч танков и устраивать косплей Второй мировой войны, подставляя броню под советские «Малютки» и «Громы». Зато в моторизованном батальоне НАТО в 80-х было почти 400–500 возимого боезапаса ПТУР ТОW – смерть для всего, что могло двигаться и имело колёса, гусеницы или собиралось в группу. Немногие знают о гонке ПТУР, которая шла в 60-х годах: США разрабатывали BGM-71 ТОW, СССР – 9К111 «Фагот». Первые разработки отечественного комплекса начались в марте 1963 года в Туле. Рожали комплекс традиционно тяжело. Ещё в 1969 году на испытаниях ракет они постоянно срывались с курса, рвались провода и терялся сигнал из-за работы пиротехнического трассера. Только в 1971 году, спустя 8 лет работы и миллионов рублей вливаний, сошла первая установочная партия – чуть больше 100 единиц; зимой следующего года освоили полноценную серию.

Так вот, тогда в полный рост шла гибридная война во Вьетнаме. В боях 2 мая 1972 года огнём мобильных ТОW с вертолётов «Huey» американцы уже сожгли 4 танка и грузовые машины, найденные «колхозниками» «Северного Вьетнама» в рисовых полях. А в СССР только осваивали в войсках условно переносной комплекс, который с пусковой, аккумулятором и 2 ракетами в транспортном контейнере весил 49 килограмм. Во Вьетнам в терапевтических количествах он так и не попал (там справились 2 млн жизней местных и «Малютками»), а дальше началась уже новая гонка управляемых ракет после войны в Ливане – против навесной динамической защиты у западных танков, которые перестала надёжно пробивать моноблочная боеголовка. 10 лет гонки, отчаянных и дорогостоящих попыток довести до ума сырой продукт, чтобы, ещё не закончив полностью перевооружение подразделений в СССР, начинать новую. И это тогда, когда магнитофон и посуда считались средствами роскоши, а за носками выстраивались очереди.



«Ура! Теперь у нас есть экраноплан, папа. Теперь на нас не нападут?» «Теперь ты будешь меньше кушать, сынок. А экраноплан в серию мы так и не пустим»

Результаты на табло

И таких забавных историй – вагон и маленькая телега: РЛС «Дуга», гонки по космической программе и научно-технические меры противодействия Стратегической оборонной инициативе, НИОКР в СССР, 70% расходов на который шли в рамках разработок на оборону, неудачные попытки создать советский авианосец. Как результат постановка на вооружение по 10 лет ПТУР, срывы ракет с проводов, дальневосточные дивизии, вооружённые противотанковыми орудиями Д-48 ещё в 80-х годах, проблемы со связью, приборами ночного видения, автоматизацией командных пунктов. Это при условии того, что в ВПК, не считая разовых подрядчиков, работало 10 млн человек лучших кадров огромной страны; зарплаты на военных заводах могли достигать и 800, и 1000 рублей; туда, как пылесосом, втягивались молодые специалисты, станки, ресурсы.



Афганистан, 80-е годы. Танки Т-34\85 и Т-55 395-го мсп СССР в бою. Что вы там обычно пишите про Страну 404 и «Оплот»?

Образовался огромный сектор, замкнутый сам на себя, который отвечал буквально перед несколькими людьми в стране из профильных министерств, прикрываясь в случае возможных проблем секретностью, планом и задачами государственной важности. Результаты же в итоге на табло – техника для пехоты, которая не может прикрывать пехоту в горах и высотной застройке; по 5–10 лет постановки на серийное производство; планы построить 10 крейсеров проекта №1164, а сдать только 3; титанические бесполезные стройки РЛС на миллиарды; откровенная растрата ресурсов в виде разработки «экранопланов» и «боевых машин на воздушной подушке».



РЛС «Дуга» строили для того, чтобы капиталисты внезапным пуском ракет не отжали «Запорожец» и холодильник «Днепр». Вся система, включая комплекс под Николаевом, стоила до 600 млн рублей. Внезапно после распада СССР агрессивный Запад не напал на Житомир, а сократил армию основных членов НАТО (Великобритании и Германии) до 3-х дивизий – нет границ их коварству

Поэтому я вообще не понимаю нынешней паники. Ведь осталось всё самое лучшее после распада СССР: кинескоп «Электрон», скоропостижно умиравший через 2 года; стиральная машина, добирающаяся своим ходом из комнаты в комнату; пылесос «Ветерок», похожий на машину пыток; транспортёр переднего края Луцкого завода, который рекомендовали везти до переднего края на тросе, чтобы на ровной дороге не убить водителя. Ещё была «Таврия» и «ушастый» «Запорожец», причём за этими ублюдками даже стояли очереди на предприятиях и в военных частях. И ещё в Украине осталось производство двигателей к большим противолодочным кораблям в Николаеве и технология обслуживания ракет Р-36 М «Сатана». Ведь Чёрное море буквально кишит подлодками врага и Украина должна была выпекать боевые корабли, как горячие пирожки, а доставить на другой континент немного мегатонн из страны, где выдавали талоны на сахар и люстру, бесценно.



Не имеющий аналогов ТПК «ЛуАЗ». Производство прекращено в 1991 году, потому что большинство кадавров Совка на рынке без «железного занавеса» было даром никому не нужно

О делах наших скорбных

Странно, почему после утери производственных цепочек, оттока мозгов за границу, два десятилетия внеблокового статуса и финансирования на уровне Румынии мы не можем в серию «Дозора» и делаем по 40 пусковых ПТУР в год. Может, сглазили и нужно выкатать яйцом? Или выкатать яйцом тех, кто отставляет ножку и говорит о трёх годах войны и что «раньше было лучше». Жаль, что нельзя сделать так, чтобы планшет тоскующим за старыми добрыми временами приходилось ждать в очереди четыре года, пока лучшие в мире инженеры штампуют БМП, которые не то, что трескаются, а просто им приходится приваривать АГС к башне и выводить из города на блоки. После получения планшета начинались бы новые квесты – купи 2 бутылки водки, стоя в очереди меньше 4 часов, чтобы обмыть это дело. И найди что предложить в подарок заведующей магазина, чтобы продали чехол. Вот тогда, через поколение такой гордости за страну, мы поговорили бы на эту тему снова...

И в качестве эпилога. Никто не знает, что с этим делать в долгосрочной перспективе. Польский ПЗРК «Гром» – это глубокая переделка «Иглы». Поляки и румыны закупают комплексы ПВО из США, израильские противотанковые ракеты и десятилетиями пересаживаются с постсоветских БМП-1. Зарплата по ВПК больше в разы, чем по рынку внутри страны, не поможет, потому что фермеры в Дании и сварщики в Норвегии зарабатывают 2000 евро. И поверьте, люди, способные выучить языки и разрабатывать современное вооружение, всегда найдут себе кусок хлеба с маслом и на билет в глобальном мире. Вливание нескольких миллиардов в сектор не поможет – слишком много смежных технологий, в которых мы отстаём навсегда, включая связь, матрицы, электронику, кристаллы для экранов.

Поэтому дорога только одна – кооперация в ВПК с Польшей, Турцией, Чехией, Кореей, Индонезией, Беларусью. Со странами, которые продираются сквозь похожие проблемы, отток мозгов и падение ВВП. Время тысяч танков и крейсеров прошло, нас ждут только точечные проекты – те самые 40 новых БТР и 3 роты танков с хранения, десяток лет доработки ракет к «Смерчам», РЛС и восстановление «Кольчуги», полдюжины вариантов модулей и ремоторизация для устаревшей техники. Это не рецепты, это симптомы. Заводы – это не станки, основные фонды и миллиарды долларов инвестиций. Заводы – это люди; коллектив, состоящий из тысяч людей, который может в серию запустить, создаёт добавленную стоимость, устраняет сырость в изделии или рисует в конечном ценнике плюс 25 % на откат. Именно люди, спустя годы постройки тысяч танков и «Пионов» с тактическими ядерными снарядами, бросались под траки танков родной Советской армии, чтобы, упаси Господи, ещё не жить в той стране. Именно за людей, за рынок и за вектор движения Украины сейчас идёт война на востоке.

Происходящее в оборонке сегодня даёт нам повод для очень острожного оптимизма после 20 лет застоя, разрухи и унижений, но каждый раз, пиная украинский ВПК за вполне очевидные «косяки», помните цену, которую мы уже заплатили за то, чтобы сегодня просто восстанавливать с хранения гнилые «копейки», Т-64 и «бардаки». Поколения дефицита, воющих кондиционеров, двигающихся сами по себе стиральных машин, велосипедов «Украина» в мире, где уже были байки GT, и пародии на автомобили, за которые в части моего отца тянули жребий, потому что их приходило в год 2 штуки на 40 желающих офицеров. Что могли создать в СССР на пике своего развития и чем закончилась история гонки холодильника и телевизора? Каждый раз, отставляя ножку и говоря про три года войны, думайте головой – это роскошь, которую и в СССР, и сейчас может себе позволить любой, но пользуются единицы.
https://petrimazepa.com/shitandsticks.html#.WQNMjmmEUOI.facebook

ДОБРОЕ УТРО, ВЬЕТНАМ! АПРЕЛЬ 2017 ГОДА
vli1910
Рубрика не выходила уже достаточно давно — со времен взрывов в Балаклее и очередного локального обострения на южном участке фронта. Сейчас температура та же, что и была в среднем по больнице за год — пат на ноле, никакого реального продвижения переговорного процесса, позиционная война под мантры об отсутствии альтернативы у Минска и «перемирие» к очередной дате (пасхальное, новогоднее, первосентябрськое), которое живёт меньше суток. Обе стороны продолжают заниматься военным строительством, наращивать группировку в красной зоне и вести боевые действия в ключевых участках фронта — у Светлодарской дуги, у треугольника возле Донецка, у Горловки и в традиционных болевых точках, как то узел Марьинки-Красногоровки. Плюс традиционно добавляется приморское направление.

Потери у ВСУ за март, по разным данным, — 35–38 человек погибшими. Однако это не только боевые в зоне АТО, но и небоевые вне её (аварии, сердечные приступы, хронические болезни, самоубийства, криминал). За первую декаду апреля цифры соответствующие (мы знаем о 6 боевых эпизодах и как минимум 7 небоевых) — в целом по ВСУ число потерь достаточно прозрачно и открыто. За месяц количество раненых может доходить до 150-190 человек – некоторые позже будут списаны медицинскими комиссиями или переведутся в части обеспечения, так что итоговые безвозвратные потери могут быть выше.

Но они вполне на виду. И даже смерти на санитарном этапе или инвалидность достаточно реально оценить, не имея доступа к информации оперативного уровня. С боевиками же всё не так очевидно — даже если принимать всерьёз истории Ходаковского о 50 безвозвратных по всем корпусам ЛДНР в сутки (убитых, раненых, уволившихся, больных) или углубиться в сообщения о некомплекте по частям гибридов до 40%, то официальных цифр никто не найдёт. Будет масса бреда о наемниках, поляках, ЧВК, диверсантах ВСУ, неграх на БТР, накоплениях танков и САУ, но как только дело доходит до официоза по своим же павшим, то ничего кроме «один погиб, один ранен, трое воскресло» вы не найдете. Хотя только по памятным топикам и в социальных сетях за тот же март идентифицированы десятки погибших бойцов гибридной армии, включая командиров ротного звена и граждан РФ.

А причины достаточно просты — разница в долгосрочной стратегии. Россиянам невыгодно светить реальные потери — именно оттуда растут ноги у запретов на разглашение и у самых диких слухов. Официально признавать, что Великая и Прекрасная Россия третий год воюет со «страной 404» за несколько райцентров и пгт, устроив себе персональный Афганистан в 100 км от чернозёмной полосы, немного ломает слаженный хор из Кремля о вставаниях с колен и борьбе с врагами на дальних подступах. Есть ещё один момент — на оккупированных в результате гибридной войны территориях проживали более 4 миллионов человек. Это на секундочку, до 10% от всех жителей Украины. Даже сейчас, после того как беженцами стали от трети до половины местных, это самый большой непризнанный анклав на планете.

Задача номер один для кремлёвской пропаганды — поставить максимум местных в строй, а оставшихся повесить на бюджет нашей страны в виде переселенцев или получателей социальных выплат. Именно для оставшихся на территории ЛДНР беспрерывно транслируется бред о подготовке ВСУ к наступлению, о нескольких сотнях обстрелов в месяц, карателях, войсках НАТО в Мариуполе, турецких инструкторах и прочая клюква. Реальные же потери и то, какой процент от них занимают кадровые россияне и наёмники, есть элемент государственной тайны. Потому что задача стоит — максимально направить обнищавших местных в «корпуса», а не разрушать остатки морали сообщениями, что они будут служить расходным материалом в тяжелой позиционной войне месяц за месяцем. Страх и ложь, два рычага долгосрочной стратегии России — стратегии создания альтернативной реальности с военным психозом, диктатурой и консервацией существующего положения дел, когда любые внутренние проблемы будут списываться на Сирию или Украину. Период низких цен на углеводороды, санкции и охлаждение отношений с Западом требуют классических проверенных временем решений — тоталитарное ручное образование, а ля Северная Корея, чьи лидеры угрожают идти на Варшаву через Киев и решить проблемы с англосаксами, подходит идеально.

Долговременная же стратегия Украины — максимальное выключение из уравнения РФ и наёмников оттуда с одновременным поднятием ценника на содержание анклава. Неважно — при помощи элементов блокады, расширения санкций, перекрытия пунктов пропуска, сноса поста ГАИ на ЯБП артиллерийским огнем. Или, например, максимального уменьшения «серой зоны» для того, чтобы противник месяцами сидел под миномётным огнем, а ВСУ, пользуясь длинной, по сравнению с ЛДНР, «скамейкой запасных», отсекали подходы, коммуникации, расстреливали ПТУР-ами машины снабжения и ставили перед жителями непризнанных анклавов простой выбор — гнить в окопах за 15 тысяч рублей или уезжать из «недореспублик».

Даже при возможном желании скрыть потери, сделать это в ВСУ, где через три дня всплывают видео с захваченных «Алмазов», а через пару часов мы знаем фамилии павших, нет ни возможности, ни инструментов. Да и, в принципе, нет нужды. 30-40 человек погибших в месяц в марте — это самые обширные потери с лета 2016 года, но они по-прежнему в рамках статистики смертей от гриппа и не оказывают даже тактического влияния на ход конфликта. При этом ни одна задача войны на истощение, стоящая перед Россией, не была выполнена — экономика Украины растёт, углеводородный шантаж не удался, для консервации ситуации не требуется мобилизации, а ни в одном обострении от Марьинки до «Алмазов» и Светлодарской дуги поле боя не осталось за гибридной армией.

По поводу пожара на 65-м арсенале РАО в Балаклее несколько источников называют разные цифры ущерба. От 220-300 млн грн до таких же сумм, но в долларах. Утеряны ракеты ЗМ9, 152-мм артиллерийские и 125-мм танковые снаряды, мины — достаточно обширная номенклатура боеприпасов. Что бы ни было причиной возгорания и детонации — диверсия или нарушение правил безопасности, эта проблема не из тех, которые можно решить в сжатые сроки. На большинстве арсеналов от трети до половины запасов превысили все возможные сроки хранения. По факту любые манипуляции с боекомплектом на складах РАО — это уже разминирование, а речь идёт о тысячах и тысячах тонн.

Тот же 65-й арсенал в Балаклее ещё до войны нуждался в 300+ млн грн — наладить вопросы пожарной безопасности, расчистить залежи гнилья на грунте, провести инфраструктуру для возможного пожаротушения. Деньги, кстати, так и не выделили, но если вспомнить, что нужны ещё и средства на вывоз б/к, на его утилизацию, на создание новых подземных хранилищ с валами, на охрану и наблюдение при помощи видео, то порядок цифр для изменения ситуации становится понятным. А редакция напоминает, как несколько месяцев назад в информационном поле бушевала зрада, когда утилизировали ПЗРК «Стрела» и мины по программам и на деньги западных партнёров. Мол, нельзя этого делать во время войны. Жизнь, оказывается, намного сложнее, чем наше представление о ней.

На фронте локальные стычки — в среднем 35-45 эпизодов в сутки, эпизодическое использование артиллерии, рейдовые и рекогносцировочные действия малых групп. В ОТУ «Мариуполь» столкновения от Широкино, Водяного и Гнутово по линии Чермалык — Павлополь и вплоть до Докучаевска, Марьинки и Красногоровки. В основном беспокоящие обстрелы, работают автоматические гранатомёты, тяжелые пулемёты, ЗУ-23\2 на автомобилях. Обе стороны шатают ЛБС огнём из бронемашин, достаточно широко применяют и 82 и 120-мм миномёты. Крайне активизировались снайперы — есть участки фронта, где невозможно передвигаться вне ходов сообщения и укрытий. На приморском направлении несколько раненых бойцов ВСУ, двое за 18 число от прихода миномётной мины в Чермалыке.

В зоне ответственности ОТУ «Донецк» активность вблизи вентиляционного ствола шахты «Бутовка» (там у ВСУ потери), в районе треугольника Пески, Опытное, Водяное, дуэли близ ЯБП и развязки. Прилёты как по направлению к «промке» и по Авдеевке, так и по порядкам гибридной армии. Из-за линии фронта приходят данные о потере уже второго командира взводного и ротного уровня в этом секторе — Александра Жижки, который погиб в боях от 14 апреля 2017-го. Именно здесь большинство эпизодов работы 120-мм миномётов, РСЗО и крупнокалиберной ствольной артиллерии. Канонада, конечно, не дотягивает до боев прошлой весной или обострения за «Алмазы», но насыпают регулярно, особенно часто — с наступлением темноты. Беспокоящий огонь из танков по передовым ВОП; мобильные огневые группы из БМП или нескольких «Васильков» на авто, которые ведут хаотичный огонь по передку, группы снайперов и пуски ПТУР (в секторе регулярно находят проволоку от ракет) пытающиеся поразить вскрытые огневые точки. Под Зайцево не стихает перестрелка — в основном стрелковое и гранатомёты, но приходят и мины.

На севере относительно спокойно — спорадические перестрелки стрелковым оружием и гранатомётами в Крымском, Сизом, Станице Луганской, Катериновке и Попасной. Тут традиционно самый «мирный» сектор — значительная активность малых групп и диверсантов в «зелёнке», но минимальное применение тяжёлого вооружения. В целом, по всему фронту продолжается оперативная пауза — даже по сравнению с мартом количество обстрелов и ожесточение позиционных боев значительно упало. В следующем выпуске мы подробно рассмотрим передачу в ВСУ и ГПСУ техники (там несколько позиций, начиная от РЛС заканчивая санитарными автомобилями и двуосными бронемашинами), а также боевую подготовку частей и соединений, включая авиацию — идёт достаточно обширная работа.

Основная причина пата на Востоке не только военная, но и политическая — россияне просто тянут время, не желая признавать очевидное. Любые фантазии о распаде Украины или продавливании интересов РФ силой при потерях 300-400 украинских бойцов в год на фоне растущей экономики, однозначного провала досрочных выборов и избавления от газового шантажа — есть утопия. Самое главное, чего добилась Украина — в обозримом будущем любая пророссийская партия будет набирать минимальный за 25 лет процент голосов, о чём говорят и опросы, и местные выборы. На фоне недавнего 2-3 места коммунистов в Раде годами и доминирования ПР сегодня практически любая политическая сила, способная сформировать коалицию, включая махровых популистов, вынуждена под давлением общества быть подчёркнуто проукраинской, продолжать децентрализацию и усиливать армию. Идёт торговля за портфели, рычаги влияния или нужные законы для ФПГ, но вектор уверенно изменился. Это значит, что ни одна наша жертва на фронте не была и не будет зря. Несмотря на страшную цену, ВСУ выигрывают для страны самое ценное на сегодня — время.

Оставайтесь на связи и оставайтесь с нами. Мы победим.
https://petrimazepa.com/viet17apr.html

ВИНТОВКА С ИМЕНЕМ
vli1910
Serg Marco
Два дня назад ещё одна винтовка получила имя…

Хм, как-то пафосно и непонятно. Наверное, начну с самого начала.

Самая горячая точка на карте — линия под Мариуполем. Боевики вовсю работают всем дозволенным и недозволенным спектром вооружений, пытаясь выбить морпехов с их позиций. Все эти попытки неизменно заканчиваются тем, что бойцы недореспублик получают по зубам. Линия сминается, уплотняется, серые зоны исчезают, обе стороны бьются за малейший приоритет на данном театре боевых действий.

Когда дистанции между противником и морпехами сократились до 450–1250 метров, противник отреагировал очень оперативно.

В Саханку и Коминтерново зашло подразделение российских снайперов. Мы не знали — это рота снайперов, взвод или отдельные группы. Знали, что россияне, знали, что снайперов стало много. А ещё мы по перехватам слышали радость орков — мол, будут «укроп косить».

За две недели погибли три парня. От снайперов. Дистанции и «лысая зелёнка» играли против морпехов.

За пять месяцев ни единого погибшего. А тут три. За две недели. Мы были в ярости. Морпехи, их командир, волонтёры, связанные с 701-м батальоном морской пехоты… Помню ощущение, когда совсем опустились руки. Я был на этих позициях, знал их. Я прекрасно понимал, что при такой насыщенности снайперами эта линия превращается в тир. Только вместо мишеней — морпехи.

Погибших похоронили. Я тогда ещё написал, что морпехи — приличное общество и будут мстить. Никто не собирался прощать смерти побратимов. Потери противника должны были быть на порядок выше, чтобы можно было говорить о том, что долг уплачен.




А после этих событий я сидел с одним парнем в Водяном и разговаривал. Водяное под Мариуполем — это вообще такое село, куда съезжаются все, от военных, до добровольцев. Парень, сидевший передо мной, был военным.

Он был снайпером.

— Нас как пожгли летом, так и ходим с одними СВД, — продолжал свою историю снайпер. – Кто-то слил инфу. САУшки отработали по нам чётко. Три дома сгорело с оборудованием. Работать банально нечем, для СВД дистанций почти нет, а где есть — там можно выползти только раз, билет в один конец, все места пристреляны. А у них снайпера хорошие. Нам бы помощь.

— Я вам помогу, — всё, что смог сказать я тогда. — У вас будет всё, что вам надо. Лишь бы у этих тварей земля под ногами тут горела. Лишь бы они крепко пожалели. Я хочу, чтобы они с проклятием вспоминали тот день, когда додумались на свои позиции завести снайперов.

— Мы это сделаем. У меня есть для этого люди, – ответил парень.

Вернувшись в Киев и подсчитав стоимость проекта, я был в шоке. Суммы на экипирование снайперов оружием, боеприпасами и гаджетами поражали воображение. Снайпинг — это не просто дорого. Это очень дорого. Но отступать было некуда.

Мы с организациями «Народный тыл» и «Народный проект» с помощью нескольких замечательных людей взялись за дело. Пошла работа. Были закуплены винтовки, боеприпасы, оборудование для релоада, метеостанции и многое-многое другое.

Мы лежали на полигоне, отстреливая винтовки, и я наслаждался, наблюдая, как снайпера бьют мишени на дистанции за километр. Сидишь в окружении этих ангелов смерти, невидимых и неслышимых, и понимаешь, что противник заплатит сполна. Странное ощущение.

И вот тогда произошёл диалог на полигоне. Винтовка стояла на каремате, такая хрупкая и красивая на вид, что в ней не угадывалась мощь. Рядом сидел и курил тот самый парень, с которым у нас произошёл тот первый диалог в Водяном.


— Как винтовку зовут? — подошёл к нему водитель, любуясь смертью, воплощённой в металле, стекле и пластике.

— Ещё никак, – выпустил дым снайпер. — Пока что она эмбрион, заготовка винтовки. Имя она получит, когда заберёт первую жизнь. Тогда и назову её.

Не знаю, есть ли в других снайперских подразделениях такие традиции. Но тут есть. Прошло время, и эта винтовка обрела своё имя.

За это время счёт за погибших парней был выплачен полностью, уже платятся проценты. Не отстают от снайперов и морпехи 701 батальона, постоянно придумывая новые способы уничтожения «братьев наших меньших» всеми им доступными способами. Пока что в счёте ведёт батальон, но снайпера очень стараются догнать. Месть за погибших выплеснулась на противника широким потоком. Жертвами необдуманного решения завезти из России снайперов против морпехов стали боевики на линии соприкосновения. Даже удалось уничтожить одного вражеского снайпера. Вроде бы грешно радоваться смертям, но я ощущаю неподдельную радость, когда узнаю о том, что снайпера возвращаются после удачной охоты целыми и с успешными попаданиями. Радовался я и когда переданные винтовки получали свои имена. На сегодня безымянной осталась только одна. Но, думаю, и она скоро получит имя. Какие-то винтовки имеют уже несколько точных попаданий с соответствующим результатом.

— Привет, – читаю я сообщение в секретном чате, — сегодня назвал-таки свою винтовку. Спасибо тебе за неё. Она у меня умница.

Грешно радоваться чужим смертям. Так что, наверное, я грешен. Не могу ничего с собой поделать. За три года войны в сознании произошёл колоссальный переворот. Настолько, что ты радуешься, когда тебе пишет снайпер о хорошо проделанной «работе». Другая жизнь, далёкая от ярких заведений Киева и мирной «большой земли».

Новости с места, где грохочет артиллерия, где без средств индивидуальной защиты никуда, где пулемётная дробь считается чем-то вроде «белого шума». Новости с мест, где возле жидкой полосы ВОПов, вжимаясь в землю на позицию, выползают убийцы.


P.S. Если у вас есть желание помочь морпехам – вам сюда(http://www.peoplesproject.com/zahysnyky-mariupolia/).
https://petrimazepa.com/nameofrifle.html

НАДЕЖДА У этого текста абсолютно исчерпывающее название. В подводке не нуждается.
vli1910
Возможно, самый субъективный и иррациональный текст, который я когда-нибудь напишу на страницы этого издания.

Если свести суть праздника Пасхи в его изначальном понимании в одно слово, то этим словом будет «надежда».

Вы когда-нибудь пробовали представить себя в библейском сюжете на месте апостолов в Великую субботу? Сидишь ты, простой израильский рыбак или сборщик налогов в затянувшемся увольнении. Того, кого ты считал учителем, того, чьим словам о том, что ему суждено изменить весь мир, ты когда-то почему-то поверил всем сердцем, только что казнили по приговору суда. Больше не на что опереться. Ты – преступник, смутьян и не знаешь, что делать. Проповедовать то, чему тебя учили? Но ты не готов, не уверен в себе, боишься расправы и уже не знаешь – если твой учитель говорил истину и был Истиной, как так получилось, что Истину приколотили к двум доскам и ударили копьём? Если он – обещанный иудеям Мессия, как получилось, что он лежит в гробнице, а вокруг нет обетованного всеобщего благоденствия?

Но тут заходит Мария Магдалина. И у неё хорошие новости о полном пересмотре всей твоей космологии. О том, что руки неба длиннее, чем руки смерти.

Я понимаю, что для кого-то эта апелляция к христианским нарративам может прозвучать против шерсти. Потерпите уж.

Как бы то ни было, Пасха – это праздник невероятного. Невероятного и дарящего надежду там, где ты уже не просто отчаялся – всё, ты не можешь больше, рухнул весь твой мир и все объективные обстоятельства утверждают, что крышка тебе и всему, что ты делал.

Но тут коса находит на камень, телёнок съедает волка и приходит, довольно облизываясь, с горы весело свистит целый хор раков, а в небе сдвигается Зодиак – и, оказывается, что вовсе и не крышка. Что всё, что ты делал до этого, не просто было осмысленно, а напротив – ты вот только сейчас понял, что смыслов у него было даже несколько, и тот, который ты сейчас увидел – наиболее важный.

Ну как если бы ты вышел на Майдан за ассоциацию с ЕС, а пришёл к настоящей независимости твоей страны.



Мы вряд ли сможем когда-нибудь корректно оценить, что произошло в эти три года. Это задача для тех, кто ещё не родился – когда они сядут писать учебники истории. Мы можем лишь выражать субъективное мнение.

Моё субъективное мнение – не было ни одного момента, когда небо не было бы за нас. Просто иногда это было чуть виднее, как вокруг Михайловского в дни Майдана, иногда – менее очевидно.


Если хотите, могу дать приземлённое объяснение: если бы меня спросили, что будет, если одна из крупнейших держав мира начнёт необъявленную войну против государства без легитимной власти, с пятью тысячами боеспособных солдат и с растерянным, напуганным, не уверенным, как поступить, народом, я бы ответил коротко и не вполне корректно.

Однако мы удержались.

Есть такая штука – ошибка выжившего. Если ты удачно прошёл по краю пропасти, тебе кажется, что ничего страшного в этом не было. Пока тебе не расскажут, что до тебя в неё падали девять из десяти проходивших. В 2014–2015 годах автора этих строк время от времени трясло от животного страха – просто в силу образования и интуиции, я видел, насколько тонок лёд, по которому идёт наша страна, и какие тени под ним мелькают.

Посмотрите на историю усобиц Киевской Руси. Посмотрите на Руину. На историю первых – да и вторых – освободительных соревнований. Покажется, что у нас на роду написано падать после любых подъёмов. Что мы способны выбросить любой Божий дар, особо тщательно им не воспользовавшись, упустить любой шанс и в сто пятидесятый раз героически погибнуть там, где любой другой бы победил и въехал в родной город в лавровом венце.

Не в этот раз. Третьи освободительные соревнования, кажется, оказались первыми выигранными. Я не могу сказать, что они закончились, но, кажется, мы переходим на иной этап, сохранив страну.

Теперь мой страх сменился надеждой.

Я видел нашу армию – очень плотно, изнутри. Да, она чудовищно неэффективно устроена. Но, тем не менее, попытка её уничтожить будет стоить врагу слишком дорого.


Я видел новое поколение чиновников. Да, их единицы, но этого уже хватило, например, чтобы уничтожить эпические схемы на тендерных закупках и отвязать нашу страну от напасти, в преодоление которой я не верил – газовой зависимости от России. Впрочем, держим кулачки – последняя битва в Стокгольме ещё предстоит.

Я видел наших людей. Да, на трибунах обычно самые горлопанистые, самые наглые и самые глупые. Но уже во вторых рядах – даже за спинами этих белок-истеричек – просматривается достаточное количество умных и адекватных. У них ещё мало опыта, но уже достаточно понимания.

Мы всё ещё страна, которая никогда не упускала шанс упустить шанс. Мы всё ещё можем всё очень талантливо слить, вернувшись в замкнутый круг нашей истории.

Но, кажется, в этот раз мы этого не сделаем.

Христос воскрес!
Виктор Трегубов
https://petrimazepa.com/keephopealive.html

РЕФОРМЫ ЖИВОТВОРЯЩИЕ
vli1910

Даже больше, чем говорить о зраде, украинцы любят слушать сказки о преображении страны и смотреть на дальние края — маяки реформаторских успехов. Например, Эмираты, где красивые молодые шейхи намывают острова в море. Возможно, сказочный Сингапур, где растут свечки небоскрёбов. Или такая далёкая и диковинная Корея, строящая ядерные реакторы. А может, это Польша, где работает миллион украинцев? В любом случае — там жестко борются с коррупцией, экономическое чудо и либерализация рынка. Там ценят бизнес, всё для человека, а мудрое правительство провело быстрые, безболезненные и ориентированные на граждан реформы. Слышите грохот? Это бьются сердца диванных реформаторов.

1989 год. В Польше принят план Бальцеровича — достаточно жёсткий и амбициозный. Закрытия госпредприятий, череда давно назревших банкротств, борьба с дефицитом бюджета, снижение бюджетных дотаций. Должно были закрыться многие неэффективные предприятия — просто физически вымереть как мамонты множество шахт, верфей для боевых и торговых кораблей (их создали в тепличных условиях планового Варшавского пакта, а не для жёсткой конкуренции с той же Кореей или Германией), существенно пострадать сельское хозяйство.

Два года жесточайшего падения — потеряно порядка 18% ВВП. Взрыв инфляции на 620% в год. Первый рост производства спустя три года после начала «шоковых реформ» — ВВП подрос на скромные 2,5% в 1992 году. Только в 1997 году ВВП на душу населения в Польше на 10% превысил «дореформенный» уровень 1988 года. То есть после девяти долгих тяжёлых лет работы. И это невзирая на масштабные инвестиции и благословенный «восстановительный рост» после падения. Налог с предпринимателей с 29% до 19,5% снизили уже в преддверии вступления в ЕС — в 2003 году. Под жёстким налоговым бременем прошла половина активной жизни одного поколения.

Того поколения, которое, кстати, создало «республику путешествующих торговцев» — помните смешных поляков с тележками, скупавших, как безумные, посуду и мясорубки на Западной Украине, чтобы перепродать их дома. Такие же катались по рынкам Германии и Франции с похожей целью. Эти ребята не сидели, сложа руки — об этом говорит 3,7 млн частных предприятий в стране. Людям честно говорили, что никакой работы в тяжёлой промышленности или на шахте больше не будет — в отличие от наших «не имевших аналогов» мертворождённых проектов позднего совка или от угольной промышленности, которую дотировали всей Украиной.

В итоге, если вы едете в Польшу собирать яблоки или растить розы в теплице, знайте: рядом с вами обычно вкалывает собственник бизнеса. А потом, через десять часов пахоты, он загрузит это дело в пикап и повезёт на продажу. Такие парни и девчонки в своих кафе, на крохотных фермах или в магазинчиках создают 45% ВВП страны. Но всегда есть проклятое «но» — ВВП на душу населения у Польши сейчас чуть больше сверхдержавы Хорватии, а сверхдержава Панама уже оставляет республику позади. В Норвегии, Германии, Великобритании, Нидерландах работают почти 2,2 млн поляков, еще 4 млн не против покинуть Польшу ради лучшей жизни. Каждый десятый житель страны, на секундочку. Так что для всех, кто сейчас трясёт кулачком в монитор, требуя у правительства сделать реформы и угрожая покинуть страну, у меня плохие новости — реформы не всем приходятся по вкусу даже через поколение.

Сингапур — совсем другой пример. Ли Кван Ю был у власти с 1959 года — благословенного времени, когда местные жители вытирали зад пальмовыми листами и жили в лачугах в забитом мусором порту, работая рикшами, грузчиками и поденными строителями. С одной стороны, тотальный успех — 3 место в мире по ВВП по ППС, высочайший уровень жизни и ИРЧП, порт Сингапура стабильно занимает первое или второе место по грузообороту, высшие рейтинги по безопасности и всем возможным параметрам, которые только можно измерить. Причём процент государственных расходов существенно ниже, чем в «Большой семерке». Всё так.

Но ценой этому была непрерывная напряжённая работа в течение десятилетий в стране с населением Киева. Еще в 1985 году Сингапур хоть и увеличил свой ВВП на душу населения в 6 раз, но даже не мечтал ни о каких первых местах в рейтингах. На тот момент островное государство не догнало даже матушку-Великобританию, находящуюся в 30-ке. А ведь прошло уже 26 лет реформ. Причем при некромантической авторитарно-однопартийной стабильности под руководством единой партии — ПНД. Которая до сих пор забирает по 80-83 места в парламенте (из 87, если что), передает власть по наследству от отца к сыну, а на избирательных бюллетенях заставляет указывать паспортные данные избирателя. Уловили мысль? Напомните, какая партия или коалиция партий в Украине могла выполнять свою программу хотя бы 5-7 лет, плотно узурпировав власть? Да так, чтобы потом из каждого утюга не неслись призывы идти на Майдан, любой ручной информационный портал не пожирал бы их рейтинг со скоростью звука, а к концу каденции половину парламента не пересобирали бы вручную под новые политические проекты?

Помните, были такие парни — СПУ Мороза? А СДПУ(о)? А помните Народный Рух, который потом распался на две части? А помните, УНСО взяло несколько мест — брили голову и ходили в камуфляже? Тёплое ламповое время. Вступаем в НАТО, не вступаем в НАТО, идём в ТС, не идём в ТС, вводим пошлины на японские запчасти перед выборами, чтобы задушить корпорацию «Богдан», отменяем это дело после Оранжевой революции.

Есть вопрос. Допустим, есть партия, забирающая стабильное большинство на выборах — для удобства можете назвать её Партией регионов. Партия практикует наследственное правление, принимает законы о запрете массовых собраний и оскорблениях чести (это когда за прикосновение к чужой голове вас могут отправить на общественные работы). А вот вчера эта партия прописала подростку за настенное граффити восемь ударов тростью и 2000 долларов штрафа. Как быстро вы бы отправились на Майдан защищать побитого ребенка? А если партия предложит парам без высшего образования и с низким доходом провести стерилизацию (да, вы правильно поняли) за крупную сумму денег? А налог на постановку автомобиля на учет в 140% от его стоимости? У меня для многих печальные новости — методы Сингапура вам очень не понравятся. Никакому «просвещённому диктатору» в Украине просто не дадут работать сами украинцы и сложившаяся политическая система.

Или вот вам хороший пример — Чехия. Падение ВВП около 11% в 90-е годы на старте реформ, тяжелейшая санация экономики, либерализация цен, урезание дотаций, масштабные сокращения и приватизация государственного сектора, децентрализация (классические уже решения, почти как Е2-Е4 в шахматах — похожие вещи делал Миклош в Венгрии и Бальцерович в Польше). При всех позитивных изменениях — в 2008–2013 годах снова период достаточно жесткого спада экономики и потеря около 11% ВВП за эти годы. При этом регулярные коррупционные скандалы во всех сферах — снят министр инфраструктуры, цена километра дороги в стране в полтора раза выше, чем в Германии, а как-то раз задержали министра сельского хозяйства, министра здравоохранения и лидера парламентской фракции и изъяли около 60 килограммов золота и 80 млн долларов наличными.

Вообще мысль о нестерпимой украинской коррупции заставляет только грустно улыбнуться — в ЕС она не менее жёстко встроена во власть, просто чуть менее ощутима на бытовом уровне. В Италии никому не придёт в голову нести врачу деньги в конверте, это правда. Зато за связи с мафией с 1991 года разогнано более 60 городских советов депутатов в Калабрии, Ломбардии и Пьемонте — в полном составе. Последний крупный скандал был по поводу выделения средств на EXPO 2015 — смета была превышена наполовину, а подряды на строительство ветки метро получали строительные фирмы, связанные с Ндрангетой и Каморрой. Во Франции такие же регулярные коррупционные скандалы — начиная от продажи оружия в Анголу и заканчивая последним расследованием по Франсуа Фийону и его жене. А еще было «дело Эльф» с откатами на сотни миллионов евро.

Моя любимая тема — постоянное нытье о стандартах НАТО и о том, как Украине далеко до уровня западных стран в сфере обороны. Ну давайте пристально поглядим на эти стандарты. ПВО всего Восточного фланга НАТО — Польши, Словакии, Румынии, Болгарии и стран Балтии — меньше, чем ПВО одной Украины. По факту хоть чем-то значимым может похвастаться Румыния с 8 модернизированными ЗУР «Хоук»; 17 дивизионов С-125 «Newa SC» и 2 С-200 «Вега» Польши, (только часть из которых оцифрована и переведена на новую материальную часть); также хоть какую-то боевую силу представляет собой по одному С-300ПМУ Словакии и Болгарии. Всё остальное — это экспортные «Осы», «Стрелы», «Кубы», ЗУ-23/2 на авто, «Шилки», ПЗРК «Гром», иногда в модификации, установленной на бронетранспортёры, или штучные западные ПЗРК — старьё, модификация советских еще «Игл», гомеопатические количества новых технологий или МЗА ближнего радиуса.

В той же Польше не особо скрывают, что планируют применять ПВО из засад, используя комплексы по линии визирования. Не включать штатный радар, а следить за обстановкой при помощи автоматизированной системы «WZR RAWAR», передающей информацию на КШМ, планшеты или машины командиров взводов — осознавая, что у возможного противника в Калининграде ОТРК и значительная группировка самолётов.

Еще раз по буквам — силы ПВО 7 стран, тратящих на порядок больше средств на оборону, чем Украина, в принципе не в состоянии надёжно прикрыть весь восточный фланг НАТО. Можно, конечно, утверждать, что ставка сделана на авиационную компоненту и на сеть аэродромов, с которых будут действовать борта союзников по Альянсу. Всё так.

Но тут возникает вполне резонный вопрос — как будут действовать союзники? Политическая воля на применение вооруженных сил каждого члена Альянса в каждом конкретном конфликте — одна из ключевых проблем европейской безопасности. Станут ли США таскать каштаны из огня для тех, кто не хочет защищать свои собственные границы? Будет ли это соответствовать интересам Штатов на тот момент? Однако пока что прибывает «воздушная полиция» и усиливаются части Альянса на востоке ЕС, проводятся КШМ по защите стран Балтии, разворачиваются штабы ПВО — США, Германия и Великобритания пытаются успокоить «неофитов» на фоне активности РФ и череды прокси-войн на границах Альянса.

Большинство боевых машин всего восточного фланга НАТО — «БМП-1» в экспортной модификации. Часто еще с «Малютками», которые, естественно, на грани гибели от старости, как и сами «копейки» у порога исчерпания ресурса. Польша с 2003 года проводит амбициозную программу перевода вооруженных сил на КТО «Россомаха» — лицензию финского колесного БТР. В ближайшие 10-12 лет поляки потратят на программу 20 миллиардов долларов — в сумме они занимаются сменой техники позднесоветского периода уже около четверти века. Это так — на заметку тем, кто рвёт волосы на всех местах, плача о том, что в Украине техника не поступает в войска спустя три года войны. Активно поляки осваивают средства и на ПВО — две программы (ПВО ближнего радиуса действия и противоракетная оборона при помощи ЗРК «Патриот») около 7 млрд долларов, несмотря на НАТО и скидки. Похожие работы ведут страны Балтии — создание зонального ПВО в ближайшие пять лет. Заметим, почему-то предыдущих 25 с момента начала курса реформ это сделать не получилось. А сколько танков у членов Альянса в строю? Великобритания — 244, Германия — около 300, Италия — чуть больше 200. Общее число танков Leo-2 в том же Бундесвере по штату — 244 единицы. Из них 170 в войсках. Из них 126 на ходу. Я вот иногда думаю, может, это Канаде и Италии надо просить у нас поставки вооружения, а не наоборот?

Нам нужно совсем немного терпения и капельку реализма. Не самые последние государства этой планеты переживают схожие с нами проблемы. Причем они не стали жертвой подлого неспровоцированного нападения и не ведут гибридную войну третий год. Не смогли отказаться от торговли с РФ? Ни Балтия, ни Польша, ни Германия тоже не отказались. И испытывают критическую зависимость от российских углеводородов — что нам, как ни странно, удалось исправить. Растём чуть более 2% ВВП спустя три года реформ. Польша росла на 2,5%, при этом поляки не вели войны и не выплачивали субсидий 6-7 млн семей, а их реформы сами граждане назвали «шоковыми» для населения. Не перешли на другую группу углей — Молдова до сих пор закупает электроэнергию то в Украине, то в ПМР, а поляки так и не закончили АЭС «Жарновец». В то время как укропы, «провалившие реформы», сдали в эксплуатацию блоки Ровенской и Хмельницкой АЭС. У нас армия всё ещё больше, чем у многих ключевых членов Альянса. Тем, кто любит рассуждать о развале по сравнению с 1990-ми, отдельная просьба — посмотрите, что сделали со своими сухопутными частями немцы и британцы, и сколько процентов их авиации способны просто выполнять задачи. Принимают не совсем адекватные законы — нет желания заплатить треть зарплаты за то, что у вас в цветочных горшках вода, привлекающая комаров, и поговорить с полицейскими о контрацепции, если в семье уже больше двух детей, как в Сингапуре?

Украина — совершенно обычная страна Восточной Европы с 40-60% ВВП в тени. В целом, не настолько уж и хуже Румынии. Страна с исторически отвратительными дорогами и неплохими в целом людьми, всегда готовыми подсказывать премьеру в социальных сетях, но не всегда способными договориться друг с другом об утеплении дома. С мощной армией, переживающей кризис после распада СССР и десятилетий безденежья. Способная производить ракетное вооружение, самолёты и замкнутый цикл бронетехники мелкой серией. Огромное количество иномарок бизнес-класса, квартиры в новостройках, раскупаемые на этапе строительства, фото из Франции и Турции у ребят, рассказывающих о дорогой коммуналке — всё согласно средней температуре по больнице. Сменяемость элит: хочешь — иди в «Солидарность», хочешь — в «Укроп», хочешь — в «Самопомощь», хочешь — брей голову и записывайся в УНСО или иди в ДУК. Никто никого не крутит в центре столицы и не правит 20 лет без смены, рассовывая конкурентов в автозаки.

Работа, конечно, предстоит титаническая — не существует министерства или службы, которым бы не требовался целительный пинок, а лучше очередь из пинков. От скорой помощи и следствия в МВД до коммунального хозяйства и таможни — годы работы, миллиарды долларов вложений, достаточно сильный кадровый голод. Лично мне тяжело далось осознание того, где мы находимся, что мы построили и сколько ещё нужно двигаться вперёд. У нашего поколения, похоже, не будет «дембеля», а лишь вечная война за нашу страну и за будущее наших детей, не только на фронте, но и в тылу. Но зато каждый раз, когда мне хочется всплакнуть о том, что за три года многое не сделано, я вспоминаю, какой путь прошли Польша, Чехия, Корея и Сингапур. Сколько лет это заняло и как лишь к пенсии поколение, начавшее реформы, увидело их результаты. Не знаю, кому как, но мне легче — даже самая скверная и неблагодарная работа когда-либо заканчивается. Никто из экспертов не скажет, сможем ли мы повторить успех «азиатских тигров». Станем ли новым восточным форпостом Запада, вроде Польши, в которой каждый десятый хочет уехать за лучшей жизнью? Тут не всегда дают точный прогноз на годовой рост ВВП. Но одно можно сказать с уверенностью — путь в десять тысяч ли начинается с одного шага. Мы идем по этой дороге чуть более двух с половиной лет. И только движение вперёд имеет значение.
https://petrimazepa.com/reformforlife.html

БЕЛЫЙ ШУМ
vli1910
Кирилл Данильченко aka Ронин

Знаете, чем больше всего утомляет война? Не монотонными обстрелами, не риском, который всегда где-то там, даже за спиной, не сном по 4-5 часов неделями. Нет, всё это конечно тоже — мало приятного сидеть весь вечер под входящими минами или внезапно очутиться под обеденным столом, потому что какой-то умник решил пристрелять «ЗУ-23\2» из глубины и маленько оплошал. Но ко всему можно привыкнуть — к приходу 122-мм снаряда неподалёку от блиндажа, к беспокоящему протяжному посвисту в паре метров, к тому, что десять минут кажутся часом, ко вкусу энергетических напитков и к тому, что засыпаешь сидя, когда всё это дело стихло.

Но есть моменты, которые возьмут и вымотают из тебя кишки — день за днём. Причём совсем не те, о которых думаешь, идя на войну. Невозможно нормально помыться, будучи на ноле. Невозможно нормально побриться в поле. Спиртовые салфетки, чайники, возня с пластиковыми вёдрами из-под краски и бутылками для воды. Грязь, тонны грязи везде. Она налипает на резиновые сапоги, пудовые комья надо сбивать перед заходом в блиндаж, ты тонешь в окопах, тонешь на тропинках, утопаешь в зелёнке. Тебе постоянно холодно — даже летом во время жары ночами ощутимо пробирает, осенью повсюду чавкает вода. Зимой холод металла вытягивает жилы, а запах гари от печки въедается под кожу — обитателей нулевых «опорников» можно вынюхивать в засаде, и это не шутка. Комары в полях просто заедают, мыши ночами пляшут на одеялах и шуршат пакетами.

Еда быстро приедается, «красную рыбу» не кушают даже коты, сало намазывают на хлеб и отдают собакам — ты не голоден, многие даже набирают вес, но каши, жирные супы и консервы совсем скоро смертельно надоедают. Такое впечатление, что меняется даже вкус блюд — говорят, что после 35 лет часть вкусовых рецепторов потихоньку отмирает. Может, они отмирают быстрее от недосыпания и стресса? А может, это уже акцентуация и ПТСР? В любом случае, возни в поле с готовкой много, мытье посуды — это целый квест, а блюда высокой кухни от призванного из ПТУ повара не вставляют.

В общем, быт делает реально тоскливо. Ты живешь с бойцами, с которыми не жил бы в гражданской жизни под одной крышей — не потому, что они плохие, а ты классный, а потому, что вы разные, как швейная машинка и свиная отбивная. Видишь, как люди, больше всех рассказывающие о патриотизме, сливают топливо, сдают гильзы и металл, воруют — вплоть до того, что у своих товарищей. Видишь как тех, с кем ты стал близок, отправляют в госпитали. Они переводятся, вас разбрасывает поездами и ОТУ, приказами и доганами, разорванными контрактами и набившими оскомину речёвками на похоронах — «Герои не умирают».

Ты как дерево, пересаженное с корнями — до войны даже кадровые военные после недель полигонов, полевых выездов или командировок всегда возвращались домой, к семьям и друзьям. Сейчас у контрабасов и офицеров всё не так — один-два коротких отпуска в год. У многих и этого нет за месяцы отъездов. Дома всё поменялось — разваливаются семьи, рвутся дружеские связи, ты месяцами варишься в одном котелке. А потом ловишь себя на мысли, что интереснее говорить с волонтёром или экипажем парамедиков, чем звонить своим товарищам из прошлого или родственникам.

Ощущение трясины в жизни — не на что опереться и некуда двигаться. Каждый бежит от липкого дня сурка по-разному — кто-то жёстко присел на стакан и аватарит, кто-то ударяется в хобби, кто-то теряется в сериалах на планшете, вместо того чтобы выспаться после поста, кто-то терзает гитару, кто-то садит зелень на ВОП, почти все зависают в социальных сетях. Просто одни пишут девчонкам вКонтакте, другие смешные истории за жизнь в ФБ, третьи простыни про политику, но роутер — явно вторая вещь по полезности после генератора. Основной источник новостей тоже из интернета — ну не УТ-1 же смотреть, как мы стоим и наблюдаем, соблюдая Минские договорённости и отвечаем из разрешённого калибра. Когда я сам наблюдал, как БРАГ высыпала десяток тонн металла по зелёнке, откуда по нам накидывали миномёты. Слухи, истории как заптурили «беху», волонтёрские байки, срачи в сети — всё это кладезь информации, отличный способ убить время и сохранить от протекания крышу. И вот тут на первый план выходят всякие мелочи — возьмём хотя бы банальные отжимания по 22 раза, чтобы привлечь внимание к проблеме самоубийств ветеранов. Вы себе не представляете масштабы приколов на эту тему в войсках. Вот реально — США со своими миллиардами и психологами, машиной по реабилитации и пособиями захлебываются в самоубийствах, а мы сейчас отожмёмся и порешаем. Да лучше я 22 раза подниму стакан, да это цирк, смотри, сейчас в форме малого герба на плацу клоуны будут исполнять, выгнали дурачков из-под палки — это самое безобидное, что звучало в кубриках, блиндажах и столовых.

Но при всём показном цинизме военные реально наблюдают за процессом — на Ютубе, в записях на телефонах, делясь ссылками. Не каждый день можно увидеть, как генералы толкают асфальт, потому что кто-то что-то затеял в ФБ. И знаете что? Кто-то может вспомнить министра обороны или НГШ времен Кучмы, который по поводу ветеранов Ирака или Косово стал бы в упор лежа? Без высоких эпитетов, рассказов о том, что всё меняется и камланий про жизнь по-новому? Просто как данность — поднять свой зад, чтобы создать информационный повод и обратить внимание общества на проблему? А можете себе представить, чтобы генералы в РФ принимали участие во флешмобах для своих солдат, которых они без поддержки авиации посылают в Украину, отказываются от них при попадании в плен и на голубом глазу говорят, что те уволились, вместе с оружием и подразделением? То-то и оно. Я не скажу, что это пример мотивации и золотой стандарт пропаганды, но это цепляет, и бывали люди, которые увидев, как позывной «Гром» в 55 лет может отжаться пару дюжин раз, отправлялись в спортивный городок по вечерам потому, что сами они так не могут в свои 30.

На самом деле, военному нужно немного — как минимум, чуть-чуть той же готовности жертвовать, которую они проявили, идя в армию. Ведь в Украине не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы откосить: буквально единицы уклонистов получили реальные сроки, на работу в Польшу берут людей, с трудом умеющих писать, а найти нужную сумму для отсрочки может любой человек с постоянной работой. Сейчас, когда на передке работают исключительно «контрабасы» и добровольцы, и того проще — многие на гражданке продолжают спорить о достойных зарплатах в армии, но предпочитают возить китайские телефоны, сидеть в офисе и страдать от «тарифного геноцида». Очередей в военкоматах пока никто особо не наблюдал.

Военная служба — исключительно сознательное решение, несмотря на множество случайных пассажиров, «заробитчан» и работников метлы и побелки за 7000 в ППД. И на первый план для солдат, которые сознательно отправились на фронт, выходят самые простые вещи — возможность наплевать на личный комфорт ради других, желание переносить тяготы и лишения службы, чувствовать, что ты нужен и делаешь нужное общее дело. Это касается и информационного поля — вместо криков про молитвы и солнышек лучше соберите людей на сдачу крови, вместо причитаний расскажите анекдот, вместо сакраментальных расспросов «убивал» и «страшно было» вспомни, как ездил в Широкино до войны рыбачить, а мы покажем фото, во что оно превратилось. Обратная связь и причастность к решению задачи обычно сближают быстрее, чем причитания и истерика.

Есть такое понятие — «белый шум». Это постоянные стационарные звуки, распределенные по всему диапазону задействованных частот. Для младенца «белый шум» — биение сердца и ток крови в сосудах матери. Для путника в лесу — пение миллионов насекомых в ночи или рокот водопада. Для человека постиндустриальной эры — миллионы сообщений и потоки информации в сети.

Некая надстройка над лимбической системой, позволяющая получать ответы на вопросы за несколько секунд, влиять на эмоции, участвовать в жизни социума, находясь в госпитале или живя в дырке в земле. Вы никогда не задумывались — чтобы прослушать любимую музыку и поднять себе настроение, два века назад нужно было потратить недели и дождаться концерта в филармонии, век назад подгадать время радиопередачи, полвека назад возиться с кассетой и протирать головку магнитофона спиртом? Сейчас нужно 10 секунд на поиск и два клика — причём в такой глуши, что ближайший магазин от вас находится в 20 километрах. В 2017 году можно учить английский, сидя под Володарским, работать на планшете, греясь в «мотолыге», и получать новую профессию, не покидая палатки на «Шри-Ланке».

Влияние постинформационного общества на долговременную и оперативную память, скорость обучения и передачи опыта, на саму эволюцию человека нам всем ещё предстоит осознать. Но совершенно точно, здесь и сейчас при помощи социальных сетей обычные украинцы уже влияют на многие важные для нашей страны вещи — включая мораль десятков тысяч солдат, их желание продолжать борьбу, ощущение, что они нужны стране, да и просто нормальное настроение в условиях, которые трудно назвать нормальными.

И вот сейчас много пишут об информационных войсках, о Стеце, который провалил информационную политику, об отсутствии государственной стратегии в информации. А вы внимательно слушали «белый шум» из армии? Случайные сообщения в сети — даже не Бреста, Маршала или офицеров ГШ в интервью. Просто солдат и офицеров этой войны, которых тысячи, но их знают только по никам и позывным? Да, тяжело — «беха» одного года рождения с нами, день едет, два дня я под ней шаманю с ключами. Да, 10 месяцев без ротации — кроха-дочка шарахается, когда я в отпуске, не узнает. Да, насыпают — за вчера двое «трехсотых», один тяжёлый, хоть бы довезли. Да, людей мало — на посту под 6 человек несут службу 2 бойца по 12 часов. Но ты знаешь чего — мы стоим. Всё ровно — вы привезите 50 метров кабеля и шину к бензопиле, надо ещё один секрет оборудовать связью и доделать блиндаж. И соседи вчера здорово накидали «сапогами» по посадке — нет у сепаров больше миномётного расчёта и в перехвате бойки визжали как сучки. Дадут завтра приказ, и пехота толкнёт вперёд фронт — вон за тот пригорок и зелёнку. Это пишут и говорят солдаты — месяцами живущие в поле в скотских условиях, не видящие семей и рискующие жизнью.

А теперь сравните это с коллективным «белым шумом» из тепличного тыла, гражданское общество, которое не провалило информационную политику. Враг не в Москве, а в Киеве. Тарифный геноцид. Почему я стал беднее вдвое? Война выгодна и на ней зарабатывают олигархи. Надо закончить Майдан и расстрелять половину Рады. Ускорьте реформы, но не трогайте конверты. Еще месяцев 8 назад я как укушенный скакал по социальным сетям в свое редкое свободное время и орал в космос. Что у нас на сегодня самая проукраинская власть с тех пор, как в Раде коммунисты брали третье место в 2002 году и блокировали трибуны, — она вводит квоты на украинскую музыку на радио, занимается реальной децентрализацией и впервые уходит от закупок газа у РФ. Что нет никакого «геноцида», а 6,4 млн хозяйств из 9 млн по стране, получающих адресную помощь — это просто космос во время войны. Что в Европе платят за коммунальные платежи до 25% доходов домохозяйства. Вспомните, может, когда в 90-е вы перебивались с хлеба на воду, государство оплачивало до 80% ваших счетов? Что, кого вы собираетесь расстреливать, если спустя 13 лет после первого Майдана снова в строю Юрий Луценко, пока вы выбираете между Кернесом, Вилкулом и Ланьо, а Москаля бросают из области в область — такой в Украине кадровый голод? Или нужно на место виртуально расстрелянных поставить липовых комбатов со средним образованием и колхозных специалистов по энергетике?

Но это было месяцы назад, до того как бизнесмены писали мне, что они сами договорятся с Моторолой, лишь бы доллар по 8 и зарплата в конвертах. Что армия не нужна, а туда идут только неудачники и унылые бюджетники. До того как тысячи обывателей во время обострения раз за разом рисовали стрелки, рассказывали, как нужно воевать, как носить ПТУР, когда уезжать танку на перезарядку, но так и не дошли до военкомата за 3 года. Сейчас я только улыбаюсь в тактическую бороду и позволяю себе реплики из-за шкафа, чтобы убить время. Ибо 80% людей не продуцируют ничего, кроме информационного мусора, своих заблуждений и страхов.

Надежда только на несколько процентов адекватных — островки света посреди океана серости. Внимательно слушайте и формируйте «белый шум», который Украина транслирует на фронт. Потому что случилось так, что война в тылу почти не ощущается — кроме новостей в телевизоре, редких колонн и бортов с ранеными в Одессу или Днепр, её можно не видеть месяцами. Украинцы ходят на работу, получают субсидии, сидят в ресторанах, ругаются в социальных сетях, рассказывают друг другу, как нужно делать реформы и о пользе блокады. И вспоминают о конфликте только вместе со взрывами складов или задержанными информаторами гибридной армии.

А рядом в одних социальных сетях и «Вайберах» находятся четверть миллиона бойцов ВСУ, НГУ, СБ, Погранслужбы, которые работают в адресах, маринуются на ВОП, такелажат снаряды, по локоть в масле крутят гайки в Оржеве, мерзнут на блоках и день за днем тащат тяготы и лишения службы, теряя товарищей. Чтобы очередной раз услышать, как надо идти на Киев и кто настоящий враг. Идиотов не учит ничего — ни Мукачево, ни гранатомётчик в Киеве, ни опыт предыдущих попыток уйти от империи. Скажу прямо — впереди еще месяцы конфликта, и в нём не будет мелочей. Не питайте иллюзий, что запас терпения бойцов, держащих на своих плечах мирное небо, — бесконечный ресурс. Слушайте «белый шум» — он говорит о нас всех гораздо больше, чем мы сами хотели бы.
https://petrimazepa.com/whitenoise.html#.WNZUntka9Qw.facebook

?

Log in